Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 26, Рейтинг: 4.19)
 (26 голосов)
Поделиться статьей
Дмитрий Офицеров-Бельский

К.и.н, доцент кафедры гуманитарных дисциплин НИУ ВШЭ, эксперт РСМД

События прошедшей весны в самой Армении уже нарекли революцией. Однако о завершении процесса говорить еще рано, и скрытая угроза для общества весьма велика. Возобновление политического кризиса может быть спровоцировано множеством факторов.

Н. Пашинян не обладает властью, которую ему приписывают. Власть немногого стоит, если нет возможности ее делегировать. Серьезных ресурсов, кроме народной поддержки и относительного контроля над силовыми структурами, у него нет. Возможности премьера ослабляют сложные отношения с бизнесом, отсутствие поддержки со стороны лидеров крупнейшей армянской диаспоры в России, отсутствие парламентского большинства, неопределенность в отношениях с союзниками по коалиции и полное преобладание старых кадров на высоких должностях во всех ведомствах.

Даже если после досрочных выборов Н. Пашинян сможет окончательно легитимизировать свою власть, сохранить баланс в отношениях с партнерами по коалиции и президентом, ему придется пойти на множество компромиссов. Помимо кадровой проблемы, к этому будет подталкивать и карабахский вопрос, но не его конфликтная составляющая, а тот факт, что никаких бархатных революций в этом непризнанном государстве не было, а возможности применения силовых методов в отношении его наиболее влиятельных представителей очень ограничены. Уже сейчас Еревану необходимо искать новую модель взаимоотношений со Степанакертом.

С точки зрения внешней политики, пока не имеет смысла говорить о каких-либо новых подходах. Тем более их не стоит ждать от премьер-министра, значение фигуры которого в этой сфере сильно преувеличивается. Во внешнеполитическом ведомстве внештатных перестановок пока не было, а новым министром стал прежний замминистра иностранных дел З. Мнацаканян. Он считается креатурой президента А. Саркисяна, который имеет обширный дипломатический опыт и очень влиятелен в дипломатической среде Армении.

Нынешние проблемы во взаимоотношениях России и Армении во многом проистекают не из действий премьер-министра Армении, не всегда удачных, с точки зрения дальновидной логики. Во многом они являются следствием очень тесных, глубоких взаимосвязей, зачастую не позволяющих отделить внутренние вопросы от задач развития двусторонних отношений и многосторонних связей в рамках ЕАЭС и ОДКБ. С очень осторожным оптимизмом следует констатировать, что перед Арменией сейчас открыто окно возможностей в вопросах внутренних преобразований.


События в Армении и прикованное к ним внимание демонстрируют не только важность этой страны во внешней политике России, но и явный недостаток экспертизы по постсоветскому пространству. Вновь оказались в ходу «векторные» рассуждения о политике, в основе которых лежит понимание, что, по крайней мере, на постсоветском пространстве политика может быть только «пророссийской» или «антироссийской». В наиболее категоричном варианте тем же способом интерпретируются и любые внутриполитические события в соседних странах. Однако окружающие Россию государства видят свои возможности гораздо более разнообразными и, как правило, не рассматривают собственную политику в категориях «пророссийская» или «прозападная», что не мешает им использовать соответствующие ожидания. Проблема этих категорий в российской внешней политике состоит в том, что они вполне могут иметь под собой основание, но очень сильно упрощают восприятие реальности и абсолютно бесперспективны для выработки внешней политики.

Российское восприятие международной политики страдает от искусственных представлений о наличии заданных паттернов, персонификации действий и ожиданий. В случае Армении, как и любом другом, имеет смысл говорить не о позиции политического руководства и даже не о национальных интересах, а о существующих стимулах, возможностях и ограничениях.

Призрачное лидерство и проблемы правящей коалиции

Сергей Маркедонов:
Армянский «транзит»

Безусловно, Н. Пашинян не обладает властью, которую ему приписывают. Власть немногого стоит, если нет возможности ее делегировать. Серьезных ресурсов, кроме народной поддержки и относительного контроля над силовыми структурами, у него нет. Возможности премьера ослабляют сложные отношения с бизнесом, отсутствие поддержки со стороны лидеров крупнейшей армянской диаспоры в России, отсутствие парламентского большинства, неопределенность в отношениях с союзниками по коалиции и полное преобладание старых кадров на высоких должностях во всех ведомствах. Перечисленное делает задачу комплексного реформирования страны сложновыполнимой. Если на протяжении примерно полугода, которые остались до досрочных выборов (они должны пройти в апреле-мае 2019 г.), активность нового кабинета будет, как прежде, разворачиваться почти исключительно в сфере репрессивных действий, разочарование в новой власти будет практически неизбежным. К тому же есть опасения, что борьба с коррупцией может обернуться всего лишь переделом собственности.

Наиболее спорным действием Н. Пашиняна в качестве премьер-министра стал арест Р. Кочаряна. Для многих в Армении — это дань справедливости, но открытие уголовного дела имеет в основе и более рациональные мотивы. Эта публичная и долгоиграющая история будет создавать информационный фон и переключать внимание с неизменных экономических сложностей. Это сильнейший удар по карабахскому клану, который прежде практически монополизировал власть и экономику в стране. Есть немалое число вопросов и к Р. Кочаряну относительно его капиталов, хотя пока в официальном обвинении они не были обозначены. В качестве демонстрации силы преследование Р. Кочаряна должно дать понять основным политическим игрокам в стране и за рубежом, что вызов премьер-министру сейчас не сможет бросить никто, и с новой властью придется выстраивать отношения. Однако дальнейшая аргументация покажет, что реальная сила премьер-министра не так уж велика.

События прошедшей весны в самой Армении уже нарекли революцией. Однако о завершении процесса говорить еще рано, и скрытая угроза для общества весьма велика.

Борьба с прежней властью еще недавно обеспечивала единство очень мозаичного политического содружества, однако теперь этого фактора сплочения больше нет, а конфликт в правящей коалиции становится все более вероятным. Влияние и ресурсы в ней концентрируются вокруг премьер-министра Н. Пашиняна и олигарха Г. Царукяна, возглавляющего партию «Процветающая Армения» и парламентский блок «Царукян». Их союз формировался со сложностями и то, насколько долгим будет их сотрудничество, зависит от итогов досрочных выборов, на которых они являются конкурентами. Сравнение личных рейтингов Н. Пашиняна и Г. Царукяна не в пользу последнего, однако, за ним более опытная и лучше узнаваемая на местах команда, в отличие от молодых кадров Н. Пашиняна. Позиции Н. Пашиняна сильны в Ереване, голосование в котором традиционно решает исход выборов, но его движение готовится к борьбе и за голоса в регионах. В свою очередь политическое объединение Г. Царукяна широко представлено по всей Армении и обладает большими финансовыми ресурсами для агитации и непосредственной помощи избирателям накануне выборов.

Только большинство в парламенте сможет дать нынешнему премьер-министру карт-бланш для дальнейших преобразований и избавит его от партнерской зависимости. В ином случае для сохранения самостоятельности ему придется приложить серьезные усилия. Необходимость сохранения коалиции и кадровый вопрос могут поставить Н. Пашиняна в двусмысленное положение, когда он не сможет воспользоваться победой для того, чтобы утвердить собственную власть. Г. Царукян гораздо более свободен в выборе — он хотел бы использовать харизму Н. Пашиняна и общественное доверие к нему, но если это окажется невозможным, то участие в коалиции не будет для него принципиально необходимым. Тогда Армения погрузится в очередной политический кризис, гораздо более тяжелый, чем завершившийся недавно, а Н. Пашинян превратится из лидера в аутсайдера.

Существует и другой вариант развития отношений между партнерами, который можно условно обозначить как «силовой», в основе которого лежит сбор компромата и подготовка уголовных дел в отношении олигарха. Охлаждение отношений между участниками коалиции уже практически не скрывается, и первые пробы силового давления со стороны Н. Пашиняна уже были проведены. В июне Комитет госдоходов Армении завел дела о приостановке работы газовых заправок, в числе которых были принадлежащие Г. Царукяну. А в июле был арестован начальник охраны Г. Царукяна Э. Бабаян, причем полиция отказалась изменить меру пресечения, несмотря на подписи более 70 депутатов под поручительством.

Если республиканцы и сторонники президента находятся в ожидании более очевидной политической динамики в стране, а соратники Г. Царукяна сохраняют приверженность команде, то сторонники Н. Пашиняна стараются подстраховаться и наладить тесные контакты с другими политическими силами. Такая стратегия имеет массу причин — во-первых, совершенно не очевидно, что Н. Пашиняну удастся сохранить нынешний объем власти и народный мандат на принятие жестких или непопулярных решений; во-вторых, соратники Н. Пашиняна не являются командой с развитой внутренней кооперацией, но наоборот, они создали конкурентную среду вокруг своего лидера; в-третьих, Н. Пашинян понимает необходимость освобождения от ряда своих соратников, а они в свою очередь хорошо понимают наличие таких планов. Как правило соратники Н. Пашиняна стараются наладить хорошие контакты с Г. Царукяном, как, например, С. Микаэлян, который выступил не так давно вместе с несколькими депутатами от блока «Царукян» с личным поручительством, прося суд изменить меру пресечения для «вора в законе» А. Бандуряна. Некоторые деятели стараются сблизиться с президентом А. Саркисяном и его окружением — в этом контексте можно упомянуть председателя Совета безопасности А. Григоряна.

Риски дестабилизации

События прошедшей весны в самой Армении уже нарекли революцией. Однако о завершении процесса говорить еще рано, и скрытая угроза для общества весьма велика. Возобновление политического кризиса может быть спровоцировано множеством факторов.

Во-первых, подготовка к досрочным выборам не обойдется без политических споров, имеющих шансы перерасти в конфликт уже после оглашения результатов выборов.

Во-вторых, внушает опасения конфликтная ситуация, разворачивающаяся вокруг фигуры католикоса Гарегина II, отставки которого требуют представители движения «Новая Армения — новый патриарх».

В-третьих, правящая коалиция очень непрочна, а то, что Г. Царукян готовится к пересмотру условий сделки практически не вызывает сомнений.

Даже если после досрочных выборов Н. Пашинян сможет окончательно легитимизировать свою власть, сохранить баланс в отношениях с партнерами по коалиции и президентом, ему придется пойти на множество компромиссов.

В-четвертых, дестабилизировать ситуацию в стране может военное обострение в Нагорном Карабахе, которое может рассматриваться в Баку как инструмент принуждения Еревана к переговорному процессу. При этом все, что может быть названо «компромиссом», будет сопряжено с потерями для Армении. Позиция европейских партнеров однозначно предполагает уступки азербайджанской стороне, но даже намек на их обсуждение вызовет яростную реакцию общественности.

Президент в нынешних обстоятельствах выглядит стоящим в стороне от политических баталий и часто ссылается на ограниченность своих представительских функций. В реальности, он и его окружение занимают выжидательную позицию. Первый выжидает хаотизации ситуации, чтобы стать столпом стабильности внутри страны и для внешних партнеров. А его окружение ждет, когда ситуация станет более очевидной, чтобы решить — оставаться с президентом или перекочевать в лагерь премьера, остро ощущающего нехватку профессиональных кадров в своей команде. Впрочем, именно здесь имеется поле для договоренности и ее вероятность особенно высока — уже сейчас ведется диалог о перераспределении полномочий между премьер-министром и президентом в пользу второго после парламентских выборов.

Так или иначе, даже если после досрочных выборов Н. Пашинян сможет окончательно легитимизировать свою власть, сохранить баланс в отношениях с партнерами по коалиции и президентом, ему придется пойти на множество компромиссов. Помимо уже упомянутой кадровой проблемы, к этому будет подталкивать и карабахский вопрос, но не его конфликтная составляющая, а тот факт, что никаких бархатных революций в этом непризнанном государстве не было, а возможности применения силовых методов в отношении его наиболее влиятельных представителей очень ограничены. Уже сейчас Еревану необходимо искать новую модель взаимоотношений со Степанакертом.

Внешнеполитическая неопределенность

С точки зрения внешней политики, пока не имеет смысла говорить о каких-либо новых подходах. Тем более их не стоит ждать от премьер-министра, значение фигуры которого в этой сфере сильно преувеличивается. Во внешнеполитическом ведомстве внештатных перестановок пока не было, а новым министром стал прежний замминистра иностранных дел З. Мнацаканян. Он считается креатурой президента А. Саркисяна, который имеет обширный дипломатический опыт и очень влиятелен в дипломатической среде Армении. Президент обладает отличными связями в Европе, США и Великобритании и является самым прозападным (при всей уже упомянутой условности этого определения) человеком в когорте нынешней власти.

Изначально для поддержания баланса интересов во внешнеполитической сфере начальником совета безопасности был назначен А. Григорян — правозащитник и соратник Н. Пашиняна. Однако в последнее время существует немало признаков того, что А. Григорян становится все ближе к президенту. Анализируя внешнеполитические действия Армении, очень важно разделять те, за которыми видна роль премьер-министра и другие, за которыми стоят МИД и президент.

На европейском направлении наиболее перспективным партнером для Армении видится Франция, причем видится из окна президентского кабинета. Большие ставки делаются на Э. Макрона, который посетит Армению 11–12 октября 2018 г. для участия в Международном саммите франкофонии. Размах для мероприятия такого рода впечатляющий — ожидается, что в нем примут участие свыше 5 тыс. человек, 100 высокопоставленных делегаций и 50 глав государств и правительств, в том числе премьер-министр Канады Д. Трюдо (скорее всего, мероприятие будет несколько скромнее, чем заявляется сейчас).

Известно, что французский президент настроен на расширение роли Франции как лидера ЕС в военном и политическом измерениях. Поэтому визит практически гарантированно будет содержать обсуждение карабахского вопроса, а очень аккуратная формулировка цели визита позволит французскому президенту прибыть в Ереван, не порождая избыточных надежд в деле продвижения переговорного процесса.

Повышенный интерес к Закавказью в Европе в последнее время связан с очень многими факторами — необходимостью пересмотра логики Восточного партнерства, обсуждением перспектив Грузии в НАТО, энергетическими вопросами, соседством региона с Ираном и др. Нагорнокарабахское урегулирование также является вопросом, в котором европейцы даже если и не видят своего реального продуктивного участия, то по крайней мере постараются его продемонстрировать. В июле президент Италии посетил все три закавказские республики, чего не делал прежде ни он сам, ни его предшественники. Симптоматично, что во время переговоров в ходе визитов не на последнем месте стоял и карабахский вопрос.

В отличие от европейского направления, вопросы взаимоотношений на постсоветском пространстве лежат больше в плоскости компетенций премьер-министра. Не исключение и карабахский вопрос. Однако пока не совсем понятно, стремится ли Н. Пашинян своей активностью на данном направлении окончательно закрепить его за собой или же настроен на возобновление переговорного процесса. В интервью телекомпании «Аль-Джазира» Н. Пашинян заявил о готовности «встретиться лицом к лицу с президентом Азербайджана с целью урегулирования карабахского конфликта». Вряд ли Армения готова к уступкам, но очередной раунд встреч, по всей видимости, не за горами. Министры иностранных дел двух стран уже встречались 11 июля в Брюсселе при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ. В сентябре должна пройти вторая встреча глав МИД Азербайджана и Армении Э. Мамедъярова и З. Мнацаканяна, на которой планируется продолжение диалога. Принципиальным для Н. Пашиняна вопросом является участие в переговорах представителей Степанакерта.

С очень осторожным оптимизмом следует констатировать, что перед Арменией сейчас открыто окно возможностей в вопросах внутренних преобразований.

Несмотря на то, что альтернативы переговорному процессу нет, каждый его этап представляет собой очень чувствительную веху в отношениях, отделяющую переговорный процесс от конфликта. Неудачные переговоры всегда хуже несостоявшихся, если исходить из задачи сохранения мира и ценности человеческих жизней, поскольку открывают двери для силовых аргументов. Сейчас еще совершенно неочевидно, чем стороны готовы жертвовать во имя нормализации отношений, нет внутреннего консенсуса по этому вопросу ни в Армении, ни в непризнанной Нагорно-Карабахской республике, ни в Азербайджане. И даже при самом невероятном позитивном сценарии разрешения территориальной проблемы нет совершенно никакой уверенности, что это повлечет за собой настоящую перезагрузку двусторонних отношений. Эти вопросы должны быть поставлены до начала нового раунда общения во избежание дискредитации переговорного процесса.

Визиты Н. Пашиняна в Брюссель, Москву, Санкт-Петербург и Сочи лучшему пониманию его внешнеполитических приоритетов не способствовали и даже слегка запутали экспертов. Избыточная настороженность или даже изначальная предвзятость, заставили трактовать визит Н. Пашиняна в Брюссель в связи с саммитом НАТО практически как попытку кардинальной переориентации. Между тем подобного рода визиты совершали и его предшественники, но это никогда не воспринималось столь эмоционально. Гостем саммита был и азербайджанский президент И. Алиев, так что эту встречу армянский премьер не мог пропустить, чтобы не отставать от соседа в контактах с западными странами. Другой очевидной задачей визита было знакомство с зарубежными лидерами, для чего формат многосторонней встречи подходил как нельзя лучше. Н. Пашинян не имеет контроля над внешними связями страны, поэтому визит для него был важен как попытка сформировать параллельный трек в общении с зарубежными политиками.

Гораздо более показательными были визиты премьер-министра в Россию, итоги которых не удовлетворили в полной мере российское руководство. В ходе встреч были поставлены вопросы о пересмотре сотрудничества, прежде всего в энергетической сфере. Ряд российских инвесторов уже задумались о сокращении инвестиций в проекты в Армении, как, например, владелец группы «Ташир» С. Карапетян. В свою очередь новое руководство страны ждет роста инвестиций от западных стран и прежде всего от наиболее успешных представителей диаспоры.

Еще большее непонимание в Москве вызвали обвинения в адрес генерального секретаря ОДКБ Ю. Хачатурова. Они кажутся очень несвоевременными в международно-политическом смысле, но легко могут укладываться в логику внутренней борьбы за власть и внешние коммуникации. В этом плане обвинения в отношении Ю. Хачатурова второстепенны, а первостепенно то, что претендентом на должность от Армении становится человек, который найдет в Москве полное взаимопонимание, сторонник союза с Россией, но при этом персонально связанный с Н. Пашиняном и Л. Тер-Петросяном.

Нынешние проблемы во взаимоотношениях России и Армении во многом проистекают не из действий премьер-министра Армении, не всегда удачных, с точки зрения дальновидной логики. Во многом они являются следствием очень тесных, глубоких взаимосвязей, зачастую не позволяющих отделить внутренние вопросы от задач развития двусторонних отношений и многосторонних связей в рамках ЕАЭС и ОДКБ. С очень осторожным оптимизмом следует констатировать, что перед Арменией сейчас открыто окно возможностей в вопросах внутренних преобразований. Одновременно это окно возможностей, позволяющее работать не только с партией власти, но и с многочисленными другими силами на политической карте Армении, открылось и для России. Дальнейшему развитию отношений должно способствовать и недавнее назначение опытного дипломата С. Копыркина на должность посла в Республике Армения. Есть надежда, что его опыт поспособствует выстраиванию конструктивных и прежде всего уважительных отношений между двумя странами.

(Голосов: 26, Рейтинг: 4.19)
 (26 голосов)

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся