Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 4.67)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

Второй саммит Россия - Африка и приуроченный к нему гуманитарный и экономический форум стали вехой в развитии двух- и многосторонних связей. Ценность таких масштабных мероприятий в том, что они дают возможность всесторонне оценить характер отношений, их сильные и слабые стороны. И составить объективную картину, на основе которой можно намечать планы. Что же показал Санкт-Петербург?

Начнём с политики. Сейчас много говорят о том, что после десятилетий разброда Африка обретает более или менее единую политическую субъектность. На фоне взбудоражившего всех военного переворота в Нигере, гражданской войны в Судане, других очагов нестабильности это утверждение, казалось бы, впору ставить под сомнение. Однако субъектность - это не отсутствие проблем (их в Африке с переизбытком), а растущее стремление решать их самостоятельно, на основе собственно африканских институтов и обычаев.

Для России это хорошая возможность, ведь самоутверждение Африки прежде всего направлено против зависимости от бывших метрополий. Но субъектность подразумевает самостоятельность от любого влияния, так что не нужно ждать, что дистанцирование от Запада автоматически означает поддержку России. Встреча показала, что большинство африканских стран не хотят открыто занимать чью-либо сторону в мировом военно-политическом кризисе, их задача - маневрирование для максимального удовлетворения собственных интересов. И это для них разумная позиция. Она, естественно, накладывает ограничения на взаимодействие с Москвой.

Второй саммит Россия - Африка и приуроченный к нему гуманитарный и экономический форум стали вехой в развитии двух- и многосторонних связей. Ценность таких масштабных мероприятий в том, что они дают возможность всесторонне оценить характер отношений, их сильные и слабые стороны. И составить объективную картину, на основе которой можно намечать планы. Что же показал Санкт-Петербург?

Начнём с политики. Сейчас много говорят о том, что после десятилетий разброда Африка обретает более или менее единую политическую субъектность. На фоне взбудоражившего всех военного переворота в Нигере, гражданской войны в Судане, других очагов нестабильности это утверждение, казалось бы, впору ставить под сомнение. Однако субъектность - это не отсутствие проблем (их в Африке с переизбытком), а растущее стремление решать их самостоятельно, на основе собственно африканских институтов и обычаев.

Для России это хорошая возможность, ведь самоутверждение Африки прежде всего направлено против зависимости от бывших метрополий. Но субъектность подразумевает самостоятельность от любого влияния, так что не нужно ждать, что дистанцирование от Запада автоматически означает поддержку России. Встреча показала, что большинство африканских стран не хотят открыто занимать чью-либо сторону в мировом военно-политическом кризисе, их задача - маневрирование для максимального удовлетворения собственных интересов. И это для них разумная позиция. Она, естественно, накладывает ограничения на взаимодействие с Москвой.

Осторожность элит не исключает достаточно благожелательного восприятия в обществах. Вне зависимости от отношения к российско-украинской ситуации многие в Африке смотрят на Россию как на страну, бросившую вызов доминированию Запада. К последнему масса претензий, поэтому его оппонент выглядит предпочтительно. И это позволяет элитам, которые за редким исключением не могут не учитывать мнение западных столиц, чувствовать себя увереннее в отстаивании той самой субъектности. К тому же, люфт между официальной риторикой и реальной готовностью взаимодействовать есть, искать пути сотрудничества в обход внешних препон африканские страны готовы.

В экономической сфере потенциал велик, раскрыт он недостаточно, а теперь добавились ещё и препятствия со стороны. Главный итог форума - Африка теперь несомненный приоритет, так что государственному аппарату поставлена задача всячески содействовать этому направлению. Это не гарантия успеха, но большое подспорье. Ключевая задача всех без исключения африканских государств - развитие, укрепление собственной устойчивости и повышение уровня жизни граждан. Все экономические, да и политические проекты там будут рассматриваться с этой точки зрения. России есть что предложить, но предлагать надо активно и неординарно. Конкуренцию за Африку, континент с быстрорастущим потребительским рынком и богатыми природными ресурсами, никто не отменял.

Советское наследие, а роль СССР в освобождении Африки от колониализма признают даже самые кислые скептики, играет положительную роль, но в основном в смысле создания благоприятного фона для дальнейших отношений. Пока на континенте ещё достаточно тех, кто получил образование в Советском Союзе, и это явный актив. Но он сокращается, нужны новые очень серьёзные усилия по сотрудничеству с Африкой именно по подготовке кадров. Тогда на следующем историческом этапе тот самый актив снова станет наращиваться.

Пожалуй, наиболее внятно дилемму, перед которой стоят и Россия, и Африка в контексте перспектив на будущее, сформулировал один из участников африканской конференции клуба "Валдай". Она прошла в Санкт-Петербурге накануне большого форума. Нет никаких сомнений, сказал гость, что отношения Африки с Россией надо максимально развивать. Это аксиома. Но, подчеркнув стремление Африки к субъектности и, соответственно, равноудалённости от всех прочих, он задался вопросом: есть ли у африканцев основания считать Россию чем-то особенным? Видеть в ней партнёра, отношения с которым должны отличаться от отношений с другими - Китаем, Индией, Соединёнными Штатами, Евросоюзом? В случае с Советским Союзом это было очевидно - Москва последовательно выступала в качестве главного патрона национально-освободительных сил и проводника идеологии, которая отличалась от западной и предлагала рецепты и ресурсы для развития. Но Россия - не СССР, и теми преимуществами не обладает. Каковы же её уникальные преимущества?

Отвечая на этот вопрос, можно привести перечень того, что Россия может предложить Африке, этому, собственно, и был посвящён форум. Но гость имел в виду нечто большее, чем набор товаров, услуг и компетенций. В многополярном мире, к которому стремились противники западной гегемонии, у всех появляется более широкий выбор, патронат в прежнем виде не востребован даже самыми проблемными субъектами, а культурно-исторические симпатии роль играют, но вспомогательную, как дополнительный бонус.

Второй российско-африканский саммит стал чрезвычайно полезным мероприятием, потому что наглядно показал: у отношений есть огромный потенциал, для реализации которого придется очень много работать. И доказать, что Россия для Африки все-таки особенная.

Источник: Российская газета.

(Голосов: 3, Рейтинг: 4.67)
 (3 голоса)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся