Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 3.75)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Александр Крамаренко

Директор по развитию Российского совета по международным делам

Колонка автора: Европейская политика

Сейчас уже все на Украине примут немцев с хлебом-солью — как освободителей от ярма собственной элиты. Германия оказалась бы на стороне истории и начала бы ее творить совместно с другими европейцами, отбросив иллюзию продолжения внеисторического существования. Что касается России, то созданием на Украине демократической федерации немцы отдали бы нам долг за то, что мы дважды способствовали поражению Германской империи, чтобы она могла превратиться в нынешнюю федерацию, совместимую с остальной Европой. Это тот случай, когда то, что хорошо для немцев, хорошо и для всех остальных.  

20 февраля 2018 г. в РСМД состоялась презентация результатов проведенного под эгидой германского Фонда Фридриха Эберта «Прогноза для Украины: четыре сценария развития Украины на 2027 год». Они составлены в системе сила госвласти — сплоченность общества. Важный элемент новации, отражающий, надо полагать, общее состояние дел на Украине и настрой общества, уставшего от своей бездарной элиты, — это попытка вписать реализацию политических пунктов Минских соглашений в общую децентрализацию страны как важнейшее средство демократизации. Получилась хорошая «пища для размышлений». В любом случае поставлена главная задача — превращение Украины в страну, живущую по европейским ценностям. Вся проблема, в том числе для России (и в этом смысл Минских соглашений — иначе бы их не подписали президент Франции и канцлер ФРГ), состоит в том, что Украина такой страной не является.

Обращает на себя внимание то, что все сценарии ходят по кругу, предлагая с разной степени правдоподобностью разрешение ключевого противоречия — между уставшим и буквально замордованным со времени обретения независимости электоратом и малообразованной, местечковой элитой, не обкатанной конкурентной политической средой. Одновременно во всех сценариях есть элементы, которые, если их выстроить вместе, дают пятый и в принципе реалистичный сценарий разрешения указанного противоречия, который весьма условно можно было бы назвать благотворным внешним управлением: военный переворот, «мудрый» президент, технократическое правительство и сильное гражданское общество, «план Маршалла».

Тем более что в последние месяцы можно было наблюдать, как разворачивался аналогичный сюжет с М. Саакашвили, за которым предположительно стоят американцы (им свойственно ставить на одного своего человека, как правило, в роли главного действующего лица). Похоже, что ресурса Вашингтона хватило только на обеспечение личной безопасности бывшего гражданина Украины, но никак не более того. Украинская элита поняла этот маневр правильно — как стремление внешних спонсоров сменить ее оптом как абсолютно безнадежную, без чего Западу не избавиться от Украины как мощного обременения всей его политики. К тому же в истории Киевской Руси есть прецедент — призвание варягов в 862 году. Из пояснений участников проекта следовало, что в украинской элите сформировалась сходная культура нетерпимости к любому, кто выдвигается на первые роли. Получается, что, как и тогда, лучше призвать кого-то со стороны. Однако нынешний вариант осложняется тем, что элиту не кооптируют в новую власть, а выведут за ее рамки как нечто излишнее. Поэтому и столь отчаянное сопротивление.

Если не получается у США, то почему бы не попробовать европейцам, даже если такая инициативная политика претит их принципам? В конце концов, всю кашу заварили (или позволили заварить) в Брюсселе. До сих пор никто не может сказать, какой анализ и прогноз развития событий стоял за украинским проектом Евросоюза, прежде в части реализации Соглашения о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли. Даже в сценариях указанного «Прогноза на 2027 год» самым слабым местом является тема источников экономического роста, особенно в условиях прогрессирующего развала украинской промышленности, а тут еще все растянуто на лишние 10 лет (сверх уже потерянных 26). На это обращалось внимание и на презентации. Отношения как с ЕС, так и с Евразийским экономическим союзом это хорошо, но с чем туда идти? Идея встроить Украину в европейскую космическую программу звучит соблазнительно, но ЕС никаких ниш на своем рынке Киеву не предлагает, как не предлагает и серьезной финансово-экономической помощи по образцу американского «плана Маршалла». Тут мы возвращаемся к тому, что изначально в Брюсселе не закладывали никаких серьезных средств на этот проект – все должен был решить рынок. Возможно, в дешевизне украинского предприятия и все его объяснение. Ситуация не меняется и сейчас, когда стало очевидно, что в нем реально, а что виртуально.

Платить никто не расположен, в том числе Берлин, который как минимум такими средствами располагает — при мизерной по западным стандартам норме потребления в 54% ВВП и запредельном профиците текущего счета платежного баланса (8,6% в 2016 году). Достаточно вспомнить, какие средства ушли на помощь Греции, из которых 90% пошли на выплаты европейским банкам, включая германские. Само название Фонда Эберта отсылает нас к истории. В свое время Ф. Эберт и его соратники по Социал-демократической партии подавили революцию в Германии, чтобы, как прояснилось потом, отдать страну во власть нацистов. Речь не об ответственности немцев за прошлое – этот вопрос представляется решенным, а о безответственности за настоящее. Именно поэтому надо помнить историю.

История подсказывает, что Германия дважды оккупировала Украину, да и одной из причин обеих мировых войн, как считают историки, в частности Доминик Ливен (в его книге «Идя в пламя. Империя, война и конец царской России»), был контроль над Украиной в русле идеи «жизненного пространства» для немцев. В обоих случаях немцев принимали по-разному. Так или иначе, они оказались причастны к крайним формам проявления украинского национализма, который сейчас разрушает многонациональное государство. Чем дальше, тем будет хуже, поскольку несостоятельные элиты делают ставку на существование в качестве прифронтового государства, то есть взимание с Запада ренты на почве его противостояния с Россией. Это может отвечать интересам США, где новая администрация намерена вовлечь союзников в гонку обычных вооружений как средство реиндустриализации Америки. Немцам все равно придется платить, но лучше за модернизацию Украины, чем за ненужные американские системы вооружений.

Нет сомнений в том, что сейчас уже все на Украине примут немцев с хлебом-солью — как освободителей от ярма собственной элиты. Если есть сомнения, то почему бы не провести опрос? От этого выиграют все в Европе, включая отношения по оси «Россия-Запад». Пути реализации такого проекта найти легко — были бы деньги. Что касается самой Германии, то она оказалась бы на стороне истории и начала бы ее творить совместно с другими европейцами, отбросив иллюзию продолжения внеисторического существования. Конечно, рано или поздно придется решать проблемы еврозоны, где, как отмечает в своей последней книге «Мир в беспорядке» президент нью-йоркского Совета по международным отношениям Р. Хаас, «политика и идеология возобладали над экономической реальностью» (европейский вариант волюнтаризма?). Но где-то надо начинать принимать трудные самостоятельные решения.

Что касается России, то созданием на Украине демократической федерации немцы отдали бы нам долг за то, что мы дважды способствовали поражению Германской империи, чтобы она могла превратиться в нынешнюю федерацию, совместимую с остальной Европой. Это тот случай, когда то, что хорошо для немцев, хорошо и для всех остальных.

Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 3.75)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся