Оценить статью
(Голосов: 22, Рейтинг: 4.64)
 (22 голоса)
Поделиться статьей
Алена Лисенкова

К.полит.н., старший преподаватель РАНХиГС СПб и НИУ ВШЭ СПб

С 6 по 9 июня 2024 г. прошли выборы в Европейский парламент. В Германии избиратели проголосовали 9 июня. В единственном бюллетене предлагалось выбрать из более чем 30 допущенных к голосованию партий или других политических объединений. Ввиду отсутствия свойственного федеральным выборам 5% барьера не только семь наиболее крупных политических партий страны смогли добиться представительства в Европейском парламенте, но и ряд малых игроков.

Тем не менее гораздо больший интерес все-таки вызывают результаты основных национальных партий страны. В их число входят блок «Христианско-демократический союз Германии / Христианско-социальный союз в Баварии», Социал-демократическая партия Германии, «Союз 90 / Зеленые», Свободная демократическая партия Германии, «Альтернатива для Германии», «Левая», а также недавно отколовшийся от последней, но уже заработавший существенную популярность «Союз Сары Вагенкнехт — за разум и справедливость».

Результаты выборов в Европейский парламент 2024 г. в Германии продемонстрировали высокий уровень недовольства граждан политикой действующей правящей «светофорной» коалиции в составе СДПГ, «зеленых» и СвДП, тогда как традиционный лидер всех европейских кампаний, проводимых в Германии, блок ХДС/ХСС не просто выиграл выборы, но и вновь громко заявил о себе с прицелом на предстоящую федеральную кампанию 2025 г. В свою очередь, успехи АдГ и ССВ переоценивать рано — им еще предстоит пройти проверку не только другими выборами «второго порядка» в восточногерманские земельные парламенты, где обе силы более популярны, но и все той же кампанией в Бундестаг. Кроме того, правые популисты и сторонники Сары Вагенкнехт пытаются заработать дополнительные очки на широком спектре одинаковых тем, что неминуемо влечет за собой борьбу за одних и тех же избирателей.

Успех 2024 г. для христианских демократов — это шанс проявить себя перед федеральной кампанией 2025 г. За год до выборов все указывает на высокую вероятность их возвращения на первую строчку. Правда, принципиальным здесь будет и то, сумеет ли блок использовать неудачный опыт 2021 г. по назначению лидера ХДС А. Лашета кандидатом на пост канцлера. Тогда это стало одной из ключевых причин провала.

В отличие от христианских демократов, результаты АдГ и ССВ также сильно зависят не только от затянувшегося кризиса, но и от отношения к голосованию в Европарламент как к так называемым выборам «второго порядка». Для ХДС/ХСС, традиционного победителя европейских кампаний и давно утвердившегося в статусе «народной партии», итоги показательны в гораздо большей степени. Тогда как пример «зеленых» показал, что занять второе место на европейских выборах недостаточно для полноценного закрепления успеха на федеральном уровне. Традиционно голосование в наднациональный парламент все еще считается менее важным, чем в национальный. Несмотря на рекордную явку в 64,8%, она все еще ниже, чем в 2021 г. — 76,4%. Подобный подход избирателей зачастую способствует протестному голосованию за новые, популистские, малые или радикальные партии. Наконец, значение имеют и внутренние избирательные циклы. Эффект «поствыборной эйфории» после 2021 г. давно прошел, потому выборы 2024 г. пришлись на неудачную фазу для «светофорной» коалиции.

С 6 по 9 июня 2024 г. прошли выборы в Европейский парламент. В Германии избиратели проголосовали 9 июня. В единственном бюллетене предлагалось выбрать из более чем 30 допущенных к голосованию партий или других политических объединений. Ввиду отсутствия свойственного федеральным выборам 5% барьера не только семь наиболее крупных политических партий страны смогли добиться представительства в Европейском парламенте, но и ряд малых игроков (например, «Свободные избиратели», «Вольт», Семейная партия, Экологическая демократическая партия и др.).

Тем не менее гораздо больший интерес все-таки вызывают результаты основных национальных партий страны (Табл. 1). В их число входят блок «Христианско-демократический союз Германии / Христианско-социальный союз в Баварии», Социал-демократическая партия Германии, «Союз 90 / Зеленые», Свободная демократическая партия Германии, «Альтернатива для Германии», «Левая», а также недавно отколовшийся от последней, но уже заработавший существенную популярность «Союз Сары Вагенкнехт — за разум и справедливость».

Таблица 1. Результаты выборов в Европейский парламент 2019 и 2024 гг. в Германии

Партия 2019 г. 2024 г.
ХДС/ХСС 28,9% 30%
«Зеленые» 20,5% 11,9%
СДПГ 15,8% 13,9%
Левые 5,5% 2,7%
АдГ 11% 15,9%
СвДП 5,4% 5,2%
ССВ 6,2%

Источник: составлено автором на основе данных European elections

Что не так с правящей коалицией?

Данные опросов общественного мнения во многом предсказали результаты партий, формирующих правящую с 2021 г. на федеральном уровне «светофорную» коалицию. Уже накануне было понятно, что она существенно проиграет от этих выборов. Другое дело, что кризис был очевиден еще на стадии формирования «красно-зелено-желтого» сотрудничества. Проходящие через все программы красной нитью ключевые приоритеты только кажутся сочетанием трех компонентов устойчивого развития: социального (СДПГ), экологического («зеленые») и экономического (СвДП). На практике, в условиях затянувшегося международного энергетического, экономического и внешнеполитического кризиса, они зачастую скорее играют роль тянущих в разные стороны «лебедя, рака и щуки». Согласно проведенным Pollytix опросам, к слабостям коалиции как раз относятся разобщенность, неэффективность принятия решений и неспособность идти на компромиссы.

По итогам голосования суммарная доля трех партий (31 место из 96) не дотягивает и до трети делегации Германии. Отток избирателей преимущественно произошел по четырем направлениям: ХДС/ХСС, АдГ, ССВ и неучастие в выборах. Эти сценарии сводятся либо к протестному голосованию, либо к возвращению традиционного доминирования христианских демократов. В какой-то мере выбор исторически популярных ХДС/ХСС также может быть рассмотрен и как более умеренный, но все-таки протест.

Согласно опросам Евробарометра, на уровне ЕС граждан Германии накануне выборов в наибольшей степени волновали следующие вопросы: конфликт на Украине, миграция и международная ситуация, тогда как к ключевым национальным проблемам они отнесли комплекс экономических тем (рост цен, инфляция, стоимость жизни), миграцию, изменение климата и трудности с жильем. Сюда же можно было добавить имеющую самое прямое отношение к ряду очерченных выше категорий проблему энергоснабжения. Все это тесно коррелировало с недовольством деятельностью правительства канцлера О. Шольца. Обеспокоенные вопросами обеспечения мира и миграции граждане скорее голосовали за АдГ и ССВ. Избиратели ХДС/ХСС выбирали мир и социальную безопасность. СДПГ, «зеленых» и СвДП в большей степени предпочли за их стандартные идеологические приоритеты: социальную справедливость, климатическую политику, налоги. Тем самым решение кризиса граждане преимущественно были скорее готовы доверить оппозиции.

В 1979 г. были проведены первые прямые выборы в Европейский парламент. С тех пор СДПГ ни разу до 2019 г. не опускалась ниже второго места. В 2024 г. партия О. Шольца не просто второй раз оказалась третьей, но еще и получила исторически наихудший для себя результат. Выборы и 2019, и 2024 гг. еще раз подсветили системный кризис СДПГ, которую теперь с большим трудом можно назвать партией рабочих, предпочитающих скорее христианских демократов и правых популистов. СДПГ же как раз решила сосредоточиться на борьбе с популизмом и автократами с соответствующим ужесточением внутренних европейских санкций, а также правым экстремизмом. Сопредседатель социал-демократов Л. Клингбайль даже позволил себе назвать АдГ и лично сопредседателя А. Вайдель «нацистами». Параллельно в своей программе партия продвигала активное финансирование оборонных фондов, защиту климата с расширением возобновляемой энергетики, развитие железнодорожного транспорта и поддержку Deutschlandticket (единый проездной билет на все виды транспорта), а также справедливую миграционную политику.

Если национальные выборы 2021 г. все-таки были выиграны преимущественно из-за личной популярности О. Шольца в сравнении с кандидатами от ключевых оппонентов (ХДС/ХСС и «зеленых»), в 2024 г., по опросам ARD-DeutschlandTrend, граждане определили, что канцлер все-таки должен «более четко определять направление деятельности федерального правительства». Лидер Христианско-социального союза в Баварии М. Зедер и вовсе весьма категорично призвал к перевыборам, вотуму недоверия и отставке, снабдив свой посыл репликой: «Олаф Шольц — это король Олаф без страны».

Триумф с 20,5% на нареченных «климатическими» выборах 2019 г. экологически ориентированного «Союза 90/Зеленые» также повторить не удалось. Даже молодые избиратели (до 25 лет) отвернулись от «зеленых», также в сторону христианских демократов и правых популистов. Этому даже не помешало снижение именно «светофорной» коалицией возрастного ценза с 18 до 16 лет в 2022 г. Как показала практика, партию пока рано включать в число традиционных ведущих сил («народных партий»), к которым большую часть послевоенной истории относились ХДС/ХСС и СДПГ. Более того, 11,9% — это самый слабый показатель «зеленых» с 2004 г. Другое дело, что ряду избирателей явно свойственны метания между партиями, транслирующими наиболее популярные темы. Когда та или иная проблема уходит на второй план, рейтинг снижается, даже вне зависимости от ошибок, например, в составе правящей коалиции. Впрочем, изменение климата окончательно не исчезло из повестки дня Европейского союза и Германии, потому колебания рейтинга «зеленых» еще возможны. К другим приоритетам «Союза 90/Зеленых» в 2024 г. можно отнести трансформацию процедуры принятия решений в Совете (квалифицированное большинство вместо единогласия), сотрудничество в сфере закупок и разработки вооружений, введение поста министра иностранных дел ЕС, соответствие миграционной политики правам человека и справедливому солидарному распределению прибывших между государствами-членами.

Наконец, свободные демократы преимущественно продвигали снижение бюрократии в экономической политике и повышение европейской обороноспособности, а также большую независимость от Китая и новую попытку заключения соглашения о свободной торговле с США. Их позиции по результатам голосования также немного, но все-таки были ослаблены, с 5,4% до 5,2%. Последствия неудачного коалиционного сотрудничества свободных демократов скорее всего продолжат проявляться, так как в опросах общественного мнения партия далеко не всегда достигает и 5% голосов. Допустимо говорить даже об их возможном непопадании в состав Бундестага в 2025 г. Свободные демократы уже были в подобной ситуации в сравнительно недавнем прошлом, когда в 2014 г. после созыва 2009–2013 гг. неудачно поучаствовали в статусе младшего партнера в «черно-желтой» коалиции. Только в отличие от ХДС/ХСС, расположенного, как и СвДП, правее центра, партнера по «светофорной» коалиции у партии два. Оба они находятся левее центра. В «черно-желтом» сотрудничестве свободные демократы были вынуждены идти на невыгодные для себя уступки в пользу более влиятельного блока А. Меркель, например, по вопросу отказа от атомной энергетики. Примечательно, что и на этот раз одним из серьезных разногласий стала эта тема,, так как Свободной демократической партии Германии пришлось согласиться на отказ от АЭС, что не помешало в программе 2024 г. снова защищать термоядерный синтез.

Как дела у АдГ и Сары Вагенкнехт?

«Альтернатива для Германии» финишировала второй, тогда как «Союз Сары Вагенкнехт — за разум и справедливость» на дебютных в своей истории выборах занял пятое место. Весьма занимательно под знаком евроскептицизма и протестного голосования прошла кампания в Восточной Германии. Так, в Бранденбурге, Мекленбурге — Передней Померании, Саксонии, Саксонии-Анхальт и Тюрингии «Альтернатива для Германии» заняла первое место и набрала от 27,5% до 31,8% голосов. У «Союза Сары Вагенкнехт» от 12,6% до 16,4%. Он уступает только АдГ и ХДС, и обе они сильнее, чем СДПГ, «зеленые» и СвДП. Следующая битва правых популистов и сторонников С. Вагенкнехт состоится уже в сентябре 2024 г. на земельных выборах в Саксонии-Тюрингии и Бранденбурге.

Для «Левой» подобные тенденции не сулят ничего хорошего. Партия преодолела 5% только в двух западных землях: Гамбурге и Бремене, а также на востоке в Тюрингии. Наилучший результат был достигнут в Берлине (7,3%), который условно можно считать и восточным, и западным. Несмотря на то, что к европейским, федеральным и земельным выборам отношение у граждан все-таки несколько отличается, это вызывает определенные опасения. Партия может перестать проходить не только в Бундестаг, но постепенно и в земельные парламенты. «Левая» в полной мере так и не адаптировалась к политическим реалиям Западной Германии после распада соцблока, что только усугубил естественный уход ностальгирующих поколений. Кроме того, «Левая» показала излишнюю открытость миграционным потокам и неготовность предложить экономическую альтернативу. Она пыталась заигрывать с популярными темами, например, стать «зеленее зеленых» в вопросах реализации климатической политики, хотя и сам «Союз 90/Зеленые» неоднократно подвергался критике за излишне высокие целевые показатели, вредящие как социальной сфере, так и экономике страны. В результате партия сначала упустила свой консервативный электорат в пользу АдГ, а теперь из-за появления ССВ и вовсе близка к потере оставшихся сторонников даже в Восточной Германии. В 2024 г. «Союз Сары Вагенкнехт» в среднем по стране обошел «левых» более, чем в два, а в восточных землях примерно в три раза.

«Союз Сары Вагенкнехт — за разум и справедливость» появился в результате раскола именно «левых». После неудачной попытки создания движения «Вставайте!» в 2018 г., потенциально объединившего бы силы левее центра, идея новой партии была воспринята противоречиво. Однако старт проекта политической партии, названной в честь своей создательницы, можно все-таки считать достаточно успешным. Сама же С. Вагенкнехт подтвердила на практике репутацию политика, ставшего более популярным, чем его партия (в данном случае бывшая).

В программе 2024 г. «Левая» продолжила обвинять во всех бедах капитализм, критикуя правых и неолибералов, а также предлагая пересмотреть учредительные европейские договоры. Она настаивала на предоставлении всех необходимых социальных благ (повышение минимальных зарплат, доступные продукты и энергия, привлечение к ответственности богатых и корпораций и др.), существенном увеличении климатических целевых показателей, отказе от эксплуатации глобального Юга, солидарной и гуманной миграционной политике, а также использовании дипломатии, но все-таки санкциях против российского силового аппарата, олигархов, военно-промышленного комплекса и атомно-энергетического сектора. Тем временем партия С. Вагенкнехт выступила за независимую субсидиарную Европу, отказ от поставок вооружения Украине и переговоры, снятие санкций и доступ к сырьевым и энергетическим ресурсам России через использование долгосрочных контрактов, мораторий на вступление в ЕС Украины, Грузии и Молдовы, а также инновации, расширение социальных мер (улучшение инфраструктуры, минимальной оплаты труда и др.) и проверку статуса мигрантов за пределами территории страны. Наконец, она раскритиковала «зеленую» сделку за лоббизм, а таксономию (систему классификации, определяющую соответствующие достижению «углеродной нейтральности» критерии экономической деятельности) — за бюрократию.

«Альтернатива для Германии» продолжила стоять на своих идеологических началах, выступив против нелегальной массовой миграции и фундаментального ислама, действующей климатической и энергетической политики, единой валюты и бюрократии, санкций и поставок вооружения, главенствования неевропейских великих держав во внешней политике и политике безопасности. В последние годы партия смогла добиться популярности у молодого населения страны, в том числе через доминирование на платформе TikTok. Тем не менее к выборам 2024 г. рейтинг АдГ существенно снизился с пиковых 23% в октябре 2023 г., что все равно не помешало занять второе место.

В то же время против партии в СМИ можно было наблюдать достаточно существенную информационную кампанию. Со схожей ситуацией столкнулись в 2021 г. «зеленые», когда под основной удар попала их кандидат в канцлеры А. Бербок. Однако на рейтинге правых популистов сказались и другие факторы. К ним можно отнести акции против правого экстремизма и «Альтернативы для Германии», угрозу запрета партии и признание ее Федеральным ведомством по охране конституции правоэкстремистской в ряде федеральных земель (Саксония-Анхальт, Саксония, Тюрингия). Примечательно, что это именно Восточная Германия, где «Альтернатива для Германии» наиболее популярна. Другим примером стало создание «Союза Сары Вагенкнехт — за разум и справедливость», менее радикального и имеющего некоторые идеологические сходства с АдГ. Наконец, произошло обострение отношений с французским «Национальным объединением», прежде ключевым партнером по политической группе «Идентичность и демократия», после высказываний ведущего кандидата М. Кра в защиту некоторых представителей СС. Это породило вопрос, присоединится ли «Альтернатива для Германии» к какой-либо группе или останется среди неприсоединившихся? Попыткой спасти ситуацию стало недавнее исключение М. Кра из состава вновь избранной делегации. Тем временем накануне выборов представители «Национального объединения» в целях создания единой крупной группы евроскептиков стали обсуждать возможность сотрудничества с итальянской партией «Братья Италии» (группа «Европейские консерваторы и реформисты» в созыве 2019–2024 гг.), представителем которой является премьер-министр Италии Дж. Мелони. Последняя даже не исключила вероятности сотрудничества с ССВ, который такой вариант отверг. В адрес АдГ последний также высказывается весьма настороженно, а сама С. Вагенкнехт частично согласилась с обвинениями в нацизме от Л. Клингбайля, правда, в контексте все того же
М. Кра и скандально известного Б. Хекке.

Триумф ХДС/ХСС или сохранение традиций?

Блок христианских демократов в 2024 г. выступил успешнее, чем в 2019 г. На первый взгляд подобный результат для находящейся в оппозиции после ухода с поста канцлера А. Меркель в 2021 г. партии может показаться удивительным. Однако за всю историю избирательных кампаний, проводимых на европейском уровне, ХДС/ХСС ни разу не опускался ниже первого места. Даже приход к власти на федеральном уровне СДПГ в 1998 и 2002 гг. не нарушил европейского доминирования своих ведущих оппонентов. Тогда как победа социал-демократов 1972 г. здесь не может учитываться, раз на тот момент прямого голосования в Европейский парламент не проводилось.

Традиционный победитель большинства национальных и всех наднациональных кампаний, в отличие от «Альтернативы для Германии», придерживается по широкому перечню вопросов также проевропейского курса, потому и его восприятие как главной альтернативы СДПГ ожидаемо. Достаточно весомая часть населения настроена не настолько категорично, чтобы голосовать за популистов из АдГ или сторонников
С. Вагенкнехт. Кроме того, несмотря на необходимость трансформироваться в угоду «климатической истерии» в 2019 г., в 2024 г. блок уже смог более спокойно продолжать продвигать традиционную для себя идеи защиты автомобильной промышленности (отказ от запрета двигателей внутреннего сгорания к 2035 г.), технологические инновации и систему торговли выбросами. Серьезный акцент был сделан на вопросах безопасности и обороны Европейского союза через вооружение и назначение профильного еврокомиссара.

Успех 2024 г. для христианских демократов — это шанс проявить себя перед федеральной кампанией 2025 г. За год до выборов все указывает на высокую вероятность их возвращения на первую строчку. Правда, принципиальным здесь будет и то, сумеет ли блок использовать неудачный опыт 2021 г. по назначению лидера ХДС А. Лашета кандидатом на пост канцлера. Тогда это стало одной из ключевых причин провала. В личных рейтингах ситуация пока что вся та же. Глава ХСС М. Зедер снова один из самых популярных политиков страны, чего нельзя сказать о текущем председателе ХДС Ф. Мерце. Он лишь замыкает десятку, уступая не только ряду представителей оппонентов, но и однопартийцам Д. Гюнтеру (2-е место) и Х. Вюсту (3-е место).

В отличие от христианских демократов, результаты АдГ и ССВ также сильно зависят не только от затянувшегося кризиса, но и от отношения к голосованию в Европарламент как к так называемым выборам «второго порядка». Для ХДС/ХСС, традиционного победителя европейских кампаний и давно утвердившегося в статусе «народной партии», итоги показательны в гораздо большей степени. Тогда как пример «зеленых» показал, что занять второе место на европейских выборах недостаточно для полноценного закрепления успеха на федеральном уровне. Традиционно голосование в наднациональный парламент все еще считается менее важным, чем в национальный. Несмотря на рекордную явку в 64,8%, она все еще ниже, чем в 2021 г. — 76,4%. Подобный подход избирателей зачастую способствует протестному голосованию за новые, популистские, малые или радикальные партии. Наконец, значение имеют и внутренние избирательные циклы. Эффект «поствыборной эйфории» после 2021 г. давно прошел, потому выборы 2024 г. пришлись на неудачную фазу для «светофорной» коалиции [1].

***

Результаты выборов в Европейский парламент 2024 г. в Германии продемонстрировали высокий уровень недовольства граждан политикой действующей правящей «светофорной» коалиции в составе СДПГ, «зеленых» и СвДП, тогда как традиционный лидер всех европейских кампаний, проводимых в Германии, блок ХДС/ХСС не просто выиграл выборы, но и вновь громко заявил о себе с прицелом на предстоящую федеральную кампанию 2025 г. В свою очередь, успехи АдГ и ССВ переоценивать рано — им еще предстоит пройти проверку не только другими выборами «второго порядка» в восточногерманские земельные парламенты, где обе силы более популярны, но и все той же кампанией в Бундестаг. Кроме того, правые популисты и сторонники Сары Вагенкнехт пытаются заработать дополнительные очки на широком спектре одинаковых тем, что неминуемо влечет за собой борьбу за одних и тех же избирателей.

1. Reif K., Schmitt H. Nine Second-Order National Elections. A Conceptual Framework for the Analysis of European Election Results // European Journal of Political Research. 1980. Vol. 8, Issue 1. Pp. 9-10; Norris P., Reif K. Second­Order Elections Revisited // European Journal of Political Research. 1997. Vol. 31, Issue 1. P. 118.


(Голосов: 22, Рейтинг: 4.64)
 (22 голоса)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся