Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.89)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Александр Крамаренко

Директор по развитию Российского совета по международным делам

Колонка автора: Европейская политика

«Делу Скрипаля» исполняется 30 дней. Сегодня же вопрос рассматривается на внеочередной сессии Исполсовета Организации по запрещению химоружия (ОЗХО), где он и должен был ставиться изначально. Самое время подвести первые итоги.

Союзническая солидарность вместо доказательств, которых ждать не приходится, уже говорит о многом. Достаточно и постановочного в своей театральности явления на местности военных в облачении химзащиты, как, впрочем, и подбрасываемых через таблоиды (какой с них спрос?) версий отравления — теперь уже от ручки входной двери дома Скрипаля до гречки, которую легко можно приобрести в Великобритании: гречка как замена пресловутой балалайке в кустах?

Высылки дипломатов подтверждают банальную истину: отношения между суверенными государствами строятся на основе взаимности. Если говорить о новации, то это выбор закрываемого российской стороной генконсульства США в Санкт-Петербурге посредством голосования на сайте нашего посольства в Вашингтоне. То есть простых граждан впустили в святая святых для западных элит — дипломатию. Что еще обращает на себя внимание, так это разрыв между тяжестью голословных обвинений против России и сугубо пропагандистским выхлопом со стороны Лондона и его союзников: если речь идет об «агрессии с применением химоружия», то почему не объявляется война и не задействуется Ст.5 Вашингтонского договора (об учреждении НАТО), или хотя бы не рвутся дипотношения?

Налицо политическая акция, беспрецедентная по своему масштабу, возможно, своего рода операция по отвлечению внимания от срыва планов англосаксов нанести удар по правительственным кварталам Дамаска под предлогом очередного «химинцидента» в Восточной Гуте. Не отсюда ли вся эта «химия», которой Лондон не смог управлять, начисто забыв про существование ОЗХО, о чем ему напомнила Москва. В любом случае грубая, по шаблону и наспех, работа британских спецслужб, специализирующихся на подрывной деятельности и провокациях в рамках «особых отношений» с США.

«Делу Скрипаля» исполняется 30 дней. Сегодня же вопрос рассматривается на внеочередной сессии Исполсовета Организации по запрещению химоружия (ОЗХО), где он и должен был ставиться изначально. Самое время подвести первые итоги.

Союзническая солидарность вместо доказательств, которых ждать не приходится, уже говорит о многом. Достаточно и постановочного в своей театральности явления на местности военных в облачении химзащиты, как, впрочем, и подбрасываемых через таблоиды (какой с них спрос?) версий отравления — теперь уже от ручки входной двери дома Скрипаля до гречки, которую легко можно приобрести в Великобритании: гречка как замена пресловутой балалайке в кустах?

Антон Уткин:
Старый «Новичок»

Высылки дипломатов подтверждают банальную истину: отношения между суверенными государствами строятся на основе взаимности. Если говорить о новации, то это выбор закрываемого российской стороной генконсульства США в Санкт-Петербурге посредством голосования на сайте нашего посольства в Вашингтоне. То есть простых граждан впустили в святая святых для западных элит — дипломатию. Что еще обращает на себя внимание, так это разрыв между тяжестью голословных обвинений против России и сугубо пропагандистским выхлопом со стороны Лондона и его союзников: если речь идет об «агрессии с применением химоружия», то почему не объявляется война и не задействуется Ст.5 Вашингтонского договора (об учреждении НАТО), или хотя бы не рвутся дипотношения?

Налицо политическая акция, беспрецедентная по своему масштабу, возможно, своего рода операция по отвлечению внимания от срыва планов англосаксов нанести удар по правительственным кварталам Дамаска под предлогом очередного «химинцидента» в Восточной Гуте. Не отсюда ли вся эта «химия», которой Лондон не смог управлять, начисто забыв про существование ОЗХО, о чем ему напомнила Москва. В любом случае грубая, по шаблону и наспех, работа британских спецслужб, специализирующихся на подрывной деятельности и провокациях в рамках «особых отношений» с США.

История дает все основания подозревать британские госструктуры (вовсе не простых британцев, с которыми мы не в ссоре) в такого рода грязных делах. Один из наиболее популярных британских журналистов Джереми Паксман в 2011 г. издал книгу «Империя. Что с британцами сделало правление миром», где, в частности, отмечает, что Британия выиграла битву за Индию у Франции прежде всего потому, что архитекторы ее империи (такие как Клайв, памятник которому высится у Форин офиса) не останавливались ни перед какой подлостью, вероломством и жестокостью. По сути то же, не без цинизма, признает и британский консервативный историк Н. Фергюсон в своей нашумевшей «Империи» (2003 г.). Примечательно, что до сих пор не рассекречены тысячи дел Форин Офиса, восходящие к середине XIX в. Так, несмотря на то, что Польша теперь является союзником Лондона по НАТО и партнером по Евросоюзу, не рассекречиваются материалы о гибели главы польского правительства в изгнании генерала Сикорского в авиакатастрофе в Гибралтаре 4 июля 1943 г.

Но искомый итог — демонстрация западной солидарности — достигнут. В свое время трагедия малайзийского авиалайнера в небе над Донбассом помогла сдвинуть позицию Берлина в нужном США направлении, остальное было уже не важно — полусекретное расследование тянется не один год и, похоже, уходит в песок. На этот раз Москва готова идти до конца, чтобы не дать закрыть дело под шумок очередного обострения между Россией и Западом, застрельщиками которого — по примеру скромной героини басни Крылова — выступают британцы, полагая, что им нечего терять в отношениях с Россией.

Как и в случае с рейсом MH17, нынешняя провокация адресована прежде всего Берлину, который не должен ломать западные ряды даже рискуя историческим российско-германским примирением. Другой момент — единство Запада должно сохраняться даже в сомнительных условиях закрытия англосаксами «либерального проекта», включая глобализацию, на что красноречиво указывают Брекзит и философия Д.Трампа. «Российская угроза» призвана сплачивать и заглушать сомнения союзников. Из этого следует, что надо пойти навстречу Лондону по формату его будущих торгово-экономических отношений с ЕС, включая интересы Сити. США же получат рынок для продукции своего ВПК в рамках навязываемой союзникам гонки обычных вооружений. Впрочем, элиты всех западных стран становятся бенефициарами того, что в условиях системного кризиса западного общества похоже на коллективный мобилизационный маневр.

В чем отличие от холодной войной? События последних лет показали, что к России «с подачи» самого Запада вдруг перешла инициатива в глобальной силовой политике — критической для самосознания западных элит сфере. Би-Би-Си цитирует в своем анализе (см. материал Джонатана Маркуса «Russia v the West: Is this a new Cold War?» от 1 апреля 2018 г.) эксперта Института Кеннана Вильсоновского центра Майкла Кофмана, согласно которому Запад прикрывает тезисом о «гибридной войне» ту реальность, что «после десятилетий войн по выбору с ничтожными противниками столкнулся с другой державой, обладающей способностью участвовать в конфликте по всему спектру потенциалов, включая невоенные». По мнению профессора Военно-морского Колледжа США Лайла Голдштейна, невмешательство НАТО в Крыму и на Украине попросту отражает реальный баланс сил с Россией.

Новое, что отличает нынешнюю «асимметричную конфронтацию» (определение В. Гарбузова, директора ИСК РАН), состоит в том, что произошел разрыв между войной обычной и ядерной, которые в условиях идеологической конфронтации составляли взаимосвязанные стадии одного конфликта. Теперь возможна «большая война» США с Россией и Китаем только с применением сил общего назначения, что закреплено в Стратегии национальной обороны Администрации Д.Трампа (январь 2018 г.). В.Путин, со своей стороны, подтвердил готовность к любому развитию событий, вновь изложив 1 марта ядерную стратегию России. Выбор — за Западом.

Полная неготовность к силовой конфронтации с Россией определяется некоторыми наблюдателями как эффект «застигнутого со спущенными штанами». Как отмечал президент В. Путин, все уже произошло. Отсюда истерия и попытки запугать собственный электорат, раз бессмысленно запугивать Россию. Наверное, можно судить и о «ломке» западных элит перед лицом вызревавшего с весны 2014 г. в глобальной политике момента истины или эндшпиля.

Толстой писал, что на Бородинском поле на Наполеона была впервые наложена рука сильнейшего духом противника и что эта победа была прежде всего нравственной. То же верно в отношении столкновения с другой инкарнацией Запада — нацистской Германией (о роли России в урегулировании внутризападных антагонизмов см. мой материал «Геополитика Русской революции» на сайте РСМД). Сейчас времена иные, и война с англосаксонским Западом может быть разыграна военными аналитиками обеих сторон в виртуальном пространстве. Эксперты один за другим уже заговорили о неадекватности западного оружия, создававшегося в неконкурентной среде «однополярного момента» для войн прошлого.

Нравственная победа нами уже одержана, если сравнить Мосул и Ракку с организованными нашими военными гуманитарными развязками в Восточном Алеппо и Восточной Гуте. Можно также надеяться, что не придется ждать завершения переговоров по Брекзиту и «утряски» революционной ситуации на Западе для того, чтобы в наших отношениях возобладала рациональность — ключевой элемент светской культуры Европы и немцев в особенности.

Впервые опубликовано в Эксперте.

Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 4.89)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся