Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Михаил Швыдкой

Специальный представитель президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству, посол по особым поручениям, член РСМД

Помимо спецоперации, которую Россия проводит на Украине, существует еще и палестино-израильский конфликт, совершенно новая конфигурация на Южном Кавказе. Достаточно серьезные военные конфликты существуют сегодня в Африке — просто для нас это немного дальше, чем Европа и Ближний Восток. Страны глобального Юга претендуют на свое место в мире, причем не только в экономике, но и в политике, культурной сфере. Все эти вопросы форум должен обсуждать, тем более что, помимо некоторых серьезных технологических угроз, которые существуют в образе будущего, есть еще социально-экономические и политические проблемы. Как ни странно, но при всех инновациях природа человека не сильно изменилась за последние 10 тыс. лет. Надо понимать, насколько этика успевает за технологическими изменениями, насколько мы в состоянии этически сбалансировать инновации. Когда я говорю об этике, это может быть религиозная этика, этика светская. Но совершенно очевидно, что это то, что отражает те самые традиционные ценности, о которых мы сегодня так много говорим.

Что бы мы ни говорили про сегодняшнюю европейскую культуру, она построена на христианских ценностях. Значительная часть граждан в Европе разделяет эти христианские ценности. Другое дело, что существует очень много политических спекуляций, когда отменяют, к примеру, Рождество во Франции или запрещают использовать Вифлеемскую звезду как христианский символ. Сегодня мы видим много межэтнических проблем. Тем не менее русская культура в ее высших образцах не просто связана с европейской культурой, она и является высшим проявлением европейской культуры.

Отношения между государствами на политическом уровне не всегда совпадают с культурными отношениями между народами. То, что российских артистов приглашают работать в странах Запада, несмотря на официально прерванные контакты, а европейские деятели культуры по-прежнему приезжают к нам, — прямое тому подтверждение, считает спецпредставитель президента России по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой. В преддверии IX Санкт-Петербургского международного культурного форума Швыдкой в интервью ТАСС рассказал, каким вопросам его участники уделят пристальное внимание, а также обсудил ситуацию с иконой "Троица" Андрея Рублева и премией СТД "Золотая маска".

— Михаил Ефимович, последний раз Петербургский культурный форум проходил в один из лучших годов для российской культуры: не было пандемии и такого количества санкций, было больше совместных проектов, в том числе с западными странами. Что сегодня стоит на повестке перед российской культурой и насколько выросла роль форума после трехлетнего перерыва и в нашей новой реальности?

— Я думаю, что этот форум проходит в достаточно уместное время. Мир очень изменился и после пандемии, и после начала специальной военной операции. Помимо спецоперации, которую Россия проводит на Украине, существует еще и палестино-израильский конфликт, совершенно новая конфигурация на Южном Кавказе. Достаточно серьезные военные конфликты существуют сегодня в Африке — просто для нас это немного дальше, чем Европа и Ближний Восток. Страны глобального Юга претендуют на свое место в мире, причем не только в экономике, но и в политике, культурной сфере. Все эти вопросы форум должен обсуждать, тем более что, помимо некоторых серьезных технологических угроз, которые существуют в образе будущего, есть еще социально-экономические и политические проблемы. Как ни странно, но при всех инновациях природа человека не сильно изменилась за последние 10 тыс. лет. Надо понимать, насколько этика успевает за технологическими изменениями, насколько мы в состоянии этически сбалансировать инновации. Когда я говорю об этике, это может быть религиозная этика, этика светская. Но совершенно очевидно, что это то, что отражает те самые традиционные ценности, о которых мы сегодня так много говорим.

Что бы мы ни говорили про сегодняшнюю европейскую культуру, она построена на христианских ценностях. Значительная часть граждан в Европе разделяет эти христианские ценности. Другое дело, что существует очень много политических спекуляций, когда отменяют, к примеру, Рождество во Франции или запрещают использовать Вифлеемскую звезду как христианский символ. Сегодня мы видим много межэтнических проблем. Тем не менее русская культура в ее высших образцах не просто связана с европейской культурой, она и является высшим проявлением европейской культуры. Я всегда вспоминаю замечательную цитату из Достоевского. Цитирую не дословно, но смысл передаю точно: "Когда Господь призовет на Страшный суд и спросит, чем оправдаться за грехи человеческие, я преподнесу ему "Дон Кихота" Сервантеса". Дон Кихот — это же потом князь Мышкин из "Идиота", это человек, который борется в собственном мире за добро и искренность. У России есть враждебные политические элиты, но нет враждебных народов. Есть недружественные государства, а недружественных народов нет. И об этом мы тоже будем говорить на культурном форуме.

— Советник президента по культуре Владимир Толстой отметил, что следующий форум станет более открытым и его посетят представители тех стран, которые сегодня проявляют недружественную позицию по отношению к России.

— Смотрите, в нынешнем культурном форуме примет участие японский режиссер Мотои Миура, который поставил в БДТ "Преступление и наказание". Сейчас он ставит спектакль в Театре наций. Одновременно в Театре наций работает и китайский режиссер. В России работают и итальянцы, и австрийцы…

— Южная Корея, несмотря на статус недружественного государства, продолжает поддерживать нашу литературную премию "Ясная Поляна".

— В конце октября в Корейском культурном центре как раз проходил Пушкинский вечер, когда читали стихи Пушкина, стихи корейских поэтов и пели романсы. На пресс-конференции в преддверии Петербургского культурного форума выступал журналист из японского информационного агентства Kyodo, притом что у нас с Японией сегодня крайне плохие отношения. Тем не менее в сфере культуры контакты мы поддерживаем. Сейчас в Японии проходит Фестиваль российской культуры, мы также планируем в будущем году гастроли Московского художественного театра.

— Токийский международный фестиваль недавно взял в свой основной конкурс фильм "Воздух" Алексея Германа — младшего.

— Президент Токийского кинофестиваля господин Хироясу Андо, который долгие годы возглавлял Японский фонд (единственная в Японии организация, осуществляющая всестороннюю деятельность по культурным обменам между Японией и другими странами по всему миру — прим. ТАСС), — опытнейший дипломат и блестящий человек. Он прекрасно понимает, что культура выше политики или, во всяком случае, должна демонстрировать свою независимость от политики. С таким же обращением в мае 2022 года выступили мои друзья — японские артисты и деятели культуры. Они уверены, что надо сохранять культурные связи с Россией.

Политическая жизнь имеет сравнительно короткий временной шаг — три, четыре, пять, семь, десять лет каких-то охлаждений, потом начинаются изменения. У культуры другое историческое дыхание, оно исчисляется десятилетиями, если не веками. Например, наши отношения с Германией — это тысячелетняя история. Все было в этой истории, были две страшные войны. Нынешние отношения с Германией чудовищные, потому что, с моей точки зрения, немцы заняли неразумную позицию в отношении России. И в отношении собственной страны тоже. Но, повторю, есть отношения культур народов, а есть отношения государств на политическом уровне. И они не всегда совпадают.

— С какими-то из западных стран мы остаемся в сотрудничестве? Какие-то совместные проекты еще сохранились?

— С недружественными странами на государственном уровне у нас проектов нет. Все, что связано с государственными отношениями с недружественными странами, я имею в виду прежде всего государства Евросоюза, США и Канаду, — отношения прерваны. Тем не менее в индивидуальном плане они сохранились. Русские артисты продолжают работать в Европе, в Америке. Одновременно европейские артисты приезжают в Россию. В кинотеатрах мы сегодня можем смотреть французское или итальянское кино.

— Михаил Ефимович, на форуме ожидают выступление президента России. Что сейчас в нашей культуре требует ключевого участия главы государства?

— Мы должны понять одну очень важную вещь: сегодня ценности оказались важнее экономики. То, что происходит сегодня в Европе и в мире, показывает, что для власти нет ничего важнее отстаивания своих ценностей. Ради этого можно пожертвовать даже некоторыми сегментами экономического развития. Санкции в отношении России не могли не повлиять на Европу. Прежде всего потому, что Россия обеспечивала Европу углеводородами. В санкциях нет победителей и побежденных. Каждая страна, которая вводит санкции против кого-то, тоже оказывается ущемленной. По Европе это видно особенно, потому что никто, кроме России, в Европу, прежде всего Германию, не продавал по такой низкой цене газ и нефть. Европейцы санкциями нанесли себе серьезный урон. Повторюсь, мир очень изменился. Экономика решает многое, но сегодня ценности оказываются не менее важным, если не более важным феноменом, чем экономика. Как сказал Сэмюэл Хантингтон, сегодня власть идет за культурой.

Внимание власти к культуре требует постоянства. Рассмотрение проблем культуры необходимо для национального блага. На острие сегодня сохранение художественного образования в стране. Понятно, что происходит смена поколений и в театральном деле, и в кинематографе. Это также требует внимания и поддержки. Сегодня мы больше внимания отдаем тем новым территориям, которые стали частью России, и они нуждаются в развитии инфраструктуры, в том числе и в сфере культуры. Ясно, что одна из сложных проблем — это качество военно-патриотического искусства. На форуме очень важно обсудить самые разные аспекты сегодняшнего культурного развития и понять, что мы предлагаем миру. Мы говорим о традиционных ценностях, которые не должны быть тормозом развития, говорим об искусственном интеллекте. Это же тоже надо соединить в одной голове, соединить в сознании общества, потому что предлагать миру архаику не имеет никакого смысла. Это интересно, но никак не представит Россию как страну возможностей. А одна из задач современной культуры заключается в том, чтобы представить Россию страной возможностей, страной, которая заботится о своем будущем.

— Если сфокусироваться на нашей внутренней культурной политике — сейчас широко обсуждается ситуация с премией СТД "Золотая маска". Нуждается ли она в изменениях, нужно ли сокращать число номинаций? Александр Калягин заявил о необходимости "перезагрузить" Союз театральных деятелей и переизбрать его главу. Что, как вам кажется, повлекут такие изменения?

— Говорю сейчас как руководитель театра, который уже много лет не участвует в конкурсе "Золотая маска", поэтому говорю совершенно объективно: этот формат национальной театральной премии необходим. Прежде всего потому, что на "Золотой маске" был замечательный региональный конкурс. "Золотая маска" очень много работала с регионами, в этом ее серьезная ценность, которой нельзя жертвовать. Премия может называться "Золотой маской", "Зеленым попугаем", чем угодно, но национальная премия в разнообразных номинациях в области театра нужна. Естественно, времена меняются, меняются люди, меняются какие-то оценки, взгляды. Кто-то говорил, что необходим золотой эстетический и этический стандарт. Надо понимать, что нет таких стандартов, если только в Библии — в Ветхом и в Новом заветах. А в живом искусстве всегда меняются вкусы и понимание.

Союз театральных деятелей — уникальная организация, которая сохранила единство в последние 32 года. Когда распадались союзы писателей, союзы кинематографистов и союзы художников, СТД уцелел. Он имеет колоссальную традицию, он имеет историю, уходящую еще в дореволюционные годы. СТД сохранился в силу целого ряда обстоятельств, потому что артисты — это служивые люди, не свободные художники или вольные стрелки, они работают в государственных театрах. Этот союз очень важен для театрального дела, но его изначальная природа связана с защитой интересов деятелей театра. В этом качестве, мне кажется, он в последние годы существовал весьма успешно. Понятно, что нужно омоложение и приток новых сил, но важно, чтобы во главе союза стояли люди, которых уважает сообщество. Вряд ли это возможно для 25-летнего человека. Также нужны люди, которые обладают колоссальным опытом организационной работы. Александр Александрович Калягин, а до него Михаил Александрович Ульянов — с ними всегда работали и Владимир Георгиевич Урин, и Геннадий Александрович Смирнов — таким опытом обладали. Очень важно в таких случаях взвесить все риски и найти разумное решение.

— В начале разговора вы упомянули об израильско-палестинском конфликте. Учитывая, что на Ближнем Востоке находится много объектов культуры, объектов Русской православной церкви, ведет ли Россия мониторинг в этом плане?

— Когда идут военные действия, заниматься мониторингом довольно сложно. Но российская сторона работала и продолжает работать на Ближнем Востоке. В сирийской Пальмире, к примеру, российские специалисты работали в Вифлееме, было много памятников, которые сохранялись и восстанавливались на палестинской территории. И в Израиле, потому что там есть подворье Русской православной церкви и храмы, которые находятся в ее юрисдикции. Россия прекрасно понимает, что сохранение этих памятников в высшей степени важно. Этому уделяется серьезное внимание, просто, когда идут военные действия, любая мирная работа приостанавливается просто потому, что это опасно для людей. Россия всегда помогала в восстановлении памятников, у нас есть хорошая школа реставраторов, есть опыт работы на самых сложных объектах. Опыт работы Эрмитажа и других наших институций с Пальмирой показывает, что мы можем многое.

— Недавно реставрационный совет при Минкультуры РФ по сохранению иконы "Троица" Андрея Рублева не выявил деструктивных изменений в ее состоянии. Вы же ранее выступали за то, что "Троица" нуждается "в отдыхе" и консервации.

— Повторю свою позицию еще раз: не важно, кто является собственником этого мирового шедевра. Важно, как собственник будет этот шедевр хранить. Мне кажется, что после такого серьезного общения с аудиторией "Троицу" надо законсервировать, икона должна отдохнуть. Все музейные объекты, все шедевры нуждаются в отдыхе. Икона такого уровня требует очень внимательного к себе отношения, поскольку ее нужно сохранить для будущих поколений. Сначала нужно сделать нормальный саркофаг с необходимым температурным режимом. В музейной практике знают, как это делается. Это недешево, но это сегодня не является каким-то новаторским открытием. И перед тем, как поместить икону в саркофаг, ее надо привести в некоторый порядок.

Когда я занимал должность замминистра культуры, государство передавало прихожанам Русской православной церкви очень много церковного имущества. Есть историческая справедливость в возвращении церкви того, что ей принадлежало. Хотя мы, как правило, передавали в бессрочное и безвозмездное пользование, но не в собственность. Идея передачи имущества в собственность церкви появилась позже. Логика в возвращении вещей, безусловно, существует: раз это принадлежало церкви, нужно вернуть. Вопрос в другом. У нас церковь, как известно, отделена от государства. И хранение, и консервация, и восстановление движимых и недвижимых объектов культурного наследия требует огромных затрат, которые по плечу на самом деле только государству. Здесь надо все серьезно взвешивать и искать взаимоприемлемые решения. Повторю, не важно, кто собственник, важно, чтобы это было сохранено и открыто для публики. Не важно, воцерковлена публика или нет, принадлежит ли она к другим конфессиям и т.д. Вопрос трудный и деликатный, потому что церковь во времена советской власти пострадала очень сильно.



Источник: ТАСС

(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся