Блог Научного Студенческого Общества МГИМО

Выход из договора РСМД: далеко за рамками российско-американских отношений

25 Октября 2018
Распечатать
Морозов А. С., студент 3 курса факультета Международных отношений МГИМО, советник Англо-саксонского клуба НСО МГИМО

В преддверии поездки Советника по национальной безопасности Президента США Джона Болтона в Москву Дональд Трамп заявил о намерении выйти из договора о ликвидации ракет средней и малой дальности. Согласно 15 статье договора, Стороны могут денонсировать соглашение заведомо уведомив друг друга за шесть месяцев, при этом выход возможен только в случае если «связанные с содержанием настоящего Договора обстоятельства поставили под угрозу высшие интересы». Через 6 месяцев после официального уведомления Договор автоматически прекращает свое действие. Однако визит Болтона в Москву завершился, а никакого документа с подписью Дональда Трампа российскому президенту вручено не было.
Напомним, что договор был подписан в декабре 1987 года Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачёвым и предусматривал уничтожение и отказ от производства в дальнейшем ракет средней (от 1000 до 5500 км) и малой (от 500 до 1000 км) дальности, а также пусковых установок и циклов сборки[1]. Договор вступил в силу 1 июня 1988 года, а к 1991 году считался выполненным: СССР уничтожил более 1700 ракет, а США - более 800.
И вот 20 октября 2018 года. Что же побудило Дональда Трампа отказаться уже от четвёртого договора? Причём предыдущие три были заключены его предшественником Бараком Обамой (Парижское соглашение по климату, соглашение о Транстихоокеанском партнерстве и Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе), а теперь американский президент покусился на наследие самого Рейгана.
В сделанном президентом США заявлении прозвучали очень важные слова. Он не только отметил, что соглашение с Россией расторгается как устаревшее, но также констатировал, что новые политические и стратегические реалии требуют, чтобы в новом модифицированном договоре среди подписантов была бы также и КНР[2]. Официальный представитель МИД Китая уже заявила, что ее страна не потерпит шантажа и имеет право на обеспечение национальной безопасности, также она напомнила, что договор РСМД — двустороннее соглашение между США и СССР (Россией)[3].
С момента подписания договора РСМД ядерным оружием обзавелись Пакистан и КНДР, ракеты средней дальности составляют основу ядерного потенциала кроме этих двух стран ещё Индии, солидным конвенциональным боекомплектом носителей этого типа обладает и Иран, который США подозревают в разработке ядерного оружия. Совместный всеобъемлющий план действий по Ирану также был денонсирован США в мае этого года. КНР располагает преимущественно баллистическими ракетами средней дальности, способные достигать континентальной части США ракеты семейства Хвасон еще только готовятся к серийному производству. Что касается баллистических ракет малой дальности, то все вышеперечисленные страны также поставили на боевое дежурство разные по технологическому уровню, но примерно одинаковые по характеристикам комплексы этого класса. Таким образом, на данный момент и Россия, и США обладают только оперативно-тактическими ракетными комплексами с дальностью полёта менее 500 км, и межконтинентальными баллистическими ракетами с дальностью полёта более 5500 км в силу своих обязательств. Великобритания и Франция также располагают только МБР, однако уже по финансовым соображениям.
Практический смысл применения ракет на расстояние от 500 до 5500 км заключается во времени подлёта. Учитывая, что скорость таких ракет приблизительна равна 8М (около 9500 км/ч), с момента запуска до, собственно, взрыва проходит 5-7 минут, что не оставляет противнику времени для принятие взвешенного и эффективного решения об ответном ударе. Таким образом, преимущество у нападающего. Когда в конце 1970ых-начале 1980ых, СССР стал проводить переоснащение стратегических сил на новейшие ракеты РСД-10 (SS-20 по классификации НАТО), в Европе серьезно обеспокоились за свою безопасность и потребовали от США обеспечить должный уровень защиты. В результате появилось так называемое «двойное решение НАТО», которое подразумевало начало переговоров по ликвидации соответствующих классов ракет, а в случае провала переговоров - размещение в Европе американских ракет «Першинг-2» и BGM-109G (наземный вариант крылатой ракеты «Томагавк»). Как известно, достичь договорённостей не удалось и ракеты все-таки были размещены. Дело сдвинулось с мертвой точки только со сменой руководства и внешнеполитического курса СССР с приходом к власти Михаила Горбачева. Вопрос вновь был поднят на его встрече с Рональдом Рейганом в Рейкьявике в 1986 году[4]. Лидеры обеих стран выразили готовность работать над сокращением вооружений и в следующем году подписали договор РСМД. Причём согласно этому договору из Европы также убирались крылатые ракеты наземного базирования, что, впрочем, никому не мешало устанавливать их на кораблях.
Взглянем на карту. В Тихом океане США располагают крупной военной базой на острове Гуам, а также базами в Южной Корее и в Японии. От базы на Гуам до КНДР около 4000 км, до Пекина - чуть более 4000 км. В Индийском океане крупнейший плацдарм США - военная база на острове Диего-Гарсия, от неё до Тегерана 5267 км. Исламабад и Нью-Дели брать в расчёт не будем ввиду достаточно динамичных отношений со знаком «+». Таким образом, обладая баллистическими ракетами средней дальности, США могли бы создать непосредственную угрозу своим конкурентам в ключевых регионах планеты. И это без учета баз в Южной Корее и в Бахрейне, от которых до Пхеньяна и до Тегерана около 600 и около 1000 км соответственно. Уменьшив подлетное время до 10-15 минут, при этом имея возможность сохранить весь потенциал межконтинентальных баллистических ракет и не дав возможности противнику нанести ответный удар, США могут уверенно действовать, обеспечивать свои национальные интересы и в некотором отношении даже диктовать свою волю.
Тут встаёт вопрос о том, что договор РСМД не затрагивает ракеты BGM-109G, размешенные на кораблях и подводных лодках. В настоящий момент именно эти ракеты составляют основную ударную силу ВМС США, ими оснащены новейшие эсминца класса «Арли Берк» и подводные лодки «Огайо». Эти ракеты действительно доказали свою эффективность в операциях на Ближнем Востоке. Тем не менее Томагавки имеют один очень большой недостаток - низкую скорость порядка 880-900 км/ч, что сопоставимо со скоростью пассажирского авиалайнера. Такая скорость, даже вкупе с высотой полета в 100-150 метров (практически невозможно обнаружить), делает эти ракеты уязвимыми даже для пушечного вооружения самолетов-перехватчиков. То есть Томагавк - высокотехнологичное и эффективное оружие против неэффективных и слабо оснащенных армий, они неспособны наносить удары по территории стран с глубокоэшелонированной системой ПВО.
В такой ситуации у США в настоящий момент нет возможности нанесения удара по своим потенциальным противникам без риска «получить сдачи». При этом нельзя однобоко трактовать решение о выходе из договора РСМД как часть двусторонних американо-российских отношений, хотя смещение баланса сил в сторону России после мартовского выступления Владимира Путина исключительно важно в этой ситуации.
Важно отметить, что ещё в 2000-ых США и Россия в рамках ООН предложили расширить действие договора РСМД до масштабов международной конвенции, однако инициатива была встречена без энтузиазма. Обе страны обвиняют друг друга в нарушении буквы соглашения. Россия считает, что американская система ПРО в Европе, основу которой составляют универсальные контейнеры Mk41, способные запускать те самые Томагавки помимо штатно предусмотренных противоракет, является прямым нарушением договора. США в свою очередь считают нарушением ракетный комплекс Искандер, официальная дальность стрельбы которого ~480 км, а на большее расстояние Россия его просто не испытывала. Одно время разговоры о нарушениях утихли, но теперь Mk41 и Искандеры вновь стали краеугольным камнем всей конструкции разоружения.
Кроме того, Дональд Трамп заявил, что серьёзно подумает над вопросом продления договора СНВ-III, подписанном Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым в 2010 году, срок его действия истекает в 2021. И хотя эксперты называют эти слова американского президента скорее предвыборной риторикой в преддверии выборов в Конгресс в ноябре 2018 года, в Москве сигнал может быть воспринят негативно (такая ситуация уже была в период президентства Д. Картера, когда тот в своей речи предложил СССР в открытую выбирать между конфронтацией и сотрудничеством, а потом надеялся, что Москва воспримет его слова как «сбалансированные»). Подводя итог, хотелось бы констатировать, что наследие Холодной войны в виде фундаментальных договоров медленно рушится. Договор РСМД и серия договоров СНВ были надежной базой сохранения справедливого баланса между сверхдержавами. Теперь в дело вмешались новые акторы, не желающие мириться с доминированием США, которые в свою очередь не собираются подстраиваться под кого бы то ни было. Напротив, даже отбросив практические последствия денонсации договоров, США демонстрируют волю и решимость сохранить за собой статус сильнейшего и влиятельнейшего игрока на мировой арене, для которого национальные интересы — единственное важное, во много крат важнее мировой стабильности.
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся