Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 55, Рейтинг: 4.58)
 (55 голосов)
Поделиться статьей
Юрий Ламберт

К.ю.н., к.и.н., магистр Гарвардского университета и Флетчеровской школы права и дипломатии Университета Тафтса, практикующий адвокат (США)

Данная статья — продолжение ранее опубликованного материала «Санкции США. Юридический, судебный и лоббистский механизм оспаривания в США санкций против российских юридических лиц».

16 февраля в Федеральном Суде США в Вашингтоне был обнародован обвинительный акт, предъявленный федеральной прокуратурой США, в отношении 13 граждан России на предмет их предположительного вмешательства в избирательную кампанию в США в 2016 г.

Юрий Ламберт комментирует обвинительный акт с точки зрения американского права и заключает, что никакая «политическая необходимость», обосновывающаяся в США определенными заинтересованными кругами близкими к руководству Демократической партии против российских граждан и юридических лиц, не отменяет действие законов в США. Те, кто предполагают, что в США ведется расследование против конкретного физического или юридического лица, могут, опираясь на законы, процедуры и практику в США, выяснить не оказалось ли действительно то или иное лицо или организация объектом расследования. Аналогично, выяснение таких обстоятельств в рамках закона позволяет оспорить, например, легитимность выдачи ордера на арест или основания для преследования федеральной прокуратурой США.


Правовой анализ заочных обвинений 13 российских граждан, зарегистрированных в Федеральном Суде в Вашингтоне в феврале 2018 г. [1]

Данная статья — продолжение ранее опубликованного материала «Санкции США. Юридический, судебный и лоббистский механизм оспаривания в США санкций против российских юридических лиц».

Динамика событий

23 февраля 2018 г. министр финансов США Стивен Мнучин сделал заявление о том, что в ближайшие несколько недель будут расширены санкции против России, в частности против некоторых ее граждан и юридических лиц. Однако его заявление имело самый общий характер и не несло в себе никакой конкретики. Вместе с тем заявление от имени федерального агентства США предполагает выработку в ближайшее время конкретных шагов.

28 февраля 2018 г. в США на первых полосах газет были опубликованы комментарии к сообщениям телекомпании NBC со ссылкой на нераскрытые источники в разведывательных кругах, что предположительно был подготовлен доклад, согласно которому были обнаружены следы российского вмешательства в базы данных регистрации избирателей в штатах Калифорния, Аризона, Аляска, Иллинойс, Техас, Висконсин и Флорида. В тот же день Департамент внутренней безопасности США опровергнул эту информацию.

Данное опровержение было предсказуемым, поскольку обвинительный тезис в прессе сам по себе был сомнительным. Логично, что взлом баз данных избирателей ничего бы не дал России, в отличие от подтасовки собственно результатов голосования. Более того, подобное вмешательство в некоторых штатах вообще не принесло бы никаких результатов. Например, штаты Калифорния и Нью-Йорк определенно проголосовали бы за кандидата от Демократической партии. Штаты Аризона и Техас — за кандидата от Республиканской партии. Кроме того, даже если и предположить, что были осуществлены хакерские атаки на серверы, то практически невозможно доказать, откуда они были инициированы.

В целом широкое обсуждение этой темы может привести к возбуждению уголовных дел как против американских граждан, так и против российских. В этой связи 17 мая 2017 г. бывший директор ФБР (2001 – 2013 гг.) Роберт Мюллер был назначен специальным прокурором для расследования предполагаемых фактов вмешательства России в президентские выборы 2016 г. Причем специальный прокурор не подчиняется генеральному прокурору США, и срок его полномочий продолжается до завершения расследования.

По мере приближения первой годовщины со дня учреждения должности специального прокурора, от Роберта Мюллера ожидалось значительное продвижение в ходе расследования и возбуждения ряда уголовных дел. Эти ожидания частично реализовались, но не совсем по основной тематике: найти улики, указывающие на сговор команды президента Трампа и России, который мог бы повлиять на результаты американских президентских выборов 2016 г. Поскольку подобные расследования неизбежно приобретают политическую подоплеку, сторонники Демократической партии надеялись довести дело до импичмента президента. На сегодняшний день результаты расследования скромны и мало связаны с той темой, ради которой и создавался пост специального прокурора с независимым правом расследования [2].

Обвинительный акт против 13 российских граждан от 16 февраля 2018 г.

16 февраля в Федеральном Суде США в Вашингтоне был обнародован обвинительный акт, предъявленный федеральной прокуратурой США, в отношении 13 граждан России на предмет их предположительного вмешательства в избирательную кампанию в США в 2016 г. Было открыто уголовное дело 18-032 «США против Агентства интернет-исследований» (USA v. Internet Research Agency LLC et al.) [3].

Представляется важным привести правовые комментарии с точки зрения американского права относительно вышеупомянутого обвинительного акта.

Возбуждение уголовных дел в отношении иностранных граждан, которые постоянно проживают за пределами США и не находятся в данное время на территории США, — это крайне редкое явление.

Прежде всего, возбуждение уголовных дел в отношении иностранных граждан, которые постоянно проживают за пределами США и не находятся в данное время на территории США, — это крайне редкое явление.

Но еще более необычным является то, что все обвиняемые находятся на свободе и за пределами США. Более того, сам факт публикации обвинительного акта, полный текст которого оказался в открытом доступе в Федеральном Суде в Вашингтоне, является исключительным случаем. А именно, если кто-то из обвиняемых, а тем более если все из них не находятся под арестом в США, то обычной практикой федеральной прокуратуры является регистрация обвинительного акта в закрытом режиме, т. е. он является «опечатанным документом» (Under seal).

К такому документу имеет доступ судья, прокуроры, занимающиеся данным делом, а также служащие суда, которые напрямую задействованы в этом деле. Причем разглашение информации или обнародование засекреченных документов карается в США уголовным наказанием сроком до 5 лет тюрьмы.

Засекречивание обвинительных актов («опечатанных» в суде) предусматривает возможность задержания обвиняемого или обвиняемых, где бы они ни находились, до того, как обвиняемые узнают о возбуждении уголовного дела. В противном случае они будут иметь возможность уйти от правосудия. Причем если кто-то из судебных служащих намеренно оповестил обвиняемого о закрытом обвинительном акте, и тот скрылся, то это подпадает под особо суровую статью за воспрепятствование осуществлению правосудия (18 U.S.C. §1510).

В данном деле из 13 обвиняемых ни один не арестован ни в США, ни за их пределами. Теперь получается, что, скорее всего, никто из них и не будет арестован. Россия не выдает своих граждан США, а ордера на арест обвиняемых и на их экстрадицию не выполняются. Если обвиняемые не покинут пределы России, то их никто не сможет арестовать и экстрадировать в США. Другое дело, если кто-то из них выедет в страну, с которой у США заключены договоры о взаимопомощи в уголовных делах и взаимной экстрадиции по ордерам на арест, тогда, такие «путешественники» в конечном счете могут оказаться под арестом в США в ожидании уголовного процесса.

Однако шанс, что кто-то из обвиняемых выедет из России, маловероятен, поэтому это уголовное дело может остаться в суде без дальнейшего рассмотрения. С другой стороны, если бы этот акт не был опубликован, то федеральная прокуратура США разослала бы ордера на арест этих лиц во все страны, где действует принцип взаимной экстрадиции обвиняемых, и, скорее всего, рано или поздно кто-то из них был бы задержан.

Получается, что сам факт опубликования данного обвинительного акта имел больше декларативный характер. По большому счету такой обвинительный акт, против в основном жителей Санкт-Петербурга, не имеет судебной перспективы в обычном понимании, то есть едва ли когда-нибудь приведет к процессу присяжных заседателей в Вашингтоне. Для проведения судебного разбирательства с участием присяжных необходимо, чтобы обвиняемый находился в зале суда. В противном случае если присутствия обвиняемого не может быть обеспечено федеральной прокуратурой, то заочное рассмотрение дела не будет проводиться.

Разумеется, после публикации данного обвинительного акта он стал предметом острой дискуссии в прессе и на телевидении в США. Было объявлено, что руководителем группы обвиняемых, проживающих в Санкт-Петербурге, является Евгений Пригожин. Однако конкретных фактов или ссылок на доказательства в обвинительном акте от 16 февраля нет.

Конкретный разбор пунктов обвинения также вызывает много вопросов с точки зрения юриспруденции. Например, в пункте 30(с) в обвинительном акте говорится, что, получив по ложным показаниям американскую въездную визу в США, в июне 2014 г. две обвиняемые женщины совершили поездку по США, где посетили штаты Невада, Калифорния, Нью-Мексико, Колорадо, Иллинойс, Мичиган, Луизиану, Техас и Нью-Йорк с целью «сбора разведывательной информации» (to gather intelligence). Больше никакой информации не дается. Что это была за «разведывательная информация», в обвинительном акте не сказано.

В обвинительном акте не прослеживается, какое отношение эти частные лица имели к государственным органам в России и чем такие поездки отличаются, например, от туризма.

Самое любопытное, что в обвинительном акте не прослеживается, какое отношение эти частные лица имели к государственным органам в России и чем такие поездки отличаются, например, от туризма. В таком случае получается, что любой журналист или любая журналистка, которые путешествуют по США, тоже могут быть обвинены в сборе разведывательной информации.

Далее в обвинительном акте говорится, что обвиняемые якобы выступали под вымышленными именами, используя имена и фамилии вымышленных американцев. Например, в параграфе 67 обвиняемым вменяется, что кто-то из них использовал имя и фамилию вымышленного американского гражданина joshmilton024(at)gmail.com. Однако в мире много людей, которых зовут Джош Милтон. При создании адреса электронной почты в США не требуется указывать паспорт или гражданство. Постановка такого вопроса в уголовных делах, например, при мелких финансовых вопросах при оплате интернет-услуг, практически неприменима к интернет-пространству. Ведь нет же обвинений, что обвиняемые присвоили себе деньги, используя Интернет. Речь идет о том, что, если следовать обвинительному акту, они просто осуществляли платежи, но это совсем другое.

В Интернете свободно ежесекундно публикуются в открытом доступе миллионы сообщений под различными псевдонимами. Строго говоря, использование псевдонимов в литературе вообще обычное дело. Без конкретных свидетелей, выступающих под присягой, сведения о том, кто и когда послал какое сообщение из-за пределов США, почему была использована та или иная карточка для оплаты — все это очень малоубедительно для применения федерального уголовного законодательства. Если бы не политическая составляющая, то преследование такой интернет-активности было бы сравнимо с пресловутой пальбой пушками по воробьям, используя дорогостоящую федеральную судебную машину и широкие возможности федеральной прокуратуры для поиска доказательств по эпизодам, едва ли вообще тянущим на уголовное преследование.

Далее, обвиняемым вменяется, что они регистрировали электронные адреса в Facebook, Twitter и в других сетях не под настоящими именами и использовали платежные средства с ложной информацией. Даже если допустить, что это так и было, то тогда такие же обвинения можно было бы предъявить миллионам людей и в США, и за их пределами. Тот же самый Facebook и Twitter предлагают свои интернет-сервисы на коммерческих условиях за пределами США, и при этом извлекают огромные прибыли.

Пожалуй, главная проблема в этом обвинительном акте заключается в том, что существует Первая Поправка к Конституции США, которая предусматривает свободу слова. В США нет запрета на свободу слова для иностранцев, если они находятся в США или за пределами страны.

Буквально в тот же день, когда было опубликовано обвинительное заключение в отношении 13 россиян, президент Трамп написал в Twitter: «Именно это и доказывает, что никакого сговора с президентской кампанией в США не было». Стали распространяться более категоричные призывы республиканцев к отзыву мандата специального прокурора Роберта Мюллера. После этого дела, возбужденного против иностранцев, не очень убедительного по возможной доказательной базе, а также нескольких уголовных дел, которые не показали никакой причастности президента Трампа или лиц под его руководством, свою роль специального прокурора Мюллер выполнил, хотя и без сенсационных фактов и только с побочными результатами.

Напрашивается вывод, что факт опубликования обвинительного акта в отношении 13 россиян имел больше декларативный характер, вероятно, с целью продления работы специального прокурора и финансирования его офиса.

Регламентирование открытия расследования

Закономерен вопрос, как такой обвинительный акт был утвержден в Вашингтоне. Открытие уголовного расследования против конкретных лиц силами федеральных ведомств заслуживает упоминания на предмет необходимой юридической процедуры.

Как правило, для открытия уголовного расследования требуется заседание и голосование «большого жюри» присяжных, которые должны проголосовать за утверждение предложенного обвинительного акта. Такие заседания являются закрытыми. Все документы и показания свидетелей также проходят в закрытом режиме.

В «большое жюри» присяжных может входить 18 – 22 человек. Это обычные граждане, которые явились по повесткам, рассылаемым веерным методом по почте согласно спискам избирателей. До своего голосования члены «большого жюри» должны заслушать прокуроров, рассмотреть документы и заслушать показания ключевых свидетелей. Впрочем, единогласия для принятия решения «большим жюри» не требуется. Даже если само по себе утвердительное голосование может быть вполне ожидаемым, сама процедура созыва «большого жюри», заслушивания выступлений может занять месяцы. На обвинительном акте обязательно ставится подпись председателя «большого жюри» после подписи федерального прокурора, Личности членов «большого жюри» остаются засекреченными.

До утверждения обвинительного акта существует юридическая проблема оформления повесток к банкам и финансовым учреждениям, а именно это должно делаться в рамках конкретного дела с целью передачи в суд. Кроме того, в рамках дела против одного лица крайне затруднительно получить согласие суда на выдачу повестки на выемку из счета другого лица. В этом случае необходимо открывать дело против того третьего лица.

Общая презумпция в федеральном «Акте о свободе информации» заключается в том, что любое лицо, физическое или юридическое, в том числе иностранное, может запросить копии документов, которые его касаются, из любых федеральных органов США.

Факт опубликования обвинительного акта в отношении 13 россиян имел больше декларативный характер, вероятно, с целью продления работы специального прокурора и финансирования его офиса.

В свете вышесказанного закономерен вопрос. Есть ли возможность в России у конкретных физических или юридических лиц выяснить, ведутся ли в отношении них какие-либо расследования в США, в том числе являются ли они «мишенью» для уголовного преследования (target for prosecution)? Во многих случаях американское законодательство дает такие возможности, в том числе и для иностранцев.

В 1966 г. при президенте Линдоне Джонсоне был принят закон, который известен как «Федеральный закон о свободе информации» (the Freedom of Information Act, 5 U.S.C. § 552 et seq.). Этот закон был принят на фоне разворачивающегося движения пацифистов против вьетнамской войны, а также в более широком плане на фоне борьбы за права человека в США. Если провести исторические параллели, то что-то аналогичное пытался осуществить М. Горбачев в СССР с его лозунгом о «гласности». Разница была в том, что горбачевские лозунги были мало подкреплены конкретными законодательными актами, где бы прописывалось, какие конкретно права будут иметь частные лица и организации на получение информации в государственных учреждениях, какой будет механизм реализации таких прав.

«Акт о свободе информации» в США в 1966 г. был вынужденной мерой, так как раскрытие информации и документов федеральными ведомствами США было недостаточно регламентировано. В результате в судах США было слишком много дел после отказов федеральных ведомств выдать документы или информацию по запросам частных лиц и организаций. Вместо растущего, как снежный ком, прецедентного права, как суды трактовали обязанности федеральных ведомств, требовалась регламентация законодательным путем, что и было сделано.

Общая презумпция в федеральном «Акте о свободе информации» заключается в том, что любое лицо, физическое или юридическое, в том числе иностранное, может запросить копии документов, которые его касаются, из любых федеральных органов США. Важно иметь в виду, что эти права обеспечиваются и для иностранных физических и юридических лиц, хотя на практике запросы для них делаются их местными агентами и адвокатами. По закону федеральному ведомству на ответ дается 20 – 30 дней. В большинстве случаев запрос бесплатный, за исключением копирования объемных документов, за что полагается компенсация по сравнительно небольшой цене (10–20 центов за страницу), к чему может быть добавлена оплата часов федерального служащего по поиску документов. Если документы были действительно найдены и подлежат предъявлению заказчику, федеральное ведомство обычно требует предоплату или адвокатскую гарантию, что счет будет оплачен.

Есть исключения. Например, федеральное ведомство имеет право отказать в предоставлении копий документов. В Акте содержатся 9 таких исключений. Прежде всего, это (1) информация, касающаяся национальной обороны и внешней политики, согласно президентскому Указу, (2) информация, касающаяся персонала и работы самого федерального ведомства, (3) вопросы, изъятые из общественного доступа согласно тому или иному другому федеральному закону, (4) торговые и коммерческие секреты, привилегированная и конфиденциальная информация, защищенная другими законами, (5) внутренняя переписка и документация в ведомстве, если она не касается какого-то иска, (6) личные и медицинские документы, раскрытие которых было бы вторжением в частную жизнь. В вышеуказанных шести исключениях нет ничего, что было бы актуально для российских корпораций и частных лиц.

Отдельно подлежит анализу следующее по порядку исключение, касающееся (7) документов правоохранительных органов. Обычно речь идет о документах, касающихся в уголовных дел. Такие документы не подлежат предоставлению в следующих случаях. Под эту категорию подпадают документы и информация, которая (a) может помешать работе правоохранительных органов в будущих судебных процессах, (b) может воспрепятствовать праву любого лица на справедливый судебный процесс и на непредвзятое судебное решение, (c) означает вмешательство в личную жизнь, (d) может раскрыть конфиденциальные источники, включая в иностранных агентствах, которые предоставляют конфиденциальную информацию, в том числе тайными осведомителями, (e) может раскрыть принципы работы, применяемые правоохранительными органами, когда это может способствовать уклонению обвиняемого от уголовной ответственности, и (F) может подвергнуть опасности жизнь или физическую безопасность любого лица.

Кроме того, не подлежат передаче по запросам (8) доклады и прочие исследования для агентств, ответственных за регулирование и за контроль за финансовыми учреждениями. Наконец, не подлежит выдаче (9) геологическая и геофизическая информация, включая карты и данные по запасам полезных ископаемых.

Общая презумпция в федеральном «Акте о свободе информации» заключается в том, что любое лицо, физическое или юридическое, в том числе иностранное, может запросить копии документов, которые его касаются, из любых федеральных органов США.

Для полноты информации, следует упомянуть, что практически каждый штат в свое время принял свой «Акт о свободе информации». Такие акты законодательных собраний штатов действуют на территории этих штатов. В ряде штатов это может быть также очень полезным инструментом, например, в штатах Нью-Йорк, Калифорния и Флорида, где может находиться документация на предполагаемых российских держателей активов в США. В рамках данной статьи имеется ввиду именно федеральный «Акт о свободе информации», обращенный к федеральным исполнительным органам.

Использование «Акта о свободе информации» для наведения справок, оспаривания отказов федеральных ведомств выдать запрошенные документы

Благодаря Федеральному акту о свободе информации можно узнать, не ведется ли в США расследование в отношении того или иного физического или юридического лица, находящегося в Российской Федерации.

Соответственно, если расследование ведется, то обвиняемые стараются не приезжать в США или в те страны, откуда возможна экстрадиция в США. Кроме того, если ордер на арест все же подписан судьей, то в том же самом суде есть возможность оспорить выпущенный ордер через адвоката, вплоть до апелляции в вышестоящем апелляционном суде.

По закону, федеральное агентство должно ответить по запросу согласно федеральному «Акту в свободе информации», как упомянуто выше, в течение 20–30 дней. На практике иногда первоначальный ответ из федерального ведомства может содержать лишь формулировку, что поиск документов в процессе, и документы будут предоставлены по окончанию поиска.

В случае если федеральное ведомство указало, что оно не будет предоставлять документы или предоставленных документов по запросу недостаточно по тому или иному основанию в законе, то заказчику обычно предоставляются 90 дней на внутриведомственную апелляцию. То есть можно зарегистрировать в том же федеральном ведомстве административную апелляцию, указав, почему отказ выдать документы был необоснованным или почему предоставленных документов было недостаточно. Этот шаг является обязательным, если оспаривание потом переносится в Федеральный Суд. Без этого Федеральный Суд может или будет обязан отклонить иск на основании того, что не все правовые условия для иска по этому акту соблюдены.

Заключение

Никакая «политическая необходимость», обосновывающаяся в США определенными заинтересованными кругами близкими к руководству Демократической партии против российских граждан и юридических лиц, не отменяет действие законов в США. Те, кто предполагают, что в США ведется расследование против конкретного физического или юридического лица, могут, опираясь на законы, процедуры и практику в США, выяснить не оказалось ли действительно то или иное лицо или организация объектом расследования. Аналогично, выяснение таких обстоятельств в рамках закона позволяет оспорить, например, легитимность выдачи ордера на арест или основания для преследования федеральной прокуратурой США.

1. В связи с тем, что автор является лицензированным адвокатом в Федеральном суде США в Вашингтоне, то он может привести правовые комментарии с точки зрения американского права относительно вышеупомянутого обвинительного акта.

2. Автор осветил ранее начатое уголовное дело против Пола Манафорта и Рика Гейтса в предыдущей статье.

3. Дело было поручено судье Дэбни Л. Фридрик, новому судье с дипломами Оксфордского и Йельского университетов. Она обладает большим опытом прокурорской работы, является одной из первых судей, которые были назначены президентом Трампом. Дэбни Л. Фридрик заняла свою должность только в декабре 2017 г. В США федеральные судьи (их всего около 850) назначаются президентом и утверждаются голосованием в Сенате.


(Голосов: 55, Рейтинг: 4.58)
 (55 голосов)

Текущий опрос

Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся