Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.57)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Евгения Горюшина

Научный сотрудник лаборатории политических исследований Южного научного центра Российской академии наук (ЮНЦ РАН), эксперт РСМД

Колонка автора: Постсоветская хроника

Выборы по сути «декоративного» президента в Грузии происходят под занавес обострения российско-украинских отношений в Керчи, которое призвано отложить или даже отменить украинские выборы в 2019 г. Похожие ситуации по обе стороны от российских границ демонстрируют использование ставшей уже классической антироссийской риторики и действий перед выборами на постсоветском пространстве. Грузия вынуждена прибегнуть к таким мерам за неимением сколь-нибудь действенной схемы превращения своей экономики в эффективную, а политической системы — в действительно демократическую, как это следует из предвыборных обещаний всех кандидатов.

В середине 2016 г. вступило в силу Соглашение об ассоциации Грузии с Евросоюзом, предполагающее «необратимое и полномасштабное» создание зоны свободной торговли, а также внедрение европейских политических, торгово-экономических, социальных и правовых стандартов.

Доказательная арифметика демонстрирует относительные успехи реализации обозначенных обещаний. За первые восемь месяцев 2018 г. товарооборот с государствами — членами ЕС составил 2,2 млрд долл., что на 21,4% больше по сравнению с аналогичным периодом 2017 г. Экспорт из Грузии в государства — члены ЕС увеличился на 21,2% (до 0,5 млрд долл.), а импорт составил 1,8 млрд долл., что на 29,4% больше по сравнению результатами по состоянию на аналогичный период 2017 г. При этом торговый оборот с Содружеством Независимых Государств (СНГ) также увеличился на 32,6% (до 2,8 млрд долл.). Грузинский экспорт в страны СНГ вырос на 47,8% (до 1 млрд долл.), а импорт — на 29,3% и составил 1,7 млрд долл.

Однако принцип географической близости и добрососедских отношений никто не отменял. По данным национальной службы статистики Грузии, Турция остается главным торговым партнером страны со стабильным показателем в 1,1 млрд долл. (за восемь месяцев 2018 г.). В грузино-турецких торговых отношениях превалирует импорт, превышающий экспорт почти в пять раз. За Турцией следуют Россия (879,8 млн долл.), Китай (727,3 млн долл.) и Азербайджан (666,8 млн долл.).

В то время как торговая статистика Европейской Комиссии за 2017 г. показывает, что в прошлом году ключевыми партнерами оставались страны ЕС с товарооборотом в 2,5 млрд долл., за которыми следовали Турция и Россия (1,4 млрд долл. и 1,1 млрд долл. соответственно).

При этом количественная картина взаимоотношений ЕС и Грузии не была бы полноценной без учета среднегодового уровня роста торговли в сфере товаров. В период 2013–2017 гг. этот уровень достигал отметки в 0 евро (импорт) и -0,5 млрд евро (экспорт). Видимая стабильность торгово-экономической сферы при Маргвелашвили не смогла предотвратить массового разочарования в Грузии, которое отразилось на результатах выборов.

Выбор из выборов

Результаты первого тура президентских выборов в Грузии указали на необходимость проведения второго тура и усилили и без того жесткую конкуренцию между «Грузинской мечтой» и «Единым национальным движением», обострив не только битву между государственными телеканалами, но и заставив жителей страны активно дискутировать в социальных сетях. Фаворит выборов — Саломе Зурабишвили (за нее проголосовали 615 тыс. человек) — обогнала своего политического оппонента Григола Вашадзе (он набрал 600,9 тыс. голосов) менее чем на 1% голосов. Поэтому конечный результат напрямую зависит от 53% электората — людей, которые либо не участвовали в выборах, либо отдали свои голоса за других кандидатов. Одновременно с этим широкомасштабная предвыборная агитация в пользу Зурабишвили, спокойно улыбающейся с билбордов жителям грузинской столицы и окрестных населенных пунктов, никак не увязывается с агрессивной конкуренцией внутри разрозненной политической элиты страны. Отсутствие гомогенности политической элиты Грузии — её существенный минус. Обрисовываются главные ориентиры дальнейшего политического курса кавказского государства — либо сохранение и усиление взаимодействия с Западом, либо возвращение под влияние России.

Борьба за голоса разворачивается более чем в классическом жанре противоборства между представителями партий. Вечером 22 ноября во двор дома Эльмиры Бециашвили, координатора оппозиционного «Единого национального движения», была брошена бутылка с зажигательной смесью. Подобный «символ» советско-финской войны использовался и в качестве провокации против оппозиции в 2009 г., когда «коктейль Молотова» попал в дверь парламента Грузии.

Резонансным шагом перед выборами стало заявление премьер-министра Мамуки Бахтадзе от 19 ноября 2018 г. о списании долгов населения Грузии на сумму около 1,5 млрд лари (более 600 млн долл.). Процесс «обнуления» долгов будет начат уже после второго тура выборов (с 15 декабря) и окончен до наступления первого дня 2019 г. Какой-то конкретной схемы Бахтадзе не предложил, но поблагодарил фонд Cartu грузинского общественного и политического деятеля, крупнейшего предпринимателя страны Бидзины Иванишвили (занимает 153 место среди самых богатых людей мира согласно списку Forbes) за готовность в полном объеме возместить непогашенные проценты и оплатить штрафы. Несмотря на то, что Б. Иванишвили — грузинский бизнес-тяжеловес (по состоянию на 26 ноября 2018 г. его состояние — 4,5 млрд долл.), заработавший свое состояние в России и вернувшийся в Грузию в 2013 г., он исходит из прагматизма, направленного одновременно на реализацию интенций своей страны интегрироваться в НАТО наряду с улучшением отношений с Россией: «Самый сильный сосед Грузии — Россия, чей интерес заключается в том, чтобы помешать Грузии в евроатлантическом движении».

На этом фоне команда Вашадзе фактически обвинила правящую партию в присвоении идеи о списании долгов населения, неоднократно подчеркивая, что «каждый второй грузин имеет долги перед микрофинансовыми организациями или теми тремя банками, которые превратились в ростовщиков».

Отдавая отчет в социально-политической стагнации при Маргвелашвили, «Грузинская мечта» готова исполнить перед вторым туром выборов (а лучше уже после) любую, даже самую скромную, мечту населения ради своей победы. Одним из главных политтехнологических ходов этой партии стало обращение Зурабишвили к грузинской армии в праздник Гиоргоба (День Святого Георгия Победоносца, особо почитаемый в Грузии). В ответ на её речь об укреплении обороноспособности страны и продолжении снабжения войск современной боевой техникой и военными технологиями многие военные в отставке негативно <a target=">высказались в социальных сетях.

Если Зурабишвили ассоциируется с тесными связями с Западом благодаря её деятельности на посту министра иностранных дел Грузии и диплому Колумбийского университета США, её приверженности западной риторике и политическому имиджу, то Вашадзе — с нежеланным в Грузии советским прошлым из-за его деятельности как кадрового дипломата СССР вплоть до 1993 г.

Впрочем, есть и третья точка зрения, согласно которой Зурабишвили также может быть ассоциирована с Россией. Она подкреплена анализом эволюции её высказываний с 6 августа по 17 сентября 2018 г. — изначально кандидат в президенты признается в провокации (без ясного уточнения с чьей стороны), в результате которой Грузия стала участвовать в войне (фактически её развязала). Это послужило слабым, но все-таки поводом для очередного обсуждения высказываний Зурабишвили в публичном пространстве как кандидата, обладающего тесными связями с Кремлем.

С 11 сентября риторика Зурабишвили концентрируется вокруг главного тезиса, базирующегося на том, «что Россия — враг Грузии», открыто провоцирующий грузинскую сторону. Изменяющаяся риторика кандидата в президенты от «Грузинской мечты» облекается в привычные для разочарованного (отсутствием существенных социально-экономических изменений с 2013 г.) населения Грузии слова, наполненные опасениями по поводу возвращения страны под российское влияние. Это беспроигрышный ход, который активно используется накануне выборов для попытки активизировать электорат.

Выборы по сути «декоративного» президента в Грузии происходят под занавес обострения российско-украинских отношений в Керчи, которое призвано отложить или даже отменить украинские выборы в 2019 г. Похожие ситуации по обе стороны от российских границ демонстрируют использование ставшей уже классической антироссийской риторики и действий перед выборами на постсоветском пространстве. Грузия вынуждена прибегнуть к таким мерам за неимением сколь-нибудь действенной схемы превращения своей экономики в эффективную, а политической системы — в действительно демократическую, как это следует из предвыборных обещаний всех кандидатов.


Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.57)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся