Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

Мы все надеялись, что этот год принесет позитивный перелом в российско-американских отношениях, возлагались надежды на встречу Путина и Трампа, – сказал эксперт газете ВЗГЛЯД. – Надеялись, что в Штатах каким-нибудь образом ситуация успокоится. Но ничего этого не произошло. Встреча в Хельсинки состоялась, но она не дала позитивных результатов. Санкции усиливаются, более того, США практически уже решили выйти из Договора по РСМД

Ушедший год ознаменовался новым охлаждением отношений с Западом, а наш диалог с Вашингтоном почти угас. На этом фоне особенно ярко смотрится победа российской стратегии на Ближнем Востоке, в Сирии. Именно благодаря российскому участию в 2018 году на большей части Сирии воцарился мир. Но насколько удачно наша страна отвечала на внешнеполитические вызовы на других направлениях?

Завершается 2018 год – замечательный хотя бы тем, что все войны и конфликты на Земле оказались ограниченными, локальными и, к счастью, не переросли в нечто большее. Что касается политической палитры, то она была весьма пестра событиями.

Гендиректор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов считает, что некоторые внешнеполитические задачи нашей дипломатии остались не выполнены. Но не всё, к сожалению, зависело от России.

«Мы все надеялись, что этот год принесет позитивный перелом в российско-американских отношениях, возлагались надежды на встречу Путина и Трампа, – сказал эксперт газете ВЗГЛЯД. – Надеялись, что в Штатах каким-нибудь образом ситуация успокоится. Но ничего этого не произошло. Встреча в Хельсинки состоялась, но она не дала позитивных результатов. Санкции усиливаются, более того, США практически уже решили выйти из Договора по РСМД».

Истории успеха Москвы

Зато Россия добилась больших достижений в восточном направлении. «Сейчас выходим на 100 млрд долларов торговли с Китаем – это очень даже неплохо, и у нас открываются новые перспективы. В этом году официально была расширена ШОС, туда вошли Индия и Пакистан. Это создает и определенные сложности, но и много новых возможностей тоже. Идут подвижки в отношениях с Японией», – сказал Кортунов.

А вот миротворческая миссия на Корейском полуострове откровенно не удалась, признают эксперты. Год назад, когда Пхеньян сильно публично поругался с Пекином, возник шанс на усиление роли Москвы.

«Был момент, когда у России оказались самые лучшие отношения с КНДР из всех великих держав, которые так или иначе были задействованы в конфликте, – говорит Кортунов. – Но в марте – апреле отношения между Пхеньяном и Пекином стали выправляться. И стало очевидно, что именно Пекину принадлежит самая важная роль в этом переговорном процессе».

Впрочем, летом Трамп решил выйти на двусторонний формат – напрямую общаться с Пхеньяном через голову китайцев.

«Пока что позиция Трампа заключается в том, что он сам может договориться с северокорейским лидером Кимом. Единственное, в чем он нуждается, – это чтобы все остальные (Китай, Россия, Южная Корея) дружно навалились бы на Пхеньян в случае, если КНДР попытается саботировать достигнутые с американцами договоренности», – говорит Кортунов.

Но это не означает, что Россия не может сыграть никакой роли. У нас есть свои позиции и свои контакты. В итоге мы все равно вернемся к многостороннему формату.

К главным внешнеполитическим загадкам года стоит отнести ситуацию, возникшую вокруг ИГИЛ*. Год назад казалось, что эту группировку уже почти добили. Однако затем натиск на нее ослаб. Камнем преткновения остается вопрос курдского анклава в Африне, вопрос наступления войск Асада на север Сирии.

«Фронтальное наступление, подобное штурму Алеппо, привело бы к значительным жертвам среди гражданского населения, – говорит он. – Я считаю, что скорее хорошо, чем плохо, что от этого наступления отказались. Это позволит вести более точечную стратегию, минимизировать жертвы, избежать провокаций с использованием химического оружия».

А главное – в этом случае удастся избежать разрыва между Россией и Турцией, почти неизбежного в случае, если силы Асада будут добивать ИГИЛ. Ведь эта группировка, говорит Кортунов, «это вещь текучая, как ртуть, мы можем очистить какой-то один участок, ИГИЛ может воспроизвестись в другом месте». Поэтому одной чисто военной победы здесь недостаточно.

«Необходима политическая, социальная победа, а это означает, что нужно думать о постконфликтной реконструкции Сирии», – говорит Кортунов. Но в любом случае успех в борьбе с ИГИЛ, достигнутый совместными усилиями разных стран, от России до США, безусловен.

Источник: Взгляд.

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся