Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Дмитрий Полетаев

К.э.н., директор Центра миграционных исследований, эксперт РСМД

Экономики стран Центральной Азии испытывают значительное экономическое давление со стороны возвращающихся трудовых мигрантов, попавших в России в «чёрные списки» с запретом на въезд, что не только обостряет социально-экономическую ситуацию внутри самих этих стран, но и усиливает риски для этих трудовых мигрантов, становящихся объектом вербовки со стороны радикальных и экстремистских групп. Для России, при неблагоприятном исходе событий, это может обернуться нестабильностью политической ситуации в странах-соседях, что усиливает риски дестабилизации и для самой России, особенно в её приграничных и миграционно подвижных регионах.

Отзыв на доклад Международной организации по миграции «Уязвимость мигрантов и потребности интеграции в Центральной Азии».

Доклад «Уязвимость мигрантов и потребности интеграции в Центральной Азии. Основные причины и социально-экономические последствия возвратной миграции. Региональная полевая оценка в Центральной Азии 2016» [1] был выполнен под общим руководством и координацией Миссии Международной организации по миграции (МОМ) в Казахстане и Субрегионального координационного офиса МОМ по Центральной Азии по результатам исследовательского проекта, проведённого в Казахстане, Киргизии и Таджикистане коллективом исследователей, возглавляемом экспертом МОМ Петром Казмеркевичем. Доклад является логическим продолжением доклада Международного фонда развития МОМ «Картирование неурегулированной миграции в Центральной Азии 2014».

Исследование проводилось в 13 населенных пунктах Казахстана, Киргизии и Таджикистана в местах происхождения и транзита мигрантов, где были проведены 113 глубинных интервью и 20 фокус групп и групповых интервью, в которых принял участие 101 респондент. Из 214 охваченных исследованием респондентов — 62 женщины и 135 респондентов получили запрет на повторный въезд в РФ в 2012–2015 гг.

Исследование показало, что из-за введения запретов на повторный въезд в Россию на период до пяти лет для более чем 1,5 миллионов иностранцев, совершивших административные нарушения, большинство из которых — трудящиеся-мигранты из Центральной Азии, многие из них не могут вернуться на заработки в Россию. В то же время в 2015 г. почти 950 000 граждан Центральной Азии (из Узбекистана — 798 тыс. чел., Киргизии — 114 тыс. чел. и Таджикистана 33 тыс. чел) временно проживали в Казахстане, что почти вдвое превысило показатель в 500 тыс. чел с временной регистрацией в 2011 г. В условиях ухудшения экономической ситуации в Казахстане, там планируется внести поправки в миграционное законодательство, ограничивающие возможности трудоустройства для низкоквалифицированных трудящихся- мигрантов. Из-за таких изменений в двух странах приёма трудовых мигрантов в Евразийской миграционной системе, многим трудящимся-мигрантам из Центральной Азии, станет еще сложнее найти работу в них на законных основаниях.

Уязвимость мигрантов и потребности
интеграции в Центральной Азии.
Доклад МОМ

Мигранты из стран Центральной Азии,
имеющие регистрацию в Российской
Федерации, 2014–2016 гг. (тысяч человек)

Мигранты, вынужденные возвращаться в страны Центральной Азии сталкиваются с нехваткой рабочих мест и низкой оплатой труда у себя на родине. При этом, например, только 36 тыс. мигрантов из Таджикистана с запретом на повторный въезд в Россию в 2015 г.. из 330 тыс. попавших под такой запрет (на конец 2015 г.), встали на учет в государственных органах Таджикистана, а большинство таджикских мигрантов с запретами, по-видимому, остались в России в неурегулированном статусе, пережидая срок своего запрета.

Доклад подробно освещает факторы риска, увеличивающие потенциал для радикализации различных групп населения в Центральной Азии, но, подчеркивается не отождествляет трудящихся-мигрантов из Центральной Азии (в частности, получивших запрет на повторный въезд в РФ), как группу с большей подверженностью к радикализации или потенциалом для вовлечения в насильственный экстремизм. При этом доклад описывает долгосрочные основания для радикализации, которые были отмечены представителями правительств и экспертами трёх стран, в которых проводилось исследование. Отдельно необходимо отметить, что для оценки взаимосвязи между факторами уязвимости и потенциалом радикализации использовалась «теория изменений».

Помимо практически интересных выводов Доклада, важных для Казахстана, Киргизии и Таджикистана, важные выводы по итогам этого проекта можно сделать и для России.

Экономики стран Центральной Азии испытывают значительное экономическое давление со стороны возвращающихся трудовых мигрантов, попавших в России в «чёрные списки» с запретом на въезд на 3, 5, и 10 лет, что не только обостряет социально-экономическую ситуацию внутри самих этих стран, но и усиливает риски для этих трудовых мигрантов, становящихся объектом вербовки со стороны радикальных и экстремистских групп. Страны Центральной Азии со своей стороны прилагают усилия к тому, чтобы не допустить такую радикализацию и преодолеть социальные, экономические и правовые факторы уязвимости, но ресурсы их ограничены. Для России, при неблагоприятном исходе событий, это может обернуться нестабильностью политической ситуации в странах-соседях, что усиливает риски дестабилизации и для самой России, особенно в её приграничных и миграционно подвижных регионах.

Структуры в сфере управления миграционными процессами в Кыргызстане и Таджикистане постоянно реформируются, а в Узбекистане управлению миграционными процессами лишь с недавних пор начали уделять серьёзное внимание. В России также уже более года идёт реформа сферы управления миграцией, после расформирования ФМС России. В таких условиях сложно говорить о последовательном укреплении связей между миграционными ведомствами в рамках ЕАЭС и СНГ, когда не формируется «институциональная память» и не накапливается опыт. Для России это осложняет как формирование последовательной миграционной политики, так и взаимодействие в сфере миграции со странами-соседями.

Уязвимость мигрантов и потребности
интеграции в Центральной Азии.
Доклад МОМ

Окончание сроков запрета на повторный
въезд в Россию в 2014–2018 гг. (количество
таджикских мигрантов)

В этой ситуации важным становится взгляд на миграцию изнутри, со стороны тех, кто является участниками миграционных процессов: как влияют на них миграционные барьеры, на что тратятся их денежные переводы и как это влияет на экономику, и как они и их домохозяйства видят своё дальнейшее будущее и будущее своих родных стран.

Исключённость мигрантов из российского общества, их изоляция и самоизоляция, ведущие к появлению «параллельных» мигрантских сообществ, не только усиливает разобщенность групп населения, проживающих и работающих в РФ, но и снижает сопротивляемость мигрантов к экстремистским посылам, усиливает риски их вербовки представителями радикальных и экстремистских групп уже внутри самой РФ. Отсутствие адаптационных программ в РФ для мигрантов увеличивает разобщённость между трудовыми мигрантами, часть из которых со временем становится российским гражданами, и российским обществом, оставляет мигрантов наедине с рисками и вызовами, с которыми они сталкиваются в период длительного пребывания в РФ.

При сокращении населения в трудоспособном возрасте и неблагоприятных демографических перспективах, даже без значительного экономического роста, Россия уже испытывает дефицит рабочей силы. Производительность труда растёт недостаточными темпами, модернизация производства идёт медленно, снижение смертности и повышение рождаемости имеют свои ограничения, так что по совокупности факторов, только механический прирост населения — т.е. миграция, в настоящих условиях остаётся самым доступным фактором роста для экономики России. Страны Центральной Азии трудоизбыточны и не могут обеспечить своё население рабочими местами с заработной платой, которая позволит выживать всем домохозяйствам. Переориентация трудовых мигрантов из Центральной Азии на выезд на заработки в другие страны, помимо России, будет не в интересах России, поэтому искусственные барьеры на пути трудовой миграции из Центральной Азии в Россию на данном этапе нерациональны. В то же время, Россия нуждается в максимально возможном выводе трудовой миграции из «теневого» сектора и предотвращении нелегального въезда мигрантов-«запретников», что возможно с помощью упрощения процедур получения разрешительных документов, отстранения от этих процедур теневых посредников и искоренения коррупционных схем (как это уже осуществляется в Москве), снижением цены доступа к легальной занятости, т.е. снижением как платы за получение патента, так и авансовых ежемесячных платежей. В условиях экономического кризиса это может стать действенным инструментом легализации трудовой миграции и усиления контроля за миграционными процессами.

Особую тревогу вызывает отсутствие долгосрочных проектов в отношении наиболее уязвимых групп мигрантов: детей мигрантов в РФ, женщин–трудовых мигрантов и некоторых специфических категорий, таких, например, как мигранты, отбывающие наказание в российских тюрьмах, становящиеся предметом особого внимания представителей радикальных и экстремистских групп.

По-видимому, в России назрели изменения и в системе регистрации по месту жительства, которая перестала выполнять функции контроля и широко используется в коррупционных схемах недобросовестными дельцами. Возможно, более эффективным является контроль с помощью системы ИНН за выплатой трудовыми мигрантами налогов в РФ.

Далеко не все «запретники» возвращаются в страны Центральной Азии, значительная их часть остаётся в неурегулированном статусе в России, что снижает управляемость миграционными процессами. Эффективными могут стать информационные кампании, направленные на преодоление правового нигилизма трудовых мигрантов, сотрудничество в сфере предотъездной подготовки и в информировании трудовых мигрантов, уже находящихся в РФ, в том числе с привлечением официальных сервисов (например, ММЦ в дер. Сахарово и т.п.), российских НПО и финансовой поддержки общественных инициатив в этой сфере на конкурсной основе, в том числе поддержка специальных СМИ [2] .

В заключение можно отметить, что вопросы социально-экономических последствий возвратной миграции стали предметом обсуждения на самом высоком уровне во время серии визитов в страны Центральной Азии Президента РФ В. Путина в конце февраля 2017 г. [3] Так, в частности, одним из итогов встречи В. Путина с президентом Республики Таджикистан Э. Рахмоном, стала предварительная договорённость о пересмотре «запретных списков», что актуально для нескольких сотен тысяч таджикистанцев, включённых в них. Эта проблема обсуждалась наравне с проблемой противодействия терроризму и экстремизму и другими приоритетными темами, актуальными для взаимоотношений обоих государств.

1. См. Краткий обзор доклада

2. См, например, В Петербурге начала выходить бесплатная газета для женщин-мигранток из Азии. Радио Азаттык. Февраль 23, 2017

3. См., например, А.Дубнов Пограничное беспокойство. Что показал тур Путина по Центральной Азии. 1.03.2017 Carnegie.ru


Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
array(3) {
  ["Центральная Азия"]=>
  string(31) "Центральная Азия"
  ["Южная Азия"]=>
  string(19) "Южная Азия"
  ["Международные миграционные процессы: тренды, вызовы, перспективы "]=>
  string(121) "Международные миграционные процессы: тренды, вызовы, перспективы "
}

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся