Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

Россия практически не фигурировала в выступлении президента США на Генеральной Ассамблее ООН. Единственный принципиальный момент, на который отреагировали эксперты — это то, что президент Трамп упомянул ее в связи с потенциальной энергетической зависимостью от Германии.

Генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов увидел в этом положительный знак.

«Это хорошо, потому что показывает: Трамп все-таки надеется на улучшение отношений с Россией, понимает деликатность ситуации, — сказал российский политолог в интервью Русской службе «Голоса Америки». — При этом понятно, что ничего хорошего он сказать не мог по внутриполитическим причинам. Поэтому в данном случае такое демонстративное неупоминание России, наверное, можно считать хорошим признаком».

Россия практически не фигурировала в выступлении президента США на Генеральной Ассамблее ООН. Единственный принципиальный момент, на который отреагировали эксперты — это то, что президент Трамп упомянул ее в связи с потенциальной энергетической зависимостью от Германии.

Генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов увидел в этом положительный знак.

«Это хорошо, потому что показывает: Трамп все-таки надеется на улучшение отношений с Россией, понимает деликатность ситуации, — сказал российский политолог в интервью Русской службе «Голоса Америки». — При этом понятно, что ничего хорошего он сказать не мог по внутриполитическим причинам. Поэтому в данном случае такое демонстративное неупоминание России, наверное, можно считать хорошим признаком».

Дональд Трамп с трибуны ООН, помимо прочего, призвал другие страны к усилению воздействия на Тегеран с целью заставить изменить его свою политику, и объявил о введении дополнительных санкций против Ирана с 5 ноября.

Президент США также подверг критике власти Венесуэлы, «обанкротившие страну, некогда богатую нефтью, и приведшие ее народ к нищете». Досталось и ОПЕК, которая, по словам американского лидера, «обдирает мир».

Говоря об Иране, Андрей Кортунов выразил сомнение, что призыв президента США найдет широкую поддержку: «Потому что Трамп фактически предлагает всему остальному миру просто взять под козырек и следовать односторонним американским решениям. Даже если бы эти решения были оправданными, — а у многих есть сомнения относительно содержания американской политики и ее эффективности в отношении Ирана, — все равно суверенные государства со своими представлениями о собственной роли в мировой политике не могут неукоснительно следовать линии Вашингтона».

Поэтому политолог полагает, что американская политика на этом направлении будет включать инструменты давления на партнеров с тем, «чтобы заставить их следовать в общем фарватере американского курса в отношении Ирана».

«Понятно, что в Вашингтоне есть люди, которые хотели бы смены режима в Тегеране, которые считают, что с нынешним режимом, в принципе, невозможно ни о чем договариваться, — добавил он. — Но история Исламской Республики Иран показывает, что это довольно устойчивое образование. Оно прошло через 8 лет войны с Ираком. Режим выстоял, иранцы привыкли жить в условиях санкций».

Конечно, ничего хорошего для Ирана в этом нет, уточнил Андрей Кортунов. Однако, по его словам, считать, что это некий карточный домик и стоит его чуть подтолкнуть, как он развалится — означает непонимание современного положения дел в Иране: «Трудно предположить, чтобы политика санкций могла дать здесь очень быстрые результаты. Если она будет продолжаться в течение длительного времени, то тут какие-то шансы появляются. Но, опять-таки, уйдет Трамп, и сохранится ли его политика — неизвестно. Может, придет новый Обама и все опять переиначит, начнет снова сближаться с Тегераном».

Что касается возможного давления на европейских партнеров США из-за Ирана, то гендиректор РСМД прогнозирует здесь «смешанный результат»: «С одной стороны, мы знаем, что уже были заявления о том, что Европа не присоединится к американским санкциям и будут создаваться механизмы для их обхода — в частности, компенсационный фонд для тех компаний, которые могут быть затронуты встречными санкциями. Все это, безусловно, так. Но при этом мы видим, что целый ряд крупных европейских компаний уже уходят из Ирана».

Понятно, что если вопрос ставится так: выбирайте между американским рынком и иранским, то бизнес-логика подталкивает руководителей компаний к тому, чтобы снижать свои риски и уходить из Ирана, резюмировал Андрей Кортунов.

Источник: Голос Америки.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся