Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 2)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Александр Крамаренко

Директор по развитию Российского совета по международным делам

Колонка автора: Европейская политика

В раскручивании Лондоном «дела Скрипалей» наступил этап, который со стороны можно охарактеризовать так: Москва ответила цирком на цирк. Особенно если сюда добавить нетерпение британских властей договориться о взаимной выдаче виз заменам выдворенных дипломатов друг друга, хотя о генконсульстве в Петербурге придется забыть до лучших времен. Было бы только смешно, если бы не судьба двух людей, прежде всего Юлии, которых буквально похитили, держат взаперти и не подпускают к ним никого, кроме, надо полагать, «проверенного» М. Урбана. Последний разразился книгой, которая дает основания для самых разных толкований, включая подготовку общественного мнения к тому, что обоих выпустят, наверное, когда вся эта тема отыграет, то есть вопрос с Брекзитом так или иначе разрешится. Но ведь и потом англичанам придется апеллировать к западной солидарности, чтобы получить условия получше по тем или иным пунктам своих будущих отношений с Евросоюзом.

Может случиться так, что историки современных международных отношений будут ссылаться на «дело Скрипалей» как один из переломных моментов в нормализации отношений Запада с Россией. И прав окажется Тютчев, который писал, что «самые заклятые враги России с наибольшим успехом способствовали развитию ее величия».


В раскручивании Лондоном «дела Скрипалей» наступил этап, который со стороны можно охарактеризовать так: Москва ответила цирком на цирк. Особенно если сюда добавить нетерпение британских властей договориться о взаимной выдаче виз заменам выдворенных дипломатов друг друга, хотя о генконсульстве в Петербурге придется забыть до лучших времен. Было бы только смешно, если бы не судьба двух людей, прежде всего Юлии, которых буквально похитили, держат взаперти и не подпускают к ним никого, кроме, надо полагать, «проверенного» М. Урбана. Последний разразился книгой, которая дает основания для самых разных толкований, включая подготовку общественного мнения к тому, что обоих выпустят, наверное, когда вся эта тема отыграет, то есть вопрос с Брекзитом так или иначе разрешится. Но ведь и потом англичанам придется апеллировать к западной солидарности, чтобы получить условия получше по тем или иным пунктам своих будущих отношений с Евросоюзом.

Но уже срабатывает пресловутый закон непредвиденных последствий (unintended consequences). Имею в виду, прежде всего, тему предполагаемой нетрадиционной ориентации подозреваемых. Она стала предметом нескончаемого потока народного и профессионального творчества в самых разных жанрах, начиная со стишков и рэпа и кончая полноформатными комиксами. Откровенный язык вводит в наш обиход вещи, которые до сих пор немногим приходилось слышать, но они отражают ту реальность, отрицать которую становится все труднее. Похоже, что в порыве энтузиазма кто-то даже готов, как подмечено у Гоголя, себя оговорить по такому случаю.

Решающую роль в подобного рода патриотической реабилитации нетрадиционной ориентации в нашем общественном мнении играет принадлежность обоих к ГРУ в подаче англичан. Сама по себе она ничего не доказывает и может только говорить о том, что британские сверхподробные визовые анкеты обеспечивают определенный простор для творчества их спецслужб. В этой заведомо мутной воде никогда ничто не прояснится до конца. Но тут сказывается традиционное — во все времена, включая советское, — недоверие наших граждан к своей власти.

Данная ситуация имеет непосредственное отношение к состоянию отношений России с Западом. На этапе их ухудшения в 2011–2012 гг. ощущалось нечто резко личное в нападках на российскую власть. Поводом послужил известный закон, вызвавший критику западного ЛГБТ-сообщества, которое широко представлено в элитах, включая творческие и СМИ. Положение несколько успокоилось, когда появилась возможность, в том числе в ходе Сочинской олимпиады, убедиться в том, что никого не преследуют. Затем пошли крупные прорывы в самих западных странах, прежде всего по части признания однополых браков, и внимание переключилось на ситуацию с церковным одобрением таких браков и положение трансгендеров. Но этот осадок личного отношения к России где-то остался. В 2014–2015 гг. причиной обострения стал подрыв нами монополии Запада в области силовой политики, что в элитах - в силу соответствующей политической и стратегической культуры - было воспринято особенно болезненно, на уровне личного оскорбления. Словом, одно наложилось на другое.

Можно ожидать, что со временем, по мере привыкания к новой реальности (к тому же тут уже главное — не втянуться в вооруженный инцидент, который выявит для всех, что есть что в сфере новейших типов вооружений сторон) и смены самих элит на Западе, роль этого последнего фактора ухудшения наших отношений снизится. Поэтому параллельное уяснение недоразумений с ЛГБТ-сообществом будет закладывать основу для более устойчивой нормализации, тем более в условиях, когда их последние достижения в своих странах могут оказаться под вопросом в результате наступления протестного электората, того, что осталось от традиционного общества.

Применительно собственно к «делу Скрипалей» двусмысленности для властей добавляет запланированный еще год назад на 13 октября в Солсбери фортепьянный концерт с исполнением произведений Чайковского, Рахманинова и Шостаковича под звучной бондовской шапкой «Из России с любовью». Организаторы оправдываются и говорят, что никто не жаловался, да и вообще, почему бы «не смотреть дальше», а именно в программу самого концерта.

Таким образом, может случиться так, что историки современных международных отношений будут ссылаться на «дело Скрипалей» как один из переломных моментов в нормализации отношений Запада с Россией. И прав окажется Тютчев, который писал, что «самые заклятые враги России с наибольшим успехом способствовали развитию ее величия».

(Голосов: 3, Рейтинг: 2)
 (3 голоса)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся