Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 46, Рейтинг: 1.61)
 (46 голосов)
Поделиться статьей
Татьяна Исаченко

Д.э.н.,доцент, профессор кафедры международных экономических отношений и внешнеэкономических связей МГИМО МИД России, эксперт РСМД

В середине июля стало известно, что в Государственную думу внесен законопроект о выходе России из Всемирной торговой организации. По мнению авторов законопроекта, участие в организации препятствует росту национальной экономики. Однако ни одна из фракций Государственной думы не представила более или менее фундаментального исследования, которое позволило бы сделать такие выводы. Для специалистов, изучающих вопросы торговой политики и деятельности ВТО, важность членства не вызывает сомнения. Работа в сложной по структуре и направлениям деятельности международной организации — это важный, но непростой инструмент, которым надо владеть, умело использовать и проявлять гибкость в поиске компромиссов и жесткость в отстаивании своих позиций.

Татьяна Исаченко проводит анализ аргументов сторонников выхода из ВТО, а также правовой основы подобного поворота в развитии страны.


Государственная дума РФ в очередной раз удивила граждан страны новым законопроектом о возможном выходе России из ВТО. По мнению представителей фракции КПРФ, России в срочном порядке необходимо заявить о выходе из Всемирной торговой организации (ВТО). Аргументация данной инициативы достаточно примитивна — ее идеологи считают, что членство в ВТО препятствует росту национальной экономики.

Членство в ВТО как глобальном форуме и единственной международной организации, работа которой идет практически по всем направлениям многостороннего торгового регулирования, — важный фактор продвижения национальных интересов каждой страны. Основные аргументы в пользу членства сводятся к следующему:

— членство в ВТО позволяет принимать участие в многосторонних торговых переговорах, а также продвигать свою точку зрения и позицию. Безусловно, наиболее весомыми являются голоса тех стран и рынков, от торговли с которыми зависит экономическое развитие других участников, однако страны с меньшим политическим и, главное, экономическим весом могут объединяться в группы и совместно продвигать свою позицию [1]. Помимо контроля за выполнением уже существующих правил и норм, в ВТО идет постоянная работа по выработке новых условий осуществления международной торговли, адаптации мировой торговой системы к тенденциям мирового рынка. Тот факт, что такая крупная страна, как Россия, не будет участвовать в этих процессах, создаст проблемы не только для российских производителей, но и для самой многосторонней торговой системы;

— для страны с такими масштабами экономики и политическими амбициями, как Россия, членство в ВТО необходимо для усиления политического авторитета на международной арене аналогично членству в ООН;

— в течение 19 лет переговоров о вступлении России в ВТО удалось достигнуть значительных успехов. С учетом масштабов экономики и потенциала России, можно утверждать, что усилия и годы переговоров дали эффективный результат. Было бы крайне неразумно не воспользоваться этим достижением.

Таким образом, для специалистов, изучающих вопросы торговой политики и деятельности ВТО, важность членства не вызывает сомнения. Проблема заключается скорее не в членстве как таковом, а в том, что с 2012 г. [2] российский бизнес и политические круги страны так и не вникли в саму проблематику участия, что не позволяет в полной мере эффективно использовать имеющиеся преимущества. «Ожидание чуда» в случае работы в сложной по структуре и направлениям деятельности международной организации невозможно, это важный, но непростой инструмент, которым надо владеть, умело использовать и проявлять гибкость и разумность в поиске компромиссов и жесткость в отстаивании своих позиций.

По мнению авторов законопроекта из фракции КПРФ, «…за пять лет потери России от членства в ВТО “в разрезе бюджетной политики” составили 871 млрд рублей. Очевидных выгод при этом зафиксировано не было. Дальнейший прогноз также неутешителен. За 8 лет членства — к 2020 г. — потери в добавленной стоимости российской экономики составят 12−14 трлн рублей, а потери рабочих мест — 1,9 млн». Приведенные цифры не могут не удивлять, однако за исключением подобных комментариев в прессе ни одна из фракций Государственной думы за 5 лет не представила более или менее фундаментального исследования, которое позволило бы сделать такие оценки. Это касается главным образом рабочих мест, которые во многих секторах экономики сократились за счет оттока иностранных инвестиций, ухода некоторых инвесторов с рынка.

Проблема заключается скорее не в членстве как таковом, а в том, что с 2012 г. российский бизнес и политические круги страны так и не вникли в саму проблематику участия.

Так, в частности, в результате ухода с российского рынка одного из мировых лидеров автомобилестроения — корпорации General Motors, консервации, а позже закрытия в 2015 г. завода в Санкт-Петербурге и сокращения производства в Калининграде сократились тысячи рабочих мест. Как справедливо утверждает директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев, «…растущая безработица, которая является прямым следствием закрытия определенных производств, безусловно не благо, а зло для экономики. Как минимум потому, что усиливается нагрузка на бюджет в условиях, когда денег в нем и так не хватает». Связано ли это с членством в ВТО? Безусловно, нет. Скорее наоборот: неумение использовать членство в ВТО для привлечения инвестиций, ухудшение инвестиционного климата в результате политических событий и принятых экономических мер способствовали сокращению уровня доходов населения, существенному уменьшению продаж и как результат уходу одного из крупнейших инвесторов с рынка.

Следует учитывать, что членство в ВТО практически полностью (с разницей в один год) совпало с введением экономических санкций и контрсанкций, что в значительно большей степени нанесло урон российской экономике и затормозило ее развитие. Сокращение бюджетных доходов, произошедшее вследствие падения цен на основной экспортный товар — энергоносители, рост курса рубля и цен при одновременном сокращении реальных доходов населения — основные проблемы современного экономического развития страны, которые сильно повлияли на бюджет и состояние российской экономики.

Членство в ВТО практически полностью (с разницей в один год) совпало с введением экономических санкций и контрсанкций, что в значительно большей степени нанесло урон российской экономике и затормозило ее развитие.

Участие в ВТО одновременно позволяет получить определенные выгоды и накладывает некоторые рамки и ограничения. Безусловно, следование правилам, сформированным без участия российских экспертов, могло осложнить работу многих производителей, которые прежде довольно свободно ими манипулировали или не были обременены конкуренцией. Трудно определить список проигравших и победителей, что часто пытаются сделать многие политики. В краткосрочной перспективе отрасли национальной экономики должны были принять новые непривычные правила игры и внешние факторы формирования конкурентной среды. Так, например, одним из аргументов изначальных противников членства являлось снижение импортных пошлин на автомобили, однако даже при высоких пошлинах и наличии мер поддержки спроса на национальную продукцию, иностранной продукции отдавалось явное предпочтение. Сторонники сохранения защитных мер в отношении автопрома могли бы поддержать российского производителя в качестве активных потребителей его продукции, однако этого на российском рынке не происходит. Тем не менее членство в ВТО нельзя оценивать на основе анализа краткосрочных тенденций. Это трудный и долгий процесс ежедневной квалифицированной работы государственных органов, бизнеса, политиков и экспертов. Расчеты и прогнозы, сделанные еще на этапе присоединения [3], показали, что экономика России должна была получить существенные выгоды за счет улучшения инвестиционной привлекательности, снятия дискриминационных мер и применения ограничительных мер на основе переговоров с участием российских производителей, возможности использования механизма разрешения торговых споров и т. д.

Flickr/WTO/Studio Casagrande
Вступление России в ВТО

Следует также учитывать один крайне важный момент: правила ВТО направлены главным образом на регулирование торговли промышленными и сельскохозяйственными товарами и, как следствие, затрагивают интересы стран, вовлеченных в мировую торговлю данными товарами. Для России, как экспортера минерального сырья, эти правила не очень актуальны и не применяются в полной мере и, соответственно, не могут нанести ощутимого вреда. Что касается защиты и поддержки национального производителя в сфере сельского хозяйства, то здесь, наряду с прямой финансовой поддержкой, в некоторых случаях запрещенной, а в некоторых случаях сильно регламентированной, существует целый спектр разрешенных мер, которые в России не применяются или применяются неэффективно по причине либо коррупции и бюрократии, либо экономической неграмотности.

Интересно, что аргументы против ВТО практически не высказывались в процессе проведения переговоров. Кроме того, к моменту присоединения многие принципиальные договоренности с партнерами по переговорной группе были оформлены в виде федеральных законов, а после 2012 г. происходило лишь официальное оформление принципиальных договоренностей и детальное согласование сроков принятия тех или иных обязательств. Еще в 2003 г. были приняты крайне важные законы в области регулирования внешнеэкономической деятельности (Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности», Федеральный закон Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. N 165-ФЗ «О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров»). В апреле 2003 г. Государственная дума приняла новый таможенный кодекс, впоследствии замененный Таможенным кодексом Таможенного союза. Можно ли утверждать, что эти законы не получили одобрения фракции КПРФ в момент своего принятия? В 2006 г. были закончены двусторонние переговоры с ЕС и США по вопросам российского участия в ВТО и их результаты были представлены в Государственной думе.

Преимущества, которые экономика страны потенциально может получить от выхода из ВТО, достаточно сомнительны.

Наконец, обратимся к формальной стороне вопроса: предусматривают ли правила ВТО выход из организации и на каких условиях это можно сделать? Статья XV Марракешского соглашения о создании ВТО предусматривает, что «…1. Любой член может выйти из настоящего Соглашения. Такой выход распространяется как на настоящее Соглашение, так и на Многосторонние торговые соглашения и вступает в силу после истечения шести месяцев с даты получения Генеральным директором ВТО письменного уведомления о выходе. 2. Выход из Торгового соглашения с ограниченным кругом участников регулируется положениями такого Соглашения». Аналогичная статья есть и в тексте ГАТТ (статья XXXI). Таким образом, существует формальная основа для подобного шага, однако за 21 год существования ВТО эта статья не применялась ни одним из членов организации. Интересно также и то, что при огромном числе исследований, посвященных правовой базе ВТО, практически не существует ни одного аналитического материала, в котором исследуются примеры или причины постановки вопроса о выходе из ВТО. Можно утверждать, что в случае принятия данного законопроекта и подачи заявления от лица Российской Федерации мы рискуем стать первым и единственным примером. Оригинальность подобного шага бесспорна, в то время как разумность и эффективность крайне сомнительна. В результате произойдет и без того продолжающееся ухудшение инвестиционной привлекательности российского рынка, полная утрата доверия иностранных партнеров, в том числе и из числа стран, которых Россия видит в качестве новых стратегических рынков и направлений развития сотрудничества.

Членство в ВТО нельзя оценивать на основе анализа краткосрочных тенденций.

Преимущества, которые экономика страны потенциально может получить от выхода из ВТО, достаточно сомнительны. К ним можно отнести прекращение всех торговых споров, в которых сейчас участвует Россия в качестве истца или ответчика, а также закрытие национального рынка для иностранных товаров. Это может соответствовать интересам отдельных производителей, однако никак не пойдет во благо потребителям, для которых многие импортные товары более высокого качества станут более дорогими или в принципе недоступными. В этот момент стоит задуматься и о голосах избирателей, ради чего, по всей видимости, и был задуман новый законопроект и озвучена новая смелая инициатива.

1. Под «группами» в ВТО понимается ряд стран, сформировавших коалицию в рамках обсуждения конкретного вопроса или Соглашения в ВТО. Участники группы выступают с единой позицией, зачастую используя одного координатора или команду для переговоров. В качестве примера можно привести Группу 33 (производители отдельных сельскохозяйственных товаров), Кернскую группу (производители сельскохозяйственных товаров, выступающие за либерализацию торговли), Группу переходных экономик с низким уровнем развития, Группу «Друзей антидемпинга» (группа стран, выступающих за более жесткие правила проведения антидемпинговых расследований и процедур) и т. п.

2. Год официального присоединения к ВТО после ратификации Россией протокола о присоединении.

3. Большая работа по исследованию последствий участия в ВТО была проведена специалистами Института торговой политики НИУ-ВШЭ, результатом чего стала подготовка нескольких аналитических докладов для Правительства РФ.


Оценить статью
(Голосов: 46, Рейтинг: 1.61)
 (46 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся