Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 3.5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Александр Крамаренко

Директор по развитию Российского совета по международным делам

Колонка: Европейская политика

4 марта 2019 г. исполнился ровно год пресловутому делу Скрипалей, которых, как утверждают британские власти, пыталось отравить ГРУ чуть ли не по указанию Кремля. Каков итог?

И Сергей Скрипаль, и его дочь Юлия, по утверждению британской стороны, живы-здоровы и даже общаются со своими британскими и российскими знакомыми где-то на юге Англии. Имена этих знакомых не называются, но среди них явно нет родственников обоих, которым британцы не дают визу под надуманными предлогами.

Чем решили британские власти отметить годовщину инцидента? Вовсе не доказательствами и не тем, что отпустили Скрипалей на свободу. 3 марта таблоидное издание «Мейл он Санди» опубликовала объемный материал, в котором отсутствие фактов восполняется обилием слов в попытке утверждать, что эффективный российский посол в Лондоне Александр Яковенко является «шпионом». Посол потребовал взять эту дезинформацию обратно. Авторы материала в числе прочего вменяют российскому послу в вину его предположение о том, что вся история с «отравлением» — дело рук самих британских властей, что якобы «гротескно». Но не более гротескно, чем бездоказательное обвинение во всем страны, занимающей, как и Великобритания, место постоянного члена Совета Безопасности ООН. Если все так плохо, то почему не рвутся дипотношения? Или живем в мире безнаказанности, когда за клевету тебе не объявят войны? Или это и есть элемент войны гибридной против России за невозможностью вести против нас войну реальную?

4 марта 2019 г. исполнился ровно год пресловутому делу Скрипалей, которых, как утверждают британские власти, пыталось отравить ГРУ чуть ли не по указанию Кремля. Каков итог?

И Сергей Скрипаль, и его дочь Юлия, по утверждению британской стороны, живы-здоровы и даже общаются со своими британскими и российскими знакомыми где-то на юге Англии. Имена этих знакомых не называются, но среди них явно нет родственников обоих, которым британцы не дают визу под надуманными предлогами. Что касается их британских знакомых, то не называется имя Пабло Миллера, который, по информации британских газет, появившейся по следам «отравления», в свое время завербовал Сергея Скрипаля, а после его приезда в Великобританию был его главным контактом от британских спецслужб. Судя по блогам тех британцев, которые отслеживает их деятельность (Крейг Меррей и др.), имеется судебный запрет британским СМИ упоминать имя П. Миллера.

Недавно британский посол в Москве Лори Бристоу заявил, что Скрипали, по понятным-де причинам, не желают встречаться с представителями российского посольства. Хотя британская сторона обязана обеспечить такой консульский доступ к нашим гражданам по международному праву и нашей двусторонней консульской конвенции. Дело очень простое — нет другой возможности установить, удерживаются ли наши граждане насильно, прежде всего Юлия. Этот контакт осуществлялся бы на британской территории и под контролем британских властей. Чего же бояться, если они не желают возвращаться в Россию? Значит, не все складывается у англичан со Скрипалями. Да и вопрос стоит шире: к ним не было никакого независимого доступа, начиная с британских СМИ, которые молчат и не задают правительству неудобных вопросов. Исключение составил Марк Урбан, написавший в прошлом году книгу о С. Скрипале на основе интервью с ним, взятых в том числе после инцидента с «отравлением». Но он был допущен, надо полагать, в силу доверия к нему британских спецслужб.

Второй момент — это то, что до сих пор британская сторона публично так и не представила собранных ею доказательств в поддержку своих весьма публичных обвинений по адресу Москвы. Почему этого не сделать, раз они имеются? Одно дело союзники, которые должны верить Лондону на слово, другое — международное сообщество и общественное мнение, которые имеют право самостоятельно судить об убедительности доказательств «вины Москвы». Ведь это не только вопрос двусторонних отношений, но и европейской и мировой политики в целом, уже отравленной официальным Лондоном, вопрос международной законности, где судить должны соответствующие международные органы. Из поведения британской стороны можно заключить, что таких доказательств у нее нет. К этому следует добавить, что англичане упорно уклоняются от сотрудничества в расследовании этого дела с российской стороной, как в свое время было и в «деле А. Литвиненко», закрытого в рамках секретных процедур пресловутого «публичного расследования» (вместо открытого коронерского). Но тогда ведь пришлось бы поделиться собранными доказательствами.

Чем решили британские власти отметить годовщину инцидента? Вовсе не доказательствами и не тем, что отпустили Скрипалей на свободу. 3 марта таблоидное издание «Мейл он Санди» опубликовала объемный материал, в котором отсутствие фактов восполняется обилием слов в попытке утверждать, что эффективный российский посол в Лондоне Александр Яковенко является «шпионом». Посол потребовал взять эту дезинформацию обратно. Свою характеристику этого неуклюжего и низкого маневра Лондона (неужели газетчики действовали на свой страх и риск в столь щекотливом деле?) дала официальный представитель МИД России Мария Захарова. Авторы материала в числе прочего вменяют российскому послу в вину его предположение о том, что вся история с «отравлением» — дело рук самих британских властей, что якобы «гротескно». Но не более гротескно, чем бездоказательное обвинение во всем страны, занимающей, как и Великобритания, место постоянного члена Совета Безопасности ООН. Если все так плохо, то почему не рвутся дипотношения? Или живем в мире безнаказанности, когда за клевету тебе не объявят войны? Или это и есть элемент войны гибридной против России за невозможностью вести против нас войну реальную?

И это при том, что как раз у российской стороны могли бы быть основания обвинять британского посла в принадлежности к внешней разведке МИ-6. В административных кругах Москвы всегда считали, что второе лицо в британском посольстве в Москве по политическим (а не торговым) вопросам является офицером МИ-6. В свое время Л. Бристоу занимал эту должность. Но также известно, что сотрудники Форин Офиса и МИ-6 (оба ведомства подчиняются министру иностранных дел) свободно перемещаются и в ту и в другую сторону. Поэтому не было вопросов при выдаче агремана на назначение нынешнего британского посла. Все это не абсолютное знание, но, по меркам скатившейся до таблоидной политической культуры британского истеблишмента, вполне достаточно, чтобы развязать травлю британского посла в Москве. Никто этого не делает и, уверен, не будет делать. В любом случае наше посольство в Лондоне весьма успешно в британском информационном пространстве. Оно лидирует в дипкорпусе по числу подписчиков своего твиттер-аккаунта: только за первые два месяца «дела Скрипалей» оно выросло на треть.

Вопрос в том, чего теперь добиваются в Лондоне, выдвигая абсурдные претензии к российскому послу, действуя при этом трусливо и низко. Может быть, просто желают сменить тему разговора, в том числе со своим общественным мнением, поскольку им нечего сказать по Скрипалям год спустя после того, что имеет все признаки убогой импровизации британских спецслужб?

Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 3.5)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся