Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Михаил Швыдкой

Специальный представитель президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству, посол по особым поручениям, член РСМД

Льву Николаевичу Толстому приписывают изречение "нельзя жить так подробно", но в его авторство в данном случае поверить непросто. Хотя бы потому, что он был чрезвычайно внимателен к подробностям жизни сочиненных им героев. Разумеется, памятуя о том, что в разных обстоятельствах эти подробности - игра божественная или дьявольская. Мы выберем первое...

"Дембельский альбом" и уникальный американский приемник, недорогие иконы и бюсты советских вождей, старинные прялки, швейные и пишущие машинки, собрания сочинений Ленина и Сталина, уже музейные магнитофоны и телевизоры и многое другое, что вызывает чувственные воспоминания о прожитой и еще проживаемой жизни, детали которой с возрастом можно подзабыть. А во дворе - кроме велосипедов разных эпох, мотоциклы, произведенные в странах, которых уже нет на карте. "Все работающее, все на ходу, сам чинил", - хозяина этого великолепия, крепкого человека с седоватыми усами трудно назвать стариком, хотя по экспонатам его домашнего музея понятно, что значительную часть своей жизни он прожил в Советском Союзе, успев послужить в подводном флоте. Он открывает свой музей для всех, кому интересна его судьба и судьба его страны, которая меняла социальные уклады жизни, переписывая, а то и перечеркивая свое прошлое. Но оно никуда не исчезало, сохраняясь в каждом. Большинство из нас сохраняют старые фотографии, все чаще загружая их в гаджеты, словно останавливая мгновения своей жизни. Но лишь немногие пытаются материализовать свое личное прошлое, расширяя его за счет находок, которые приобретают частном музейном контексте новые смыслы. Не только великие думают о бессмертии, каждый человек склонен к тому, чтобы длить свое бытие. И этот музей, куда может прийти каждый прохожий, предварительно договорившись с его создателем Василием Александровичем Семенченко, - такое осязаемое продолжение жизни. В ушедших подробностях и деталях. Как типографским образом напечатанное в полстраницы объявление "Такси от Саныча" с его телефонным номером. "Это мне старый друг напечатал, его уже как три года нет, а эта реклама от него осталась", - рассказывал он с грустноватым юмором. Вещи остаются и после нашей смерти.

Льву Николаевичу Толстому приписывают изречение "нельзя жить так подробно", но в его авторство в данном случае поверить непросто. Хотя бы потому, что он был чрезвычайно внимателен к подробностям жизни сочиненных им героев. Разумеется, памятуя о том, что в разных обстоятельствах эти подробности - игра божественная или дьявольская. Мы выберем первое...

"Дембельский альбом" и уникальный американский приемник, недорогие иконы и бюсты советских вождей, старинные прялки, швейные и пишущие машинки, собрания сочинений Ленина и Сталина, уже музейные магнитофоны и телевизоры и многое другое, что вызывает чувственные воспоминания о прожитой и еще проживаемой жизни, детали которой с возрастом можно подзабыть. А во дворе - кроме велосипедов разных эпох, мотоциклы, произведенные в странах, которых уже нет на карте. "Все работающее, все на ходу, сам чинил", - хозяина этого великолепия, крепкого человека с седоватыми усами трудно назвать стариком, хотя по экспонатам его домашнего музея понятно, что значительную часть своей жизни он прожил в Советском Союзе, успев послужить в подводном флоте. Он открывает свой музей для всех, кому интересна его судьба и судьба его страны, которая меняла социальные уклады жизни, переписывая, а то и перечеркивая свое прошлое. Но оно никуда не исчезало, сохраняясь в каждом. Большинство из нас сохраняют старые фотографии, все чаще загружая их в гаджеты, словно останавливая мгновения своей жизни. Но лишь немногие пытаются материализовать свое личное прошлое, расширяя его за счет находок, которые приобретают частном музейном контексте новые смыслы. Не только великие думают о бессмертии, каждый человек склонен к тому, чтобы длить свое бытие. И этот музей, куда может прийти каждый прохожий, предварительно договорившись с его создателем Василием Александровичем Семенченко, - такое осязаемое продолжение жизни. В ушедших подробностях и деталях. Как типографским образом напечатанное в полстраницы объявление "Такси от Саныча" с его телефонным номером. "Это мне старый друг напечатал, его уже как три года нет, а эта реклама от него осталась", - рассказывал он с грустноватым юмором. Вещи остаются и после нашей смерти.

Эта табличка, благодаря которой мы отыскали и самого Саныча, и его музей, висела на невысоком заборе, ограждавшем изысканный палисадник, привлекающий не только ухоженностью цветочного великолепия, но и неожиданностью размещенных здесь предметов вроде спасательного круга и другой утвари. Все вместе создавало ощущение декоративного соцарта.

Саныч рассказывал о своем музее, когда в половине восьмого утра мы ехали по Куршской косе в сторону орнитологической полевой станции "Фрингилла", включив свою любимую группу Deep Purple, которая была создана в 1968 году. Похоже, в том же году выпустили "Ауди", на котором Саныч катил нас в одно из самых удивительных мест Балтики. Известное во всем человеческом и птичьем мире. "Фрингилла" - так по латыни называют зяблика - полевой стационар первой в мире Биологической станции, которую в поселке Рыбачий (тогда он назывался Росситтен) в 1901 году основал богослов Иоганнес Тинеманн. Он первый начал кольцевание птиц, которые слетались сюда в периоды перелетов, останавливаясь на отдых.

Не стану пересказывать все, что можно отыскать в разных источниках. Но вряд ли в них вы сможете найти то, что мы узнали от научного сотрудника станции Михаила Юрьевича Марковца, который не просто прочитал нам лекцию об этих местах, где работали выдающиеся ученые-орнитологи, но и преподал настоящий мастер-класс. В это августовское утро зябликов практически не было, зато на деревьях сидели ласточки. И взглянув на них своим зорким взглядом, Михаил Юрьевич принялся нам объяснять, чем отличаются городские ласточки от деревенских. Не знаю, прибавит ли вам радости в жизни, если вы узнаете, что у городских ласточек волосатые лапы, но понять, как он отличает одних от других, было практически невозможно. Михаил Юрьевич видел жизнь птиц в тех подробностях, которые ускользают от туристов, посещающих эти места, а потому неплохо разбирался в людях. Не случайно один из директоров этой станции Виктор Дольник был знаменит своими публикациями по этологии человека. Его суждения об инстинктах, определяющих поведение homo sapiens, хотя и вызывали критику, но привлекали внимание возможно к главным вопросам, которые человек задает сам себе. Мы стараемся обнаружить логику в поведении животных, но сами бываем иррациональны в своих прекрасных и отвратительных поступках. И эта иррациональность пугает и притягивает одновременно. Но в любом случае она по сей день неподвластна математическому анализу. Да и биохимическому тоже.

Ведь такая демонстративная потребность - это еще и игра. Желание почудить, если угодно. Вернуться в детство. И вернуть его окружающим. Это ощущение в полной мере пережил в еще одном неожиданном для меня месте Калининградской области - музее "Старинная игрушка" в Зеленоградске. Ты попадаешь в прекрасный и забытый мир кукол и игрушечных железных дорог, из которого не хочется уходить!..

Любой настоящий музей заставляет умерить бешеный ритм сиюминутного существования, не просто отправляя тебя в большое историческое время, но и заставляя остановиться и внимательно рассмотреть подробности жизни - своей и чужой.

Как писал Григорий Горин, "придумай подробности - сочинишь судьбу".



Источник: Российская газета

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся