Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 35, Рейтинг: 2.54)
 (35 голосов)
Поделиться статьей
Иван Тимофеев

К.полит.н., программный директор РСМД

Санкции будут действовать до тех пор, пока Россия остаётся великой и самостоятельной державой. Это не исключает диалога по общим вызовам, угрозам и интересам, которые никуда не денутся. Но общие вызовы вряд ли приведут к сокращению или отмене санкций. То, что Россия является соперником США, теперь жёстко определено американским законодательством.

Дипломатия должна быть свободна от духа крестовых походов.

Ганс Моргентау 

Высылка из России более семисот американских дипломатов стала первым жёстким шагом в ответ на принятие Конгрессом законопроекта о санкциях. Нет сомнений, что контроль его исполнения со стороны Конгресса будет самым тщательным. Но и Россия вряд ли ограничится высылкой и ограничением доступа к дипломатической собственности. Несмотря на громадную разницу потенциалов, Москва вполне может время от времени портить жизнь американскому правительству даже в ущерб своим интересам.

Политико-философская легитимация наших санкций, да и внешней политики в целом, пока выглядит скорее импровизацией, нежели устойчивой нормативной конструкцией.

Всё это ставит важный вопрос – чего смогут добиться Вашингтон и Москва своими санкционными действиями? И сможет ли вообще санкционная политика принести те результаты, которых ждут в обеих столицах?

Отвечая на эти вопросы, нужно отдавать себе отчёт в том, что подходы США и России к санкциям принципиально отличаются друг от друга. Официально российский ответ на американские санкции позиционируется как зеркальный. Но фактически его трудно назвать таковым в силу кардинальной разницы санкционных парадигм. А значит, санкционные действия Москвы и Вашингтона вряд ли следует воспринимать как пропорциональные друг другу «вызовы» и «ответы». Тем более некорректно будет судить о пропорциональности результатов санкционной войны.

В чем же разница двух подходов? Разница в горизонте планирования, масштабе целей, идеологической глубине и системности подхода.

Американская санкционная парадигма отличается долгосрочным стратегическим горизонтом. Несмотря на то что циклы американской политической системы достаточно коротки (четыре-восемь лет), действие санкционного законодательства будет длиться годами и десятилетиями. Оно будет довлеть над исполнительной властью, задавая конкретную колею её политики на российском направлении. Причём изменить колею не получится, даже если допустить, что Кремль пойдёт на компромиссы в тех или иных вопросах (это хорошо показала живучесть поправки Джексона – Вэника). На стороне России горизонт прогноза менее чёток и более подвижен. Текущие меры привязаны к действиям противоположной стороны. Россия пока не постулирует свою принципиальную приверженность долгосрочности санкций. Присутствует восприятие Запада в целом как долгосрочного вызова, но связь этой установки с санкциями неочевидна.

Цели американского законопроекта в отношении России можно считать чрезвычайно масштабными. Называя вещи своими именами, санкции подразумевают коренную смену российского внешнеполитического курса и всеобъемлющие изменения российской государственности. Попросту говоря, санкции будут действовать до тех пор, пока Россия остаётся великой и самостоятельной державой. Это не исключает диалога по общим вызовам, угрозам и интересам, которые никуда не денутся. Но общие вызовы вряд ли приведут к сокращению или отмене санкций. То, что Россия является соперником США, теперь жёстко определено американским законодательством. Москва, напротив, подчёркнуто дистанцируется от использования санкций для внутриполитических изменений в США, максимум ставя цель скорректировать внешнюю политику США. Россия традиционно (и вполне справедливо) настаивает на неприемлемости вмешательства во внутренние дела путём санкций или иными средствами. Впрочем, на американский курс это никак не повлияет.

Санкции США имеют глубокую идеологическую проработку. Более того, они базируются на последовательной политической философии – представлениях о «должном» в международных отношениях и внутренней политике. Можно сколь угодно сомневаться в адекватности американских представлений о мире, демократии, свободе и других ценностях, справедливо сетуя на двойные стандарты и одностороннюю игру в свою пользу. По опыту СССР россияне также прекрасно знают, куда может завести увлечённость идеологическими доктринами и духом крестовых походов. Однако нет сомнений, что американский подход отличается большим вниманием к своей нормативной легитимации, органично встраиваясь в уже наработанный политический и философский дискурс. Ничего подобного на российской стороне пока нет. Политико-философская легитимация наших санкций, да и внешней политики в целом, пока выглядит скорее импровизацией, нежели устойчивой нормативной конструкцией. В худшем случае в погоне за американцами в российской практике начнут появляться идеологические симуляции, сбивающие уже привычный прагматизм внешнеполитической линии Москвы. В лучшем же случае – тактический прагматизм начнёт превращаться в системную нормативную доктрину международной политики.

Наконец, американский подход выстроен в целостную систему. Здесь увязан весь набор претензий американцев – действительных и мнимых. Здесь же чётко прописаны процедуры, механизмы контроля и даже соображения выгоды. Системностью отличается также набор адресатов санкций – правительство, компании, конкретные лица, СМИ, НКО как в самой России, так и за её пределами. Пока резонанс получила только болезненная реакция на санкции европейских союзников США. Но по сути они могут затронуть любую страну, которая настроена к России мало-мальски дружественно и добрососедски. В российском подходе столь масштабной системности пока не прослеживается. Это можно объяснить как осторожностью, так и вполне прагматичными соображениями. Ведь действуя симметрично, Россия может существенно навредить самой себе.

По всей видимости, российский санкционный подход со временем будет обретать более выраженные черты. Пока же этот процесс не завершился, резонно поставить вопрос о том, чего именно мы хотим от санкций? Очевидно, что американские санкции в отношении России практически бесполезны с точки зрения выполнимости их официальных целей. Разумеется, никакой «доброй воли» Кремля в решении хоть каких-то вопросов не будет. Более того, американская политика несомненно сделает Россию намного более враждебной США. Москва будет проявлять чудеса изобретательности и к санкциям рано или поздно адаптируется. Возникает вопрос, стоит ли нам идти американским путём? Или наша политика должна быть принципиально иной? Ответ очевиден. Наш ответ должен быть другим, а значит – более умным.

Высылая беспрецедентно большое число американских дипломатов, Россия громко бьёт кулаком по столу, показывает решимость говорить на языке жёстких мер. Вместе с тем этот ход существенно укрепил позиции американских русофобов и ястребов, вооружил их очередным аргументом в свою пользу. В арсенале Москвы остаётся немало таких ходов. Они будут с восторгом восприниматься внутренней аудиторией. Но их результат будет таким же, каким будет результат собственно американских санкций. Мы получим ещё более радикальную и русофобскую Америку. И что более серьёзно – основания для более тесной атлантической консолидации, даже если она будет вредить экономическим интересам европейцев. Самое главное, в таких условиях мы просто-напросто не сможем изменить поведение США и их союзников в выгодную для России сторону.

О чём можно было бы подумать взамен и к чему нужно было бы быть готовыми?

Во-первых, необходимо приготовиться к игре «вдолгую». За последние десятилетия Россия научилась мастерской тактической игре. Теперь дело за стратегическим и долгосрочным видением, а также за последовательностью и терпеливостью в достижении своих целей. Отсутствие этой «компетенции» обрекает нашу политику на ситуативность. С системной и масшабной машиной санкций одной тактикой не справиться.

Во-вторых, требуется самая тщательная ревизия американских санкций и последующих политических шагов на предмет соответствия нормам международного права. России нужно быть готовой к долгой и кропотливой работе в отстаивании своих интересов в международных организациях и институтах.

В-третьих, России нужна внутренняя состоятельность и устойчивость. Её ни в коем случае нельзя подменять выстраиванием заборов и закручиванием гаек. Вопрос об эффективности собственных институтов в условиях международного давления становится ключевым для национальной безопасности. Власть закона внутри страны, эффективная экономика, независимое гражданское общество и отлаженные институты важны будут не в меньшей степени, чем выверенные внешнеполитические шаги и боеспособная армия.

В-четвёртых, России придётся продолжить курс на диверсификацию своих международных связей. И здесь нужно будет решать нашу застарелую проблему асимметрии между высоким уровнем политических связей и посредственной экономической базой отношений с такими игроками, как КНР, Индия и другие.

Наконец, в-пятых, необходимо отказаться от соблазна разорвать оставшиеся экономические и гуманитарные связи с американцами. На фоне политического пике российско-американских отношений требуется в разы увеличить вложения в диалог с американским обществом, бизнесом, СМИ, университетами. Речь здесь, конечно, не о пропаганде, которой пугает избирателя американский санкционный закон. А о содействии максимально широкому общественному, экономическому, научному и образовательному сотрудничеству. Опыт показывает, что лучшее средство от русофобии и американофобии – реальное общение россиян и американцев. Это касается и диалога с самими конгрессменами. Недостаточный уровень взаимодействия с ними, равно как и понимания внутренних течений американской политики, – наша хроническая проблема.

В современном мире России и США никуда не деться друг от друга. Если мы хотим добиться результатов на американском направлении, придётся набраться терпения, внимательно изучать Америку, понимать её политику и культуру. Умная политика должна серьёзно усилить спрос на профессиональную и объективную американистику.

Автор: Иван Тимофеев, программный директор Фонда клуба «Валдай», программный директор РСМД.

Впервые опубликовано на сайте Международного дискуссионного клуба «Валдай»

Оценить статью
(Голосов: 35, Рейтинг: 2.54)
 (35 голосов)
Поделиться статьей
array(4) {
  ["Безопасность"]=>
  string(24) "Безопасность"
  ["Экономика"]=>
  string(18) "Экономика"
  ["Северная Америка"]=>
  string(31) "Северная Америка"
  ["Россия и США: диалог о проблемах двусторонних отношений, региональных и глобальных вызовах"]=>
  string(167) "Россия и США: диалог о проблемах двусторонних отношений, региональных и глобальных вызовах"
}

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся