Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 115, Рейтинг: 4.72)
 (115 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Иванов

Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН, член РСМД

Сегодня весь мир с напряжённым вниманием следит за драматическими событиями, разворачивающимися вокруг Северной Кореи.

С одной стороны вроде бы все — за исключением разве что самых безответственных американских ястребов — хорошо понимают, что военного решения эта проблема не имеет. С другой стороны, никак не удаётся запустить переговорный механизм, который позволил бы перевести решение проблемы в русло политического диалога. Отдельные инициативы выдвигаются, но они пока не могут сбить накал напряжённости.

Простого решения ядерной проблемы КНДР быть не может. Одними угрозами и санкциями делу не поможешь. Основные усилия международного сообщества должны быть направлены сейчас на безотлагательное начало прямого диалога с Пхеньяном по всему комплексу вопросов, связанных с обеспечением региональной безопасности, включая, разумеется, установление безъядерного статуса Корейского полуострова. Опыт конструктивного взаимодействия с северокорейским руководством, как было отмечено, имеется. Россия и Китай выступили с совместной инициативой разрешения проблем Корейского полуострова, включая ядерную, в целях прочного мира и стабильности в Северо-Восточной Азии. Эта инициатива может стать хорошей основой для начала переговоров с корейским лидером Ким Чен Ыном. Переговорный механизм также имеется: шестисторонний формат (при желании он может быть актуализирован).

Рассуждения о том, что ядерная проблема КНДР не имеет политического решения, фактически означают, что у проводников такой позиции по какой-то причине просто нет желания искать решения или работать над его реализацией.

Сегодня весь мир с напряжённым вниманием следит за драматическими событиями, разворачивающимися вокруг Северной Кореи. Политики и эксперты, журналисты и дипломаты всё с большей тревогой говорят о возможных катастрофических последствиях нынешнего кризиса — и не только для Корейского полуострова, но и для системы мировой политики в целом. Многочисленные заявления и комментарии оставляют гнетущее ощущение безнадёжности, полного тупика в попытках хоть как-то решить проблему.

С одной стороны вроде бы все — за исключением разве что самых безответственных американских ястребов — хорошо понимают, что военного решения эта проблема не имеет. С другой стороны, никак не удаётся запустить переговорный механизм, который позволил бы перевести решение проблемы в русло политического диалога. Отдельные инициативы выдвигаются, но они пока не могут сбить накал напряжённости.

AP
Игорь Иванов и Ким Чен Ир в 2002 г.

Настолько ли безнадёжна сложившаяся ситуация? В своей недавней статье Президент России В.В. Путин писал: «Что может обеспечить безопасность? Восстановление международного права. Нужно вести дело к диалогу между всеми заинтересованными сторонами. Нужно, чтобы у всех участников этого процесса, в том числе у Северной Кореи, не было никаких соображений, которые были бы связаны с угрозой их уничтожения, а наоборот, чтобы все стороны конфликта встали на путь сотрудничества… Никакого другого пути, кроме мирного, дипломатического способа решения северокорейской ядерной проблемы, не существует». Этот вывод опирается как на политический опыт ведения переговоров по ядерной программе Ирана, так и на переговоры непосредственно с КНДР, которые активно развивались в начале 2000-х годов. Мне довелось принимать в них участие.

Хочу напомнить, что в конце 90-х годов прошлого века обстановка вокруг Северной Кореи тоже накалялась — и не один раз. И тогдашний лидер страны Ким Чен Ир был не самым лёгким собеседником по ядерным вопросам. Как и сейчас, в Вашингтоне находились горячие головы, которые так же призывали к «военному решению» северокорейской ядерной проблемы. Но в тех условиях у лидеров великих держав нашлась политическая воля, выдержка и терпение для поисков политического компромисса.

Россия взяла тогда на себя лидирующую роль. В феврале 2000 г. в Пхеньяне был подписан Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между Россией и КНДР. В июле того же года Президент России В. Путин по личному приглашению Ким Чен Ира, что само по себе было уже беспрецедентным событием, посетил с официальным визитом КНДР. Между двумя лидерами состоялись многочасовые переговоры по широкому кругу международных проблем, включая, разумеется, ядерную. Из Пхеньяна Президент России направился на Окинаву для участия в саммите «восьмерки», в ходе которой, располагая информацией из первых рук, во многом задавал тон при обсуждении корейской проблемы.

Российский пример оказался заразительным. В Пхеньян потянулись иностранные эмиссары, активизировался межкорейский диалог. В октябре 2000 г. визит в КНДР совершила Госсекретарь США М.Олбрайт, которая встретилась с лидером страны Ким Чен Иром, и наряду с другими вопросами обсуждала возможный визит в Пхеньян президента США Б.Клинтона.

Был успешно запущен механизм шестисторонних переговоров о путях урегулирования кризиса вокруг ядерной программы КНДР (с участием России, КНР, США, Японии, Южной Кореи и КНДР). В ходе нескольких раундов переговоров речь шла о конкретных условиях обеспечения безъядерного статуса Корейского полуострова.

REUTERS/Joe Penney
Встреча представителей России, Китая, США и Франции после заседания СБ ООН, 4 сентября 2017 г.

К сожалению, приход к власти в США в начале 2001 г. новой администрации во главе с Президентом Дж. Бушем поставил крест на этих положительных усилиях международного сообщества. Проблема опять оказалась загнанной в тупик. К чему всё это привело мы сейчас с содроганием наблюдаем.

Хочу подчеркнуть: простого решения ядерной проблемы КНДР быть не может. Одними угрозами и санкциями делу не поможешь. Основные усилия международного сообщества должны быть направлены сейчас на безотлагательное начало прямого диалога с Пхеньяном по всему комплексу вопросов, связанных с обеспечением региональной безопасности, включая, разумеется, установление безъядерного статуса Корейского полуострова. Опыт конструктивного взаимодействия с северокорейским руководством, как было отмечено, имеется. Россия и Китай выступили с совместной инициативой разрешения проблем Корейского полуострова, включая ядерную, в целях прочного мира и стабильности в Северо-Восточной Азии. Эта инициатива может стать хорошей основой для начала переговоров с корейским лидером Ким Чен Ыном. Переговорный механизм также имеется: шестисторонний формат (при желании он может быть актуализирован).

Таким образом, рассуждения о том, что ядерная проблема КНДР не имеет политического решения, фактически означают, что у проводников такой позиции по какой-то причине просто нет желания искать решения или работать над его реализацией. Как гласит старая немецкая пословица: «Где есть воля, там есть и путь» (Wo ein Wille ist, ist auch ein Weg).

Впервые опубликовано в Коммерсанте.

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)

(Голосов: 115, Рейтинг: 4.72)
 (115 голосов)

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся