Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Наталья Бурлинова

К.полит.н., президент Центра поддержки и развития общественных инициатив — «Креативная дипломатия», доцент МГУ им. М.В. Ломоносова, доцент Финансового Университета при Правительстве РФ и РГГУ

В ноябре 2017 г. на страницах авторитетного американского журнала по внешней политике Foreign Affairs появилась статья, в которой был продемонстрирован новый взгляд на публичную дипломатию США и других стран. Кристофер Волкер и Джессика Людвиг ввели новый термин — «острая сила». Этот термин понабился им для того, чтобы противопоставить американскую «мягкую силу» той деятельности, которую ведут Китай, Россия и другие, по мнению американцев, авторитарные режимы на международной арене с точки зрения продвижения образа страны. Другими словами, авторы предложили называть «мягкой силой» всё, что в публичной дипломатии делают США, а деятельность Москвы и Пекина рассматривать как вредоносную пропаганду и информационное воздействие.

«Острая сила» как нельзя лучше пришлась ко двору представителям Демократической партии США, начавшей активную борьбу против Трампа, за победой которого на выборах видели «русский след». Активизировавшаяся в 2016–2017 гг. предвыборная политическая борьба в США сделала всё российское токсичным. Такая политическая атмосфера позволила американским спецслужбам открыть охоту за российскими неправительственными организациями и отдельными американскими и российскими гражданами, которые так или иначе имели отношение к общественной дипломатии между двумя странами.

В качестве инструмента борьбы с этим вмешательством, а также шире — с российской пропагандой и влиянием на умы американцев — был применен знаменитый FARA — Foreign Agent Registration Act, принятый еще в 1938 г. Помимо FARA вспомнили про дополнительные юридические инструменты, в частности, закон 951 о деятельности иностранных агентов без регистрации от 1948 г. Этот закон представляет собой легальный инструмент правительства США, с помощью которого можно легко открыть уголовное преследование любого физического лица в мире, которое покажется властям США подозрительным и беспокоящим их с точки зрения оказания смыслового влияния на американское общество. Но если закон FARA касается прежде всего деятельности на территории самих США, и за нарушение его статей обычно следует наказание в виде выплат большого штрафа, то закон 951 позволяет американским властям превращать в уголовных преступников тех, кто, по их мнению, представляет угрозу извне… Кроме того, FARA определяет иностранных принципалов более широко, включая иностранные компании и иностранные физические лица, то закон 951 касается тех, кто, якобы, осуществляет влияние от имени и по поручению иностранного правительства, а не любого принципала. В качестве доказательства необходимо предоставить факт любой, даже малейшей связи подозреваемого с государственными органами, например, информацию о благотворительном или грантовом финансировании организаций или контактах с чиновниками страны происхождения подозреваемого. В соответствии с законом 951, признанному виновным грозит до десяти (!) лет лишения свободы. Только вдумайтесь, десять лет тюрьмы за гражданскую активность и общественную дипломатию.

FARA и особенно закон 951 на сегодняшний день являются главным политическим инструментом запугивания и борьбы, которую ФБР и другие ведомства США в рамках концепции противодействия российской «острой силе» ведут против России по всему миру. Именно по этому закону была осуждена Мария Бутина в 2019 г. Именно нарушение этого закона (и не только) американская сторона вменяет еще одной гражданке России — Елене Брэнсон, бывшему председателю Координационного совета организаций российских соотечественников (КСОРС) в США и президенту Русского центра в Нью-Йорке. По совокупности применяемых статей Елене грозит более 35 лет тюремного заключения за ту многолетнюю общественную деятельность, которую она вела в США. Именно нарушение закона 951 теперь вменяется и автору этой публикации за участие американских граждан в проекте публичной дипломатии для молодых лидеров «Meeting Russia». Как заметил еще в 2018 году Иван Тимофеев, «Американцы посылают сигнал, что любой россиянин, имеющий дело с США, может оказаться за решеткой».

Таков дивный новый мир, в котором мы теперь все живем. Что мы этому можем противопоставить? Ответом может стать гражданская солидарность людей и стран, которые не согласны с концепцией «острой силы», не согласны с использованием политического давления и запугивания гражданских активистов и общественных дипломатов, пытающихся наводить мосты между странами. Возможно, российским гражданам, которые попали под каток ФБР и FARA, стоит подумать о создании международной правозащитной ассоциации по защите людей, преследуемых Соединёнными Штатами по политическим мотивам.

«Если война — это единственный ответ,
который нам могут дать наши лидеры,
то мы живем в несчастное время.»
Джон Стейнбек, «Русский дневник»

В ноябре 2017 г. на страницах авторитетного американского журнала по внешней политике Foreign Affairs появилась статья, в которой был продемонстрирован новый взгляд на публичную дипломатию США и других стран. Авторы публикации Кристофер Волкер и Джессика Людвиг, исследователи нежелательного в России Национального фонда в поддержку демократии, ввели новый термин — «острая сила» (sharp power). Этот термин понабился им для того, чтобы противопоставить американскую «мягкую силу» (soft power) той деятельности, которую ведут Китай, Россия и другие, по мнению американцев, авторитарные режимы на международной арене с точки зрения продвижения образа страны. Другими словами, авторы предложили называть «мягкой силой» (soft power) всё, что в публичной дипломатии делают США, а деятельность Москвы и Пекина рассматривать как вредоносную пропаганду и информационное воздействие.

И хотя автор понятия «мягкая сила», патриарх американской политологии Джозеф Най критически отнесся к новой концепции, опубликовав несколько публикаций, в которых не соглашался с предложенным термином, «острая сила» как нельзя лучше пришлась ко двору представителям Демократической партии США, начавшей активную борьбу против Трампа, за победой которого на выборах видели «русский след». Активизировавшаяся в 2016–2017 гг. предвыборная политическая борьба в США сделала всё российское токсичным. Такая политическая атмосфера позволила американским спецслужбам открыть охоту за российскими неправительственными организациями и отдельными американскими и российскими гражданами, которые так или иначе имели отношение к общественной дипломатии между двумя странами.

На помощь агентам ФБР, везде искавшим «русский след», пришли оппозиционные эмигрантские круги из России и новое экспертное поколение из стран бывшего СССР, прежде всего, Украины и республик бывшей Восточной Европы (главным образом, Чехии и Польши). Это новое поколение было взращено на образовательных грантах и стипендии США, и, перебравшись в Америку, они занялись распространением бациллы русофобии в американских экспертных и университетских кругах. Одним из ярких примеров формирования токсичной атмосферы вокруг российских НКО и экспертного сообщества стал доклад «Hybrid Analytica: Pro-Kremlin Expert Propaganda in Moscow, Europe and the U.S. A Case Study on Think Tanks and Universities» (Institute of Modern Russia,2018), соавторами которого выступили украинский эксперт и оппозиционер из России с американским паспортом. Этот доклад стал своего рода предтечей развернувшейся в дальнейшем кампании по поиску российских «иностранных агентов» (то есть тех, кто, по мнению властей США, представлял интересы российского правительства). Доклад представляет собой публичный донос и призыв к борьбе с российским неправительственным организациями и аналитическими центрами, работающими с американскими партнёрами, а также акт доносительства в отношении конкретных физических лиц. Эти лица, по мнению авторов доклада, являются «агентами Кремля» в США. Доклад вышел в свет в 2018 г. очень своевременно для противников сотрудничества с Россией и способствовал той истерии, которая развернулась вокруг дела о «вмешательстве России» в президентские выборы в США.

В качестве инструмента борьбы с этим вмешательством, а также шире — с российской пропагандой и влиянием на умы американцев — был применен знаменитый FARA — Foreign Agent Registration Act, принятый еще в 1938 г. Помимо FARA вспомнили про дополнительные юридические инструменты, в частности, закон 951 о деятельности иностранных агентов без регистрации от 1948 г. Как написала первая российская жертва этого закона Мария Бутина в своей книге «Тюремный дневник» [1], американское общество появлением этого закона обязано Джону Эдгару Гуверу, возглавлявшему ФБР почти пятьдесят лет, и сенатору от штата Висконсин Джозефу Маккарти, чье имя стало нарицательным, поскольку именно этот человек возглавил идеологическую борьбу против левых идей в Америке во второй половине 40-х – начале 50-х гг. Этот закон был принят для усиления защитных и оградительных мер, которые в послевоенные годы правительство США выставляло для борьбы с распространением коммунистических идей.

Этот закон представляет собой легальный инструмент правительства США, с помощью которого можно легко открыть уголовное преследование любого физического лица в мире, которое покажется властям США подозрительным и беспокоящим их с точки зрения оказания смыслового влияния на американское общество. Но если закон FARA касается прежде всего деятельности на территории самих США, и за нарушение его статей обычно следует наказание в виде выплат большого штрафа, то закон 951 позволяет американским властям превращать в уголовных преступников тех, кто, по их мнению, представляет угрозу извне… Кроме того, FARA определяет иностранных принципалов более широко, включая иностранные компании и иностранные физические лица, то закон 951 касается тех, кто, якобы, осуществляет влияние от имени и по поручению иностранного правительства, а не любого принципала. В качестве доказательства необходимо предоставить факт любой, даже малейшей связи подозреваемого с государственными органами, например, информацию о благотворительном или грантовом финансировании организаций или контактах с чиновниками страны происхождения подозреваемого. Таким образом, закон 951 есть тонкая грань между обвинением в незаконной деятельности «иностранным агентом» и более тяжким обвинением в шпионаже (то есть доступе к секретной информации). Закон о шпионаже применяется в случае более серьезных, чем «борьба с враждебным влиянием», целей. В соответствии с законом 951, признанному виновным грозит до десяти (!) лет лишения свободы. Только вдумайтесь, десять лет тюрьмы за гражданскую активность и общественную дипломатию. Для сравнения отметим, что российский закон об иностранных агентах декриминализован, то есть ничего страшнее административного или дисциплинарного наказания признанному иностранным агентом не грозит.

FARA и особенно закон 951 на сегодняшний день являются главным политическим инструментом запугивания и борьбы, которую ФБР и другие ведомства США в рамках концепции противодействия российской «острой силе» ведут против России по всему миру. Именно по этому закону была осуждена Мария Бутина в 2019 г. Именно нарушение этого закона (и не только) американская сторона вменяет еще одной гражданке России — Елене Брэнсон, бывшему председателю Координационного совета организаций российских соотечественников (КСОРС) в США и президенту Русского центра в Нью-Йорке. По совокупности применяемых статей Елене грозит более 35 лет тюремного заключения за ту многолетнюю общественную деятельность, которую она вела в США. Именно нарушение закона 951 теперь вменяется и автору этой публикации за участие американских граждан в проекте публичной дипломатии для молодых лидеров «Meeting Russia». Как заметил еще в 2018 году Иван Тимофеев, «Американцы посылают сигнал, что любой россиянин, имеющий дело с США, может оказаться за решеткой».

Тема иностранных агентов находится в ведении подразделения FARA Секции контрразведки и экспортного контроля (CES) в Управлении национальной безопасности Министерства юстиции США. До расследования спецпрокурора Мюллера [2] закон FARA применялся относительно редко. Но с 2017 г. волна дел по FARA и сопутствующему законодательству пошла по нарастающей. По информации, опубликованной на сайте одной американской адвокатской конторы, которая специализируется по данному направлению, применение FARA Министерством юстиции «является самым агрессивным за последние десятилетия» — наступила новая эра правоприменения этого закона.

И эта эра будет насыщена поиском все новых и новых иностранных агентов среди граждан России, Китая и других стран, против которых будут возбуждаться уголовные дела за общественную деятельность. Соединенные Штаты начали необъявленную войну с российскими общественниками и представителями академического сообщества. В значении расправы с политически неугодными людьми закон 951 напоминает печально знаменитую Статью 58 УК СССР (за контрреволюционные преступления), осужденных по которой называли «политическими».

Факт в том, что Америка будет и дальше распространять свое внутреннее законодательство на граждан других стран, даже если они не находятся и не работают на территории США. Так работает американское право (а точнее, бесправие). Таков дивный новый мир, в котором мы теперь все живем. Что мы этому можем противопоставить? Ответом может стать гражданская солидарность людей и стран, которые не согласны с концепцией «острой силы», не согласны с использованием политического давления и запугивания гражданских активистов и общественных дипломатов, пытающихся наводить мосты между странами. Необходимо новое гражданское движение сопротивления запугиванию и произволу со стороны американских властей в адрес общественных активистов из других стран. Очевидно, что ни Human Rights Watch, ни Amnesty International, созданные западными странами и работающие во многом на их средства, не готовы бороться с произволом американских властей. Возможно, российским гражданам, которые попали под каток ФБР и FARA, стоит подумать о создании международной правозащитной ассоциации по защите людей, преследуемых Соединёнными Штатами по политическим мотивам. Поэтому необходимо создавать альтернативные правозащитные структуры, для которых права и свободы граждан России, Китая, Ирана, других стран не менее важны, чем права и свободы американцев. Ибо понятие свобода и права являются важнейшими для любого человека, независимо от национальности и гражданства.

1. Тюремный дневник / Мария Бутина. – М.: Издательство АСТ, 2021. С. 24.

2. Расследование спецпрокурора Мюллера – расследование российского вмешательства в выборы в Соединенных Штатах в 2016 году и наличия подозрительных связей между соратниками Трампа и российскими должностными лицами, проведённое специальным прокурором Робертом Мюллером с мая 2017 по март 2019 года.


Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.5)
 (8 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся