Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 18, Рейтинг: 3.5)
 (18 голосов)
Поделиться статьей
Антон Цветов

Эксперт по направлению «Внешняя политика и безопасность», ЦСР

6–11 ноября 2017 г. в Дананге пройдет неделя лидеров экономик АТЭС — кульминация атэсовского года с главным мероприятием в виде саммита 10–11 ноября.

Серьезный прогресс по «большой» повестке свободной торговли в АТЭС в ближайшее время вряд ли предвидится. Если таковой практически отсутствует по ВРЭП и ТТП, где есть достаточно влиятельные интересанты и страны — «моторы» интеграции, то в более «либеральном» и широком по составу участников и набору тем АТЭС серьезного движения можно не ожидать. Одно из ключевых препятствий — новый курс администрации США. Деглобализационная повестка Д. Трампа оказалась не «страшилкой» американских либералов, а вполне реальной сменой парадигмы.

Однако это не значит, что следить за работой самой АТЭС стало неинтересно. АТЭС сегодня начинает претендовать на роль «азиатской ОЭСР», пытаясь задавать тренды социально-экономического развития, а не только активизации торгово-экономического сотрудничества между странами. В этой области российское участие достаточно активно. Российские приоритеты сегодня связаны, например, с обменом опытом в области развития удаленных территорий; Россия успешно запускает на площадке АТЭС проекты по женскому предпринимательству, выставляет свои достижения в области электронных госуслуг. Еще с российского председательства в АТЭС в 2012 г. остались сильные позиции по темам защиты окружающей среды и продовольственной безопасности.

Именно оптика грядущего саммита сделает его по-настоящему интересной. В третьем по величине вьетнамском городе встретится целая плеяда лидеров крупных экономик, подтвердивших и получивших свой мандат на несколько лет вперед.


6–11 ноября 2017 г. в Дананге в центральном Вьетнаме пройдет неделя лидеров экономик АТЭС — кульминация атэсовского года с главным мероприятием в виде саммита 10-11 ноября. АТЭС — одна из самых больших региональных организаций в мире по размеру входящих в нее экономик, и, как часто бывает с саммитами таких группировок, все самое главное будет происходить на полях.

Сама повестка АТЭС в этом году вращается вокруг попыток восстановить темпы международной торговли — то, о чем сегодня думает все глобально мыслящее человечество. Думать об этом все сложнее, по мере того как становятся очевидными дисбалансы мирового развития, вызванные характером глобализации последних десятилетий, — интеграционная повестка во внутренней политике многих стран становится едва ли не токсичной. На этом фоне экспортно-ориентированные страны, пытающиеся удержать темпы международной интеграции, стали выступать ее главными активистами. Вьетнам в качестве приоритетов своего председательства выбрал 1) качество экономического роста; 2) углубление региональной интеграции; 3) развитие конкурентоспособности ММСП и 4) продовольственную безопасность и адаптацию сельского хозяйства к изменениям климата.

Деглобализационная повестка Д. Трампа оказалась не «страшилкой» американских либералов, а вполне реальной сменой парадигмы.

Самый большой из вопросов из сферы ответственности АТЭС — это, конечно, формирование Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли (АТЗСТ). На фоне сегодняшнего обилия мегарегиональных форматов экономической интеграции АТЭС опирается в своем проекте на уже существующие переговорные форматы — Транстихоокеанское партнерство (ТТП) и Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВРЭП). Проблема в том, что оба эти формата сейчас не в лучшем состоянии. После выхода США из ТТП оставшиеся страны пытаются согласовать хотя бы что-то в формате «ТТП-11», «замораживая» те пункты, по которым были претензии у американцев. Однако многие страны ТТП (вроде Вьетнама) изначально ввязывались в проект ради огромного американского рынка и теперь будут вынуждены довольствоваться малым. На полях предстоящего саммита АТЭС пройдут отдельные встречи лидеров и профильных министров стран ТТП-11, но большого оптимизма в экспертном сообществе нет.

ВРЭП на этом фоне, казалось бы, должно было получить второе дыхание, однако и его перспективы, мягко говоря, туманны. Срок окончания переговоров уже в третий раз переносится и сегодня назначен на первую половину 2018 г. Идет уже двадцатый раунд переговоров, причем уже третий год поднимаются одни и те же вопросы — например, уступки по тарифам со стороны Индии, механизмы урегулирования инвестиционных споров и права интеллектуальной собственности.

Иными словами, серьезный прогресс по «большой» повестке свободной торговли в АТЭС в ближайшее время вряд ли предвидится. Если таковой практически отсутствует по ВРЭП и ТТП, где есть достаточно влиятельные интересанты и страны — «моторы» интеграции, то в более «либеральном» и широком по составу участников и набору тем АТЭС серьезного движения можно не ожидать.

Татьяна Флегонтова, Анна Кузнецова:
Будущее свободной торговли

Одно из ключевых препятствий — новый курс администрации США. Деглобализационная повестка Д. Трампа оказалась не «страшилкой» американских либералов, а вполне реальной сменой парадигмы. Помимо упоминавшегося выхода из ТТП и возможного пересогласования НАФТА или даже отказа от нее, новый подход команды Д. Трампа чувствуется и на рабочем уровне в АТЭС. Акцент на «честной торговле» (fair trade) в противовес «свободной торговле» (free trade) на рабочем уровне становится саботажем большого количества направлений сотрудничества. Сообщают о нежелании американских переговорных команд подписываться под документами, содержащими осуждение протекционизма. Например, серьезные проблемы возникли в мае 2017 г., когда вместо полноценной министерской декларации по АТЗСТ удалось согласовать лишь перечень направлений совместной работы.

Все это не значит, что следить за работой самой АТЭС стало неинтересно. АТЭС сегодня начинает претендовать на роль «азиатской ОЭСР», пытаясь задавать тренды социально-экономического развития, а не только активизации торгово-экономического сотрудничества между странами. Это такие темы, как инклюзивный рост, образование, новые технологии, устойчивое развитие, структурные экономические реформы.

АТЭС сегодня начинает претендовать на роль «азиатской ОЭСР», пытаясь задавать тренды социально-экономического развития, а не только активизации торгово-экономического сотрудничества между странами.

В этой области российское участие достаточно активно, хоть и не попадает на первые полосы газет, привыкших больше писать о «большой» мировой политике и игнорировать «мягкие» темы. Российские приоритеты сегодня связаны, например, с обменом опытом в области развития удаленных территорий; Россия успешно запускает на площадке АТЭС проекты по женскому предпринимательству, выставляет свои достижения в области электронных госуслуг. Еще с российского председательства в АТЭС в 2012 г. остались сильные позиции по темам защиты окружающей среды и продовольственной безопасности.

Так что Владимир Путин должен будет чувствовать себя уверенно, когда будет принимать участие в саммите АТЭС в Дананге. Пожалуй, именно оптика грядущего саммита сделает его по-настоящему интересной. В третьем по величине вьетнамском городе встретится целая плеяда лидеров крупных экономик, подтвердивших и получивших свой мандат на несколько лет вперед. Си Цзиньпин только что триумфально подтвердил свой статус минимум на пять лет, выборы выиграли Синдзо Абэ и Мун Чжэ Ин. Дональд Трамп, несмотря на все проблемы в Вашингтоне, пока крепко стоит на ногах и может продержаться до конца срока. В этом кругу Владимир Путин, конечно, будет подавать себя не как политик, чьи перспективы встретиться в таком составе в следующем году хоть сколь-либо туманны.


(Голосов: 18, Рейтинг: 3.5)
 (18 голосов)

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся