Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Адольф Махин

К.т.н., главный специалист Исполнительного Комитета Электроэнергетического Совета СНГ

Двадцать первый век, характеризуемый многополярностью политической и экономической жизни планеты, выдвинул на первое место в развитии государств и регионов обеспечение национальной энергетической безопасности. В этих условиях российско-китайские партнерские отношения выявили приоритетные и наиболее проблемные точки соприкосновения в энергетической сфере экономики этих стран. В то же время перед Россией стоит задача решать вопросы энергетического сотрудничества с Китаем с извлечением для себя максимальной экономической выгоды.

Двадцать первый век, характеризуемый многополярностью политической и экономической жизни планеты, выдвинул на первое место в развитии государств и регионов обеспечение национальной энергетической безопасности.

В этих условиях российско-китайские партнерские отношения выявили приоритетные и наиболее проблемные точки соприкосновения в энергетической сфере экономики этих стран.

Стороны, как показал опыт сотрудничества на правительственном уровне и на уровне ведущих российских и китайских энергетических компаний, имеют общие геополитические и экономические интересы, и их согласованная реализация выгодна обоим государствам. В то же время перед Россией стоит задача решать вопросы энергетического сотрудничества с Китаем с извлечением для себя максимальной экономической выгоды.

Интересы энергетического сотрудничества России и Китая

Предстоящий в сентябре 2012 г. во Владивостоке саммит стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) станет одним из важнейших событий в партнерстве Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Значимость саммита определяется тем, что в странах-членах АТЭС проживает около 40% мирового населения и на них приходится приблизительно 54% ВВП и 44% мировой торговли. Это форум 21 экономики региона, направленный на повышение экономического роста и укрепление азиатско-тихоокеанского сообщества.

Россия заинтересована в участии в интеграционных проектах в АТР, особую роль в которых играют Сибирь и Дальний Восток, прежде всего в энергетической и транспортной областях. Энергетическая тема на саммите во Владивостоке может стать одной из ключевых, учитывая российские интересы и возможности. Задача российского руководства – сделать такое «энергетическое предложение», от которого при его выгодности для России было бы трудно отказаться нашим партнерам. Крупнейшим экономическим игроком АТР, в стратегическом энергетическом партнерстве с которым заинтересована Россия, является Китай.

Торгово-экономические отношения между Россией и Китаем в сфере энергетики регулируются общемировыми правовыми нормами в русле равноправного доверительного взаимодействия, направленного на стратегическое партнерство обоих государств. Сложившееся в настоящее время партнерство имеет более чем двадцатилетнюю историю. Новый импульс ему был придан подписанием президентом России В.В. Путиным и председателем КНР Цзян Цзэминем 16 июля 2001 г. Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой. Договор явился платформой экономического сотрудничества двух стран, в том числе и в первую очередь – в области энергетики.

Сформированы механизмы реализации российско-китайского энергетического сотрудничества, опирающиеся на политические договоренности сторон (16-я встреча на высшем уровне состоялась в октябре 2011 г. в Пекине): набирает силу энергетический диалог, к которому подключены представители не только правительственных институтов, но и деловых кругов, подписано несколько десятков соглашений между правительствами, а также между ведущими российскими и китайскими энергетическими компаниями.

Энергетический потенциал сторон

Исходя из геополитических и экономических интересов, наиболее значимой точкой соприкосновения экономик России и Китая является стыковка энергетических стратегий двух стран.

Китайская экономика – вторая (после США) по совокупному объему ВВП, самая быстроразвивающаяся из крупных экономик в мире. Китай – глобальный (наряду с США) потребитель энергетических ресурсов (в 2010 г. – свыше 2,3 млрд т нефтяного эквивалента в год), что представляет особый интерес для российской экономики.

Россия занимает первое место в мире по производству нефти и газа: в 2010 г. добыча нефти и газа составила около 1,1 млрд т нефтяного эквивалента, включая 505 млн т нефти и 650 млрд куб. м газа, из которых экспортировано соответственно свыше 370 млн т и 185 млрд куб. м.

Как известно, Китай является непосредственным соседом России. В Западной Сибири добывается около 70% российской нефти и свыше 90% газа. В перспективе новыми промышленными центрами добычи и переработки углеводородов станут Восточная Сибирь и Дальний Восток – здесь открыто 140 крупных месторождений нефти и газа и планируется открыть еще 220. К 2020 г. на базе этих месторождений можно будет получать ежегодно по 70–75 млн т нефти и 140 млрд куб. м газа. Это – основа лидерства России по добыче углеводородов среди стран АТЭС в условиях острой востребованности энергоресурсов в регионе.

Однако до последнего времени имели место лишь незначительные поставки российских энергетических ресурсов в Китай: в 2010 г. было поставлено 12,5 млн т нефти, т.е. 5,2% от суммарного импорта 239 млн т, газа – 3,1% (0,5 млрд куб. м) от суммарного трубопроводного и сжиженного импорта, угля – около 13 млн т, что составляет порядка 4% от объема его добычи в России и менее 1% от объема потребления в Китае.

Поставки российской электроэнергии в Китай осуществляются на региональном приграничном уровне по договоренности местных властей по двум ЛЭП 110 кВ и 220 кВ в объеме 1,0–1,2 млрд кВт/ч в год. В 2011 г. построена и испытана ЛЭП 500 кВ со вставкой постоянного тока для расширения объема поставок электроэнергии без обеспечения синхронной работы энергосистем двух государств. Ввод линии позволит увеличить объем российского экспорта электроэнергии в Китай до 4,5–5,0 млрд кВт/ч ежегодно.

Перспективы энергетического партнерства сторон

Основной вопрос – цена газа – до сих пор остается нерешенным: достигнутое сближение позиций не удовлетворяет ни одну из сторон. Это представляет собой основной камень преткновения в окончательном согласовании стратегической сделки.

В этих условиях, исходя из геополитических и экономических интересов, наиболее значимой точкой соприкосновения экономик России и Китая является стыковка энергетических стратегий двух стран. Россия заинтересована в переориентации части потоков нефти и газа с европейского рынка на емкие и динамично развивающиеся азиатско-тихоокеанские рынки (прежде всего, китайский рынок). Китаю, в свою очередь, необходимо для обеспечения безопасности, надежности энергоснабжения и стабильного развития национальной экономики расширять импорт нефти и природного газа из России.

Инфографика: Коммерсантъ
Карта мирового нефтегазового экспорта

В 2010–2011 гг. в энергетическом сотрудничестве России и Китая достигнут значительный прогресс в деле стратегического партнерства, составной частью которого явилась сдача в эксплуатацию нефтепровода Россия – Китай («Сковородино – Дацин»), отвод от системы Восточная Сибирь – Тихий океан. Россия получила возможности для увеличения торговли энергетическими ресурсами – крупный стабильный и надежный энергетический рынок, способствующий достижению прогресса в продвижении стратегии по диверсификации энергетического экспорта. По введенному нефтепроводу Россия может поставлять ежегодно в Китай 15 млн т сырой нефти, увеличив суммарный объем поставок до 35–40 млн т. Для дальнейшего усиления российского присутствия на китайском рынке необходимо будет увеличить пропускную способность нефтепровода «Сковородино – Дацин» до 30 млн т, расширить поставки нефти из морских портов и увеличить ее транзит через Казахстан по действующему нефтепроводу из Омска. Суммарный экспорт нефти и нефтепродуктов в Китай может достигнуть к 2020 г. 70–80 млн т.

Осуществляя такие крупные, ориентированные на Китай международные энергетические проекты на Дальнем Востоке, в Западной и Восточной Сибири, Россия получает возможность развивать с привлечением солидных зарубежных инвестиций не только отрасли ТЭК, но и социальную и транспортную инфраструктуру в этих регионах.

В области газовой политики многолетние переговоры между российской и китайской сторонами направлены на решение двух основных проблем – согласование районов поставок (западный Китай или восточный) и цены на поставляемый газ. Китай заинтересован в реализации восточного маршрута – с месторождений Якутии и острова Сахалин. Позиция российской стороны – проложить из Западной Сибири до китайской границы газопровод «Алтай», что не соответствует приоритету интересов Китая. Аргументация китайской стороны – построенные в 2009 г. газопроводы с казахстанского побережья Каспийского моря и Туркменистана в Синьцзян-Уйгурский автономный район и далее на восток страны, а также планируемая к вводу в 2015 г. третья нитка газопровода Центральная Азия – Китай. На поставки газа Китай имеет контракт с Туркменистаном (2011 г. – 17 млрд куб. м, 2012 г. – 30 млрд куб. м, план на 2015 г. – 65 млрд куб. м), планирует получать 10 млрд куб. м из Узбекистана и, не исключено, что будет получать 10–20 млрд куб. м из Казахстана. Поставки газа из Центральной Азии по приемлемым для Китая ценам могут закрыть, по мнению китайской стороны, его потребность в регионе. Что касается восточного района, то газ по нему должен поступать на северо-восток Китая, где проживает более 100 млн человек и ощущается нехватка газа, в том числе и для большого числа предприятий.

После длительных и трудных переговоров российский «Газпром» и Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC) в конце 2009 г. подписали газовое соглашение на перспективу, что превратило бы Китай в самого крупного потребителя российского природного газа. В 2010 г. стороны договорились об основных условиях поставок: начиная с 2015 г. планируется поставлять по построенному к этому времени газопроводу «Алтай» 30 млрд куб. м (проектная мощность – около 70 млрд куб. м) и по восточному маршруту – 38 млрд куб. м. Однако основной вопрос – цена газа – до сих пор остается нерешенным: достигнутое сближение позиций не удовлетворяет ни одну из сторон. Это представляет собой основной камень преткновения в окончательном согласовании стратегической сделки и отодвигает возможные объемы и сроки ее реализации. Длительная несогласованность цены на газ является для «Газпрома» упущенным временем для масштабного проникновения на китайский рынок, особенно в условиях строительства третьей очереди газопровода Центральная Азия – Китай и планируемого в связи с этим наращивания к 2015 г. поставок центральноазиатского газа до 68 млрд куб. м, которое позволит решить проблему дефицита газа в регионе. Угольная торговля остается важным направлением китайско-российского энергетического сотрудничества. По заключенному в 2010 г. соглашению о поставках угля в текущий пятилетний период предусмотрен ежегодный его импорт из России в объеме, как минимум, 15 млн т, а в последующие двадцать лет – до 20 млн т. Китай, со своей стороны, предоставит России кредиты на сумму 6 млрд юаней для совместного освоения угольных ресурсов Дальнего Востока, приобретения добывающего оборудования и создания соответствующей инфраструктуры.

Поскольку Дальний Восток России непосредственно соседствует с северо-востоком Китая, масштабное освоение российских угольных ресурсов в этом районе может позволить Китаю значительно снизить затраты на перевозки. Например, в 2009 г. цена импортируемого из России угля составляла 87 долл. за тонну, в то время как цена угля из Австралии – 111 долл. В этой ситуации укрепление российской стратегии, ориентированной на восток, и сотрудничество с Китаем будут не только стимулировать развитие угольной отрасли России, но и придадут импульс экономическому развитию Дальнего Востока.

Проблемные зоны российско-китайского энергетического сотрудничества

В условиях широкого рыночного предложения топливно-энергетических ресурсов Китай имеет возможность варьировать партнерами по поставкам не только газа, но и других углеводородов.

Энергетическая политика России предусматривает активное развитие восточного вектора и существенный рост доли стран АТР в экспорте энергоресурсов. В этом плане Китай является ключевым партнером, экономика которого развивается и будет развиваться быстрыми темпами. Для устойчивого развития китайской экономики необходимо увеличивать импорт природного газа и нефти. В связи с этим Россия является естественным партнером КНР.

Китай, со своей стороны, являясь крупнейшим потребителем энергии в мире, выстраивает сбалансированную энергетическую политику. Суть ее заключается в том, чтобы не попасть в зависимость от той или иной политической или геополитической силы (ни от Америки, ни от Европы, ни от России).

Оценивая китайские интересы, необходимо отметить, что энергетическое партнерство Китая с другими странами сочетается с внешнеполитическим курсом на обеспечение национальной энергетической безопасности. В частности, это касается диверсификации источников поставок энергетических ресурсов с целью уменьшить зависимость от стран Северной Африки и Персидского залива, события в которых увеличивают политические риски для обеспечения энергопоставок КНР из этих стран. Кроме того, Китай исходит из того, что активное сотрудничество с Россией в области энергетики будет способствовать формированию региональной системы энергетической безопасности. Поставки энергетических ресурсов из соседних регионов России могут оказаться более экономичными и надежными в сравнении с поставками из других регионов мира.

В силу географического положения Россия и Китай обречены на сотрудничество, однако в условиях многополярного мира этот факт не обеспечивает его беспроблемный характер, в первую очередь в энергетической сфере.

Став фактически гарантом стабильности мировой финансовой системы, Китай поставил во главу угла отношений со всеми странами национальную выгоду, и только выгоду. Имея контракты с десятками стран мира на поставки углеводородов и участие в их разработке, Китай с большой осторожностью подходит к ценовым вопросам получения энергетических ресурсов из России. Так, проблемы с перспективными поставками российского газа не решаются, в первую очередь, по той причине, что российский газ является неконкурентоспособным в сравнении с туркменским газом (160–180 долл. за тыс. куб. м). «Газпром» же, исходя из цены европейского экспорта продукции, намерен продавать его по цене 280 долл. за тыс. куб. м. Некоторое сближение ценовых позиций по газу в процессе переговоров российской и китайской сторон не привело к урегулированию вопроса, что чревато проблемами и последствиями, которые были отмечены выше.

В условиях широкого рыночного предложения топливно-энергетических ресурсов Китай имеет возможность варьировать партнерами по поставкам не только газа, но и других углеводородов. Следствием этого является ситуация, когда Россия берет на себя обязательства поставлять в Китай в течение двадцати лет нефть на общую сумму 100 млрд долл. по средней цене около 45 долл. за баррель, что почти в два раза ниже рыночной цены.

Поставки электроэнергии также имеют ценовые проблемы, которые привели, в частности, в 2007 г. к их прекращению в результате повышения цены на экспортируемую в Китай электроэнергию с 0,6 руб. до 1,25 руб. за 1 кВт/ч. Поставки были возобновлены в 2009 г., однако проблемы остались, поскольку ни китайскую, ни российскую сторону не устраивает цена. В настоящее время электроэнергия поставляется в Китай по цене 1,32 руб. за 1 кВт/ч, в то время как население Дальнего Востока платит 2,0–2,5 руб., а в целом тариф на электроэнергию в Амурской области составляет порядка 5 руб. за 1 кВт/ч. Китайская же сторона заявляет, что местные власти приграничного с Дальним Востоком России региона заинтересованы в строительстве своих электростанций (получение дополнительных налогов и решение проблемы трудоустройства), поэтому закупать электроэнергию выгодно только по низким ценам.

Как видим, в напряженной экономической борьбе интересов на Дальнем Востоке Пекин переигрывает Москву. И причина этого кроется, как считают российские аналитики, прежде всего, в том, что после развала Советского Союза Россия так и не определилась, чего же она хочет добиться на восточном направлении, и зачем ей нужен собственный Дальний Восток. Профессор Дальневосточного отделения РАН В. Ларин назвал такую политику спонтанной: Москву ведет на Восток не желание стать полноценным членом АТР, а «новый виток конфронтации с Западом» и «стремление установить с ним равноправные отношения» за счет дружбы с Китаем.

С учетом китайской стратегии Россия должна строить свою торговую политику на аналогичной основе, т.е. стремиться получить максимальную экономическую выгоду от партнерства в АТР. А для этого необходимо выстроить четкую программу на краткосрочную и долгосрочную перспективу, в реализации которой должно быть предусмотрено участие энергетических компаний России. В этом случае можно будет уйти от невыгодной продажи энергетических ресурсов в определенный период времени и переориентировать их потоки с одного (китайского) покупателя на более широкий рынок.

Москву ведет на Восток не желание стать полноценным членом АТР, а «новый виток конфронтации с Западом» и «стремление установить с ним равноправные отношения» за счет дружбы с Китаем.

Кроме того, необходимо ускорить строительство и ввод в эксплуатацию Приморского нефтеперерабатывающего завода, комплексов по производству сжиженного газа, мощностей по выделению из газа ценных компонентов, а также других газохимических производств с целью выпуска продукции с высокой добавленной стоимостью. Это позволит России в значительной мере уйти от роли поставщика энергетического сырья, сохранить энергетические ресурсы для будущих поколений и для выгодной их продажи с учетом роста востребованности, а также послужит развитию региональной экономики и росту занятости на Дальнем Востоке и в Забайкалье.

Важным аспектом организации экспорта российских энергоносителей в АТР (в первую очередь – в Китай) является формирование четкой государственной экспортной политики, исключающей межтопливную конкуренцию энергоносителей с целью максимизации экспортной выручки российских компаний.

Заключение

Россия и Китай в силу географического положения и традиционных многолетних дружеских отношений двух народов имеют благоприятные условия для укрепления и развития экономического партнерства, в том числе и в первую очередь – в энергетической сфере.

Являясь мировым лидером по запасам топливно-энергетических ресурсов, сосредоточенным, главным образом, в Сибири и на Дальнем Востоке, Россия должна подходить к их использованию как рачительный хозяин. Экспортируя ресурсы на рынки стремительно развивающегося АТР, Россия имеет возможность варьировать видом поставляемых ресурсов, их покупателями, временем продажи и ценами, в первую очередь, в интересах национальной выгоды. Как следует из приведенной выше информации, цены на поставляемые и планируемые к поставкам в Китай углеводороды и электроэнергию не соответствуют национальным интересам России. Очевидно, что прогрессирующий в потреблении энергоресурсов Китай в обозримом будущем импортирует более дешевые ресурсы других стран, после чего неизбежно наступит «час» России. Исходя из подобного подхода, необходимо выстраивать экспорт российских углеводородов и электроэнергии в Китай на ближайшую и отдаленную перспективу, и не только в интересах отдельных российских компаний.

Другое важнейшая сфера использования углеводородов, которая подчеркивается российскими аналитиками и упускается хозяйственниками и предпринимателями, – это глубокая их переработка внутри страны с целью повышения добавочной стоимости продукта и последующего экспорта по соответствующим ценам. Направление этой работы – минимизация роли сырьевого придатка России в мировой экономике (по данным Федеральной службы государственной статистики, доля энергоресурсов в структуре экспорта России составляет 64%).

Таким образом, основная задача России – разработать и приступить к реализации национальной топливно-энергетической политики, которая исходила бы из ответственности перед будущими поколениями за сохранение и рациональное использование топливно-энергетических ресурсов.

(Нет голосов)
 (0 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся