Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 3)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Петр Стегний

Чрезвычайный и Полномочный Посол России, член РСМД

Чрезвычайный и полномочный посол РФ, бывший сопредседатель Группы по сложным вопросам, вытекающим из истории российско-польских отношений, доктор исторических наук Петр Стегний рассказал в интервью РИА Новости о том, какими он видит основные проблемы отношений Москвы и Варшавы.

— Недавно глава МИД Польши Витольд Ващиковский поделился своими оценками нынешней ситуации в российско-польских отношениях, заявив фактически, что они не улучшаются по вине Москвы. Какова ваша точка зрения? Не могли бы вы рассказать, как в РФ видят настоящее и будущее двустороннего взаимодействия?

— Уже весь мир привык к перевернутой с ног на голову логике польских политиков. Они любят рассуждать на публику о необходимости восстанавливать контакты с Россией, но при этом умалчивают, что именно они сами инициативно свернули двусторонний политический диалог с Россией по всем направлениям после переворота на Украине в 2014 году, а затем взяли на себя неблаговидную роль подстрекателей, тех, кто раскручивал и продолжает культивировать миф об "имперской политике Москвы", провоцирует продление антироссийских санкций, даже несмотря на то, какой ущерб наносится этим экономикам их соседей по ЕС. Но разве важны интересы итальянских или немецких производителей, когда на другой чаше весов собственные политические амбиции и внутрипартийные рейтинги?

Попутно, с помощью союзников по НАТО, поляки занимаются усилением собственных военных возможностей, прикрываясь бредовыми тезисами о якобы "всевозрастающей угрозе с Востока". Для оправдания накачки военных мускулов в Польше идут на откровенные выдумки насчет агрессивных планов России, всуе поминают наш статус ядерной державы, а вполне конкретные договоренности польского военного ведомства с Пентагоном о поставках американских ЗРК "Пэтриот" подают как нечто безобидное. В свою очередь, размещение на территории Польши с начала текущего года бронетанковой бригады ВС США, сил американской армейской авиации и многонациональной батальонной тактической группы НАТО, видимо, должны убеждать окружающих в глубоком пацифизме официальной Польши.

Но о какой российской агрессии можно говорить, если именно натовские контингенты все активнее продолжают появляться в непосредственной близости от российских границ? И именно Польша — одна из стран альянса — громче других ратующая за размещение иностранных контингентов на своей территории в качестве якобы каких-то "показательных символов" для России. Так кто кому угрожает? Нынешнее польское руководство преднамеренно вводит мировую общественность в заблуждение насчет того, кто в реальности раскачивает безопасность и стабильность в Европе, и при этом что-то там говорит о независимой политической линии Польши. Поляки действительно гордый и независимый народ, ценили и ценят свою независимость во все времена, только причем здесь политика тех, кто занимает сейчас руководящие посты в Варшаве, более напоминающая фанаберию предвоенного руководства Польши, закончившуюся весьма плачевно?

— В Польше также утверждают, что Россия пытается политизировать вопросы энергетики. Как бы вы могли это прокомментировать?

— Это типичное для сегодняшней Варшавы поведение. Манера, в которой польский министр обвиняет российскую сторону в спекулятивном использовании энергетических рычагов против своих соседей, очень характерна для общей линии Польши в этих вопросах. Нам приписывают политически мотивированное, нечистоплотное поведение, однако из комментария Ващиковского следует, что речь все-таки идет
лишь о цене вопроса. Складывается впечатление, что польский кабинет фактически торгуется и уже вроде бы не против продлить долгосрочные контракты на поставку природного газа из России по "конкурентной" стоимости, хотя до сих пор там твердили об "энергобезопасности" как главном приоритете. Получается, что все заклинания насчет необходимости принципиально отгородиться от России, свернув закупки голубого топлива, могут быть забыты, если Москва предоставит скидку. По-моему, это еще один очень показательный пример, как Варшава заботится об общем рынке и экономиках соседних стран, о тесном союзе с которыми она не устает напоминать.

Под занавес своих размышлений господин Ващиковский раскрывает, с какой именно Россией поляки были бы готовы идти на контакт: речь идет о "демократическом и готовом к сотрудничеству с ЕС правительстве". Нынешнее руководство нашей страны Варшаву не устраивает из-за его якобы имперских амбиций и неумения ценить "привилегированные условия", будто бы предоставленные нам западным миром. Сильная и самодостаточная Россия польским властям явно не нравится.

В себе же польские деятели изъянов не чувствуют, несмотря на открытые трения с партнерами по Евросоюзу на почве своего экстравагантного и недемократического поведения, зато по привычке готовы учить других.

Очередная выходка Ващиковского, к которым мы уже привыкли, не что иное, как неуклюжая попытка оправдать дилетантскую политику Варшавы на российском направлении. Сквозящие у главы польского МИД логические нестыковки и корыстный интерес должны насторожить союзников Польши, навязывающей им собственную "экспертизу" в рамках так называемой восточной политики Евросоюза.

— Глава польского МИД указал, что Совет Безопасности ООН остается чуть ли не единственной площадкой для сотрудничества Польши и России. Но ведь была же и группа по сложным двусторонним вопросам и другие каналы общения. Есть ли шанс и, главное, смысл реанимировать эти форматы?

— В Варшаве в последнее время любят перекладывать грехи с больной головы на здоровую, а потом жаловаться на чужую несговорчивость. Повторю, не Россия обнулила все основные диалоговые форматы с Польшей. И для возобновления серьезного разговора на какой угодно площадке нужна конструктивная повестка дня, добрая воля, а также кардинальное изменение риторики и стиля общения наших польских коллег. Ничего подобного из интервью Ващиковского, как и из всех последних заявлений польских политиков, не следует. Все, что мы слышим и видим, доказывает обратное — желание еще больше усугубить ситуацию между Москвой и Варшавой, извлекая из этого свою сиюминутную политическую выгоду и не заботясь о будущем.

В этих условиях Россия, как мне представляется, не видит смысла в выборочной реанимации двусторонних форматов. В том числе это относится и к Группе по сложным вопросам, вытекающим из истории российско-польских отношений, работу которой якобы хотят возобновить поляки. Подобие диалога, который польская сторона снова использует для оскорбительной риторики в адрес России, нас не устроит, поскольку лишь усугубит ненормальное и неприемлемое состояние российско-польских отношений. Если Польша готова сотрудничать в рамках СБ ООН, то пусть это продемонстрирует. Совет Безопасности служит хорошей дискуссионной площадкой, на которой зачастую раскрываются истинные намерения государств-членов.

— А согласны ли вы с оценками Ващиковского насчет украинских реалий?

— Вот еще один пример, с каким "багажом" польское руководство предлагает нам наводить порядок в двусторонних делах. В Варшаве государственный переворот на Украине, вопреки очевидному, рассматривается как "российско-украинский конфликт, инициированный Россией". В наш адрес от поляков звучат голословные обвинения в агрессивности и поддержке сепаратизма на Донбассе, вводе войск и нелегальных поставках вооружений. Министр Ващиковский требует от России, наравне с Киевом, выполнять минские договоренности, хотя он не может не знать, что Москва не является стороной конфликта, а лишь помогает скорее его урегулировать.

Ради воплощения неудачного проекта на Майдане в Варшаве готовы мириться даже с бандеровскими замашками нынешней киевской власти, которые в годы войны дорого обошлись польскому и многим другим народам, оправдывая эксцессы украинского национализма "поиском исторической идентичности". Польские власти ради "дружбы против России" цинично закрывают глаза на героизацию на Украине националистов из ОУН-УПА (Экстремистская организация, запрещенная в России, что с исторической и человеческой точек зрения объяснить просто невозможно.

Послушайте, я скажу резко, но все равно скажу. Совершенно понятно, что в рамках проводимой в Польше политики люстрации принято решение искоренить на земле Польши всякую память о советских солдатах, освободивших ее от фашизма. Сейчас сносят памятники, потом начнут выбрасывать кости. Это — за пределами понимания, за пределами человеческого. А потом что? Может, нынешние политики дойдут в своей поддержке киевского режима до того, что предложат считать действия бандеровцев-убийц правильными? Может, скажут, что они убивали неправильных поляков? По-моему, до этого недолго осталось.

— Раз заговорили об истории… В Польше недавно принят закон, разрешающий снос советских памятников. Не предполагает ли это, на ваш взгляд, ревизию итогов Второй мировой войны, ее причин и уроков?

— Министр Ващиковский в своем интервью лишний раз подтвердил, что ради политических выгод в Варшаве готовы жертвовать здравым смыслом и элементарной порядочностью. В Польше пока заявляют, что не трогают могилы наших воинов, хотя забота о кладбищах — не заслуга, а долг. Да и как я уже сказал, лиха беда начало. При этом ополчились на памятники благодарности Красной армии, расположенные вне захоронений, узаконили их снос, будто историческое наследие можно поделить на угодное и неугодное. Несмотря на все наши сигналы и предупреждения, польские власти упорствуют в желании перекроить историю, нанося тем самым тяжкое оскорбление России и ее народу, а также и самим польским гражданам, ветеранам, многие из которых, кстати, не только не хотят сносить советские памятники в своих городах, но и самостоятельно, на общественных началах заботятся о них.

Но идеологическая борьба с советским наследием и "переосмысление" вклада Красной армии в общую победу над фашизмом приобрели у официальной Варшавы поистине ужасающие масштабы и стали чуть ли не генеральной линией польских властей, еще одной, как им кажется, "выигрышной" для партийных рейтингов темой публичной риторики. Чего стоит одно только решение не допускать Россию к полноценному участию в создании нового музея — места памяти на территории бывшего нацистского лагеря смерти в Собиборе. И не надо прикрываться круговой порукой, мол, комитет международный, решение принималось всеми участниками, подоплека всем известна.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху на недавней встрече с Владимиром Путиным подчеркнул, что Израиль, где помнят, что восстание в Собиборе возглавил советский офицер Александр Печерский, не может выступать против участия России в этом мемориальном проекте. Россия намерена настаивать на подключении к этому международному проекту. Она имеет на это полное историческое право. Вряд ли кто-то может это отрицать. Пользуясь случаем, хочу прямо сказать, что мы рассчитываем на поддержку в этом вопросе еврейских, в том числе крупных международных антифашистских организаций.

— Еще одна из наиболее болезненных тем в двусторонних отношениях — катастрофа под Смоленском в 2010 году. Нынешние польские власти говорят, что не согласны с результатами расследования польской же комиссии, и даже создали еще одну. Как вы считаете, Варшава действительно пытается выяснить какие-то новые детали о катастрофе? Или это просто делается для повышения рейтингов внутри страны?

— Нынешнее польское правительство действительно с упорством, заслуживающим лучшего применения, разыгрывает карту смоленской трагедии. Катастрофа под Смоленском, безусловно, является инструментом внутриполитической борьбы в Польше, поводом к дополнительной дискредитации оппозиции со стороны правящей партии. Заодно к этим политическим играм подключают и Россию.

Уже более года миру обещают представить какие-то новые "шокирующие и неопровержимые" доказательства случившегося, но ничего не представляют. Пытаются найти хоть что-то, за что можно зацепиться, но не получается. Очевидно, что новая комиссия не имеет цели заново разобраться в причинах трагедии, весь мир знает, что они уже выяснены как профессионалами МАК, так и польскими экспертами еще в 2011 году. Считаю, что более открытого расследования причин этой ужасной катастрофы, более открытой позиции России по отношению к польским представителям, которые участвовали тогда в расследовании, нельзя себе представить. Пора уже польским политикам перестать спекулировать на этой, столь болезненной для польского общества, теме.

— Вы высказываете очень жесткие оценки. У вас какая-то обида на Польшу?

— Да что вы, какие обиды, у меня много добрых друзей в Польше, я с огромным уважением отношусь к полякам, знаю сложную историю этой страны и ее народа, сумевшего сохранить себя во всех исторических перипетиях. Я просто считаю, что как господин министр, так и многие его нынешние сподвижники, ведут себя недальновидно, подводя отношения между нашими странами к опасной черте. Пора остановиться.

Источник: РИА

(Голосов: 2, Рейтинг: 3)
 (2 голоса)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся