Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 2.42)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Окунев

К.полит.н., доцент кафедры сравнительной политологии, старший научный сотрудник центра региональных политических исследований МГИМО МИД России

Книга смотрит на Европейский союз и российско-европейские отношения через призму общего соседства. Это задает верный камертон всему исследованию: при политических, экономических и даже культурных различиях, Россия и Европа объединены географией. Это означает, с одной стороны, что и общее пограничье, и страны, оказавшиеся между двумя полюсами силы, в любом случае будет зависеть от процессов, происходящих в Москве и Брюсселе, а, во-вторых, динамика политического развития как в России, так и в Европе, так или иначе будет зависеть от их географической близости.

Книга разделена на две части: общую теоретико-компаративную и эмпирическую с кейсами Беларуси, Украины, Грузии и Турции.

В теоретическую основу работы положены некоторые концепции, все еще новые для российской политической науки, что должно обуславливать интерес к книге даже читателя, не занимающегося европейскими сюжетами. В частности, выделение вслед за Д. Лейком двух типов силы в международных отношениях — авторитета и принуждения — позволяет не только лучше понять причины установившихся отношений между странами, но суть политического процесса в самих государствах. Так, например, автор показывает, что характер внешней политики России определяется особенностями процесса государственного строительства в стране в последние десятилетия. Напротив, институциональная структура ЕС вводит некоторые ограничения на выстраивание внешнеполитической тактики союза. Автор приводит детальный анализ фаз сближения и удаления России и ЕС, которые определялись такой разницей в контексте формирования внешнеполитической повестки обоих игроков.

По мнению автора, российская политика в отношении общего соседства связана с необходимостью подтверждения страной ее статуса в международной системе. Это делает Россию в некоторой степени заложником стран ближнего зарубежья, без согласия которых на евразийскую интеграцию, она лишается своего статуса и, следовательно, вынуждает нашу страну усиливать инструменты политической, экономической, культурной и других форм давления.

В книге И.М. Бусыгиной есть и еще одна отрадная черта — у российской школы международных отношений появляются работы, признаваемые на равных на международном рынке знаний. Публикация книги в издательстве Routledge говорит о том, что, вопреки опять же устоявшемуся мифу, мы можем говорить с Западом на одном языке, слышать и понимать друг друга.


Рецензия на книгу И.М. Бусыгиной «Russia–EU Relations and the Common Neighborhood: Coercion vs. Authority» (Routledge, 2017 г., 242 с.)

Идея о непреодолимом кризисе Европейского интеграционного процесса, преследующая данный проект почти со дня его рождения, в последние годы, и особенно в российской публичной сфере, стала почти аксиомой. Хотя организация действительно продолжает сталкиваться с чрезвычайно сложными вызовами, на наш взгляд, дискуссии о перманентном кризисе отражают скорее уровень непонимания данной структуры аналитиком, нежели глубину его прогностического предвидения. Европейский союз пытаются подгонять под такие для него архаичные трафареты, как конфедеративное государство, международная организация, военно-политический блок и т.п., в то время как эта организация представляет собой совершенно новое явление на политической карте мира. Европейский союз, вопреки расхожему представлению, не отменяет национальный суверенитет, но и — опровергая другой миф — не является просто недееспособной площадкой для дискуссии. Это структура нового типа, отражающая усложнение современной мирополитической системы, мультиплицирование суверенных прав на международной арене и тенденцию к построению неравновесной, неиерархичной, ассиметричной и сетевой модели внешнеполитических отношений между народами. Социальные системы развиваются не по пути замены одних элементов другими, а за счет усложнения этих систем. Как кино не отменило театр, а телевидение — кино, так и ЕС не отменяет двусторонних отношений и национальные суверенитеты, а достраивает сложную картину мирового порядка, создавая в нем новые пласты и форматы взаимодействия. Да, этот процесс связан со сложностями определения границ эффективности новой структуры, поэтому история европейского интеграционного проекта является чередой сложных кризисов, каждый из которых союз преодолевал за счет усиления своей институциональной гибкости.

Для понимания этого, в том числе и российской школой международных исследований, требуются новые работы по изучению сущности Европейского союза, формирующие особый метаязык описания этого нового для системы международных отношений явления. А значит, делает поставленный в начале книги И.М. Бусыгиной вопрос, нужна ли еще одна книга про ЕС, риторическим.

Книга смотрит на Европейский союз и российско-европейские отношения через призму общего соседства. Это задает верный камертон всему исследованию: при политических, экономических и даже культурных различиях Россия и Европа объединены географией. Это означает, с одной стороны, что и общее пограничье, и страны, оказавшиеся между двумя полюсами силы, в любом случае будут зависеть от процессов, происходящих в Москве и Брюсселе, а, во-вторых, динамика политического развития как в России, так и в Европе так или иначе будет зависеть от их географической близости.

Марк Энтин, Екатерина Энтина:
Европейский союз распрямляет плечи

Книга разделена на две части: общую теоретико-компаративную и эмпирическую с кейсами Беларуси, Украины, Грузии и Турции.

В теоретическую основу работы положены некоторые концепции, все еще новые для российской политической науки, что должно обусловливать интерес к книге даже читателя, не занимающегося европейскими сюжетами. В частности, выделение вслед за Д. Лейком двух типов силы в международных отношениях — авторитета и принуждения — позволяет не только лучше понять причины установившихся отношений между странами, но суть политического процесса в самих государствах. Так, например, автор показывает, что характер внешней политики России определяется особенностями процесса государственного строительства в стране в последние десятилетия. Напротив, институциональная структура ЕС вводит некоторые ограничения на выстраивание внешнеполитической тактики союза. Автор приводит детальный анализ фаз сближения и удаления России и ЕС, которые определялись такой разницей в контексте формирования внешнеполитической повестки обоих игроков.

Особое место во взаимоотношениях России и Европы занимают, конечно, их общие соседи, по меньшей мере потому, что именно из-за непонимания в данном вопросе и начался самый тяжелый кризис в двусторонних отношениях. По мнению автора, российская политика в отношении общего соседства связана с необходимостью подтверждения страной ее статуса в международной системе. Это делает Россию в некоторой степени заложником стран ближнего зарубежья, без согласия которых на евразийскую интеграцию она лишается своего статуса и, следовательно, вынуждает нашу страну усиливать инструменты политической, экономической, культурной и других форм давления. Для ЕС же данные страны воспринимаются в логике построения единой системы безопасности (не только военной, но и энергетической и т.д.), что достигается за счет поддержки отдельных инициатив и реформ, нацеленных на общий взаимовыгодный результат. Если очень грубо, то, наверное, Россия больше действует кнутом, а ЕС — пряником.

По мнению автора, российская логика внешней политики вынуждает ее ставить страны ближнего зарубежья в ситуацию окончательного выбора «либо Россия, либо Европа» (который они не могут совершить), в то время как логика европейского внешнеполитического процесса не формулирует такой оппозиции. Этот тезис, на мой взгляд, требовал бы более аргументированного сопровождения. Вероятно, англоязычный читатель примет его и так, но для российского критика потребуются дополнительные разъяснения. Так, в российском политическом публичном дискурсе закрепилась позиция ровно обратная, что именно Европа поставила перед Украиной и другими странами Восточного партнерства цель отказаться от евразийского проекта. Возможно, такие обвинения скорее говорят о видении ситуации самими российскими публичными деятелями, чем об их понимании логики европейцев. Но найдется и критик, который скажет, что в ЕС некоторые страны (Польша, Румыния), по крайней мере на уровне риторики, также будут выстраивать такую же оппозицию. Другими словами, вероятно, ЕС неоднороден в данном вопросе, однако его институциональная структура переваривает и сублимирует такие специфические национальные позиции. Наверное, более подробные уточнения такого рода могли бы усилить позицию автора.

Конечно, исследование И.М. Бусыгиной должно занять важное место на полке исследователя-международника — как в России, так и за рубежом. Как уже говорилось, оно будет полезно и теоретикам международных отношений, и регионоведам, специализирующимся на отдельных странах Европы или европейском континенте в целом, и практикам из сферы дипломатии, бизнеса СМИ и НКО для понимания закономерностей и подводных камней в течение российско-европейских отношений. Как всегда, удивительно точный, системный подход И.М. Бусыгиной вкупе с ее красивым, образным языком делает эту книгу доступной самым широким слоям читателей.

В книге И.М. Бусыгиной есть и еще одна отрадная черта — у российской школы международных отношений появляются работы, признаваемые на равных на международном рынке знаний. Публикация книги в издательстве Routledge говорит о том, что, вопреки опять же устоявшемуся мифу, мы можем говорить с Западом на одном языке, слышать и понимать друг друга. Язык этот, конечно, не пропагандистский, а академический. А раз возможно взаимопонимание, значит, должно прийти и взаимодействие.


Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 2.42)
 (12 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся