Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Марианна Беленькая

Обозреватель издательского дома «Коммерсантъ», востоковед, эксперт РСМД

Россия и Израиль переживают один из самых серьезных кризисов за всю историю с момента восстановления дипотношений в 1991 г. Инцидент с российским самолетом Ил-20, сбитым сирийскими ПВО во время удара Израиля по Сирии, вряд ли развернет вспять двусторонние связи. Однако возникшее напряжение сгладить будет непросто, как и вернуть ту видимость доверия, которая была между лидерами и силовыми структурами двух стран. Решение России поставить в Сирию систему ЗРК С-300 еще больше усугубило ситуацию. При этом политики упорно продолжают говорить о партнерстве и координации, хотя случившееся еще раз доказывает, что на Ближнем Востоке партнеров на самом деле нет ни у кого.

Судя по внешне выдержанной реакции действующих израильских политиков, которая написана как будто под копирку, можно предположить, что израильтяне все же не хотят терять пусть ограниченную, но все же возможность оказывать давление на Иран через Москву. Нельзя списывать со счетов и фактор внутренней политики — Биньямин Нетаньяху сделал ставку на демонстрацию своего успешного взаимодействия с Россией, и он не может расписаться в провале этого курса накануне грядущей избирательной кампании в Израиле. Вопрос, как будет развиваться ситуация.

Что касается России, то она постарается получить от сложившейся ситуации все возможные бонусы. В конце концов, Россию одинаково раздражают и действия проиранских сил в Сирии, и бесконечные атаки Израиля по сирийской территории. И, несомненно, трагический инцидент — повод для серьезного, пусть и непубличного разговора между Россией и Ираном.

Россия и Израиль переживают один из самых серьезных кризисов за всю историю с момента восстановления дипотношений в 1991 г. Инцидент с российским самолетом Ил-20, сбитым сирийскими ПВО во время удара Израиля по Сирии, вряд ли развернет вспять двусторонние связи. Однако возникшее напряжение сгладить будет непросто, как и вернуть ту видимость доверия, которая была между лидерами и силовыми структурами двух стран. Решение России поставить в Сирию систему ЗРК С-300 еще больше усугубило ситуацию. При этом политики упорно продолжают говорить о партнерстве и координации, хотя случившееся еще раз доказывает, что на Ближнем Востоке партнеров на самом деле нет ни у кого.

Напомним, что Ил-20 был сбит 17 сентября над Средиземным морем системой ПВО Сирии С-200. Это произошло во время атаки четырех израильских истребителей F-16 по объекту в Латакии, недалеко от российской авиабазы Хмеймим. На следующий день после инцидента Минобороны РФ заявило, что израильские летчики подставили Ил-20 под удар сирийских ПВО. Израиль возложил ответственность за катастрофу на сирийский режим, Иран и «Хезболлу», чей объект, по утверждению израильской стороны, и подвергся атаке. Израильтяне настаивают, что на момент, когда российский самолет попал под удар, F-16 уже вернулись в воздушное пространство домой.

У России и Израиля изначально разные взгляды на ситуацию на Ближнем Востоке. Позиции двух стран не совпадают ни по палестинскому вопросу, ни по Ирану, ни по Сирии. Но парадокс в том, что премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху казался одним из самых близких Владимиру Путину ближневосточных политиков. Или же так только казалось или хотелось быть представленным самим Б. Нетаньяху?

Тем не менее Израиль, несмотря на тесное партнерство с США, не поддержал антироссийские санкции Запада, а также не участвовал в марте 2014 г. в голосовании в Генассамблее ООН за резолюцию о территориальной целостности Украины. А по частоте контактов с российским президентом в регионе с израильским премьером может сравниться только президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Инцидент с российским самолетом Ил-20, сбитым сирийскими ПВО во время удара Израиля по Сирии, вряд ли развернет вспять двусторонние связи.

События 17 сентября 2018 г. сразу вызвали аналогию с другой историей в небе над Сирией — когда в ноябре 2015 г. турецкие истребители сбили российский бомбардировщик, и отношения между Москвой и Анкарой были заморожены практически на год. Впрочем, турецкий «удар в спину» обернулся взаимовыгодным сотрудничеством в Сирии в «астанинском формате». Отметим, что это произошло после извинений Анкары. Израиль себя виноватым не считает. Впрочем, ситуация уже вышла за пределы обсуждения, кто прав, а кто виноват.

В течение недели после трагедии Москва демонстративно и в жесткой форме настаивала на своей версии событий. Не помог и визит в российскую столицу делегации во главе с командующим ВВС Израиля Амикамом Норкиным. Судя по пересказу встречи «Комсомольской правдой», российских военных только раздражали постоянные ссылки израильтян на то, что первопричиной инцидента являются действия Ирана и его союзников на сирийской территории. Они хотели услышать извинения, но израильтяне настаивали на своей правоте и в итоге развязали российским коллегам руки.

Пока израильские СМИ опровергали российскую версию событий и обвиняли Минобороны РФ во лжи, в Москве приняли решение о поставке в Сирию С-300, а также применении радиоэлектронного подавления спутниковой навигации, бортовых РЛС и систем связи боевой авиации иностранных государств, атакующей объекты на сирийской территории. При этом министр обороны РФ Сергей Шойгу не преминул напомнить, что в 2013 г. по просьбе израильской стороны Россия приостановила поставку в Сирию комплекса С-300, который был уже подготовлен к отправке, а сирийские военнослужащие прошли соответствующую подготовку. Не произошло отправки С-300 и в апреле 2018 г. после ударов США, Франции и Великобритании по Сирии, хотя политическое решение было принято. Тогда открыто ссориться Москва с Израилем не стала — слишком многие вопросы требовали координации, да и формального предлога не было — на израильские удары по Сирии в России закрывали глаза, а демонстративно выставлять С-300 перед западной коалицией не хотелось. «Сегодня ситуация изменилась. И не по нашей вине», — подчеркнул Сергей Шойгу. На это указывали и другие высокопоставленные российские политики, при этом всячески подчеркивая, что эта мера вынужденная, только для защиты российских военных и объектов, и не направлена против третьих стран, а Израиль остается партнером России.

Для Израиля С-300 в Сирии выглядят как личное оскорбление, да и слишком много всего было произнесено в адрес Израиля, чтобы политики двух стран в ближайшее время позволили себе демонстрацию дружеских связей.

Но для Израиля С-300 в Сирии выглядят как личное оскорбление, да и слишком много всего было произнесено в адрес Израиля, чтобы политики двух стран в ближайшее время позволили себе демонстрацию дружеских связей. При этом израильские эксперты утверждают, что С-300 не является непреодолимым препятствием для действий Израиля в Сирии. Но в этом случае возникает угроза прямого столкновения израильских и российских военных. Такой поворот никому не нужен, но возможен.

Вопрос в том, как будет использован С-300 в Сирии и в каком случае может прозвучать выстрел? Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху обещает продолжить свои операции на сирийской территории, чтобы ограничить влияние Ирана. Означают ли слова Москвы о защите С-300 российских объектов и российских военнослужащих, что израильтянам позволят наносить удары по Сирии как раньше при условии, что они воздержатся от приближения к российским базам?

Компромисс возможен, хотя в Израиле опасаются, что «под российским зонтиком» Иран почувствует себя в безопасности. С другой стороны, в Израиле закрыли глаза на то, что часть проиранских сил осталась на юге Сирии, несмотря на заверения Москвы, что они отошли на десятки километров (ранее спецпредставитель президента РФ Александр Лаврентьев говорил о 85 км, Минобороны на днях сообщило о 140 км). Закрыли потому, что есть и плюсы — часть этих формирований действительно сконцентрировалась на других районах Сирии и не позволяет себе открыто действовать в зоне ответственности России у израильской границы. Теперь им будет сложнее действовать и в районе Латакии.

В этой связи обращают на себя внимание и слова Нетаньяху о том, что «за последние три года Израиль добился больших успехов в предотвращении наращивания иранского военного присутствия в Сирии и в пресечении попыток доставить смертоносное оружие в Ливан движению «Хезболла». «Нам удалось сделать это при максимальной и очень успешной координации по безопасности с армией РФ», — подчеркнул он. Глава правительства также сообщил, что скоро должна произойти встреча военных двух стран для обсуждения координации по Сирии.

Судя по внешне выдержанной реакции действующих израильских политиков, которая написана как будто под копирку, можно предположить, что израильтяне все же не хотят терять пусть ограниченную, но все же возможность оказывать давление на Иран через Москву. Нельзя списывать со счетов и фактор внутренней политики — Биньямин Нетаньяху сделал ставку на демонстрацию своего успешного взаимодействия с Россией, и он не может расписаться в провале этого курса накануне грядущей избирательной кампании в Израиле. Вопрос, как будет развиваться ситуация.

Что касается России, то она постарается получить от сложившейся ситуации все возможные бонусы. В конце концов, Россию одинаково раздражают и действия проиранских сил в Сирии, и бесконечные атаки Израиля по сирийской территории. И, несомненно, трагический инцидент — повод для серьезного, пусть и непубличного разговора между Россией и Ираном.

Биньямин Нетаньяху сделал ставку на демонстрацию своего успешного взаимодействия с Россией, и он не может расписаться в провале этого курса накануне грядущей избирательной кампании в Израиле.

Как долго Москва сможет балансировать между порой противоположными интересами региональных игроков? Делать это все сложнее, как показала и история со сбитым самолетом, и тяжелые переговоры с Турцией по Идлибу, но пока у России это все же получается. В дальнейшем многое зависит от того, какой линии в Сирии будет придерживаться Вашингтон, который пытается вернуть себе утраченные позиции в сирийском досье. Израиль уже дважды выступил посредником или буфером между Россией и США по Сирии, когда решался вопрос о создании зоны деэскалации на юго-западе страны в 2017 г. и когда зашла речь о ее возвращении под контроль Дамаска летом 2018 г. В обоих случаях Москва добилась желанного результата. Сейчас Израиль может попытаться задействовать США, чтобы надавить на Россию, тем более Соединенные Штаты также недовольны размещением С-300 в Сирии, и разговор об этом между Россией и США неизбежен. Но, во-первых, Москва подстраховалась — пожалуй, впервые за долгое время Минобороны РФ высказалось об американских военных в Сирии в позитивном ключе, поставив в пример координацию с ними израильтянам. Во-вторых, дала понять, что давление не приемлет. А вот к обсуждению координации готова, но на своих условиях. Вопрос, готовы ли к этому израильтяне.


Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся