Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 54, Рейтинг: 1.67)
 (54 голоса)
Поделиться статьей
Алексей Чихачев

Аспирант СПбГУ, эксперт РСМД

Э. Макрону предоставляется возможность заполнить «вакуум» в европейской политике и повысить влияние Франции как в Евросоюзе в целом, так и во франко-немецком тандеме в частности. Одновременно это позволяет конкурировать за статус главного европейского собеседника США в трансатлантических отношениях и занять максимально активную позицию в рамках НАТО. Расчёт Парижа строится на том, что «тактика вовлечения» смягчит позицию Д. Трампа по ключевым для французской дипломатии сюжетам.

Как политик Э. Макрон тоже удобен Д. Трампу, несмотря на имеющиеся разногласия между ними. В то время как Великобритания объективно отдаляется от континентальных дел, освобождается важная ниша «понимающего собеседника» Вашингтона, одновременно способного эффективно влиять на происходящее в ЕС. В отношении Д. Трампа Э. Макрон выступает в качестве партнёра, стремящегося протянуть руку американскому президенту, ввести его в устоявшийся круг мировых лидеров.

Франко-американский диалог в формате Макрон – Трамп с не меньшей заинтересованностью сторон продолжится и далее. Правда, динамика этого общения диктуется не только общностью интересов, но и в целом высокой активностью Э. Макрона.

Торжества, посвящённые французскому празднику 14 июля, прошли в этом году с особой помпой. В статусе Верховного главнокомандующего военный парад на Елисейских полях впервые принимал Эммануэль Макрон, а его гостем стал президент США Дональд Трамп, прибывший в Париж под ещё одним предлогом — столетнего юбилея вступления Штатов в Первую мировую войну.

Всего за два месяца, что Э. Макрон занимает Елисейский дворец, оба лидера уже успели накопить определённую историю взаимоотношений. Общение началось с памятного рукопожатия на саммите НАТО в Брюсселе (24–25 мая 2017 г.), а буквально через несколько дней, уже после саммита «Группы семи» в Таормине, обозначилось первое содержательное противоречие между ними. Французский президент бурно отреагировал на решение Д. Трампа вывести США из Парижского соглашения по климату, в пику ему запустив лозунг «Сделаем нашу планету снова великой». Вкупе с разницей во взглядах на будущее международной торговли и ситуацию вокруг Катара это как будто говорит о том, что «глобалист» Э. Макрон собирается вести борьбу с «изоляционистом» Д. Трампом.

Тем не менее оба лидера сохраняли заметный интерес к диалогу. Как делятся наблюдениями с французской прессой из Белого дома, от одного телефонного разговора к другому динамика общения становилась всё более позитивной. Помимо противоречий, у сторон имеются и относительно близкие позиции по вопросам международной безопасности, включая борьбу с терроризмом и сирийский конфликт. Немаловажно, что Э. Макрон совсем не против увеличить военные расходы, на что европейским союзникам по НАТО настойчиво указывал Д. Трамп. Наконец, сами лидеры в каком-то смысле похожи: оба не являлись явными фаворитами президентской гонки в своих странах, не имели большого политического опыта на момент прихода к власти (зато хорошо знакомы с миром бизнеса) и предлагали вместо чётких программ вполне популистские наборы лозунгов и ценностей (только в случае Э. Макрона популизм был скорее «провластный»). Какие же выгоды обе стороны могут иметь от столь интенсивного общения?

Зачем Д. Трамп Э. Макрону

Э. Макрону предоставляется возможность заполнить «вакуум» в европейской политике и повысить влияние Франции как в Евросоюзе в целом, так и во франко-немецком тандеме в частности.

Восьмой президент Пятой Республики заступил на пост всего два месяца назад и, как всякий новичок в международных делах, стремится проявить себя, зарабатывая авторитет на всевозможных встречах. Часто это приходится делать с помощью эффектных жестов, призванных свидетельствовать о значимости нового главы государства: приёма В. Путина в Версале, ужина с четой Трамп на Эйфелевой башне, пышных мероприятий в честь праздника 14 июля. Тем самым Э. Макрон пытается сформировать выгодное отношение к себе, которое впоследствии можно будет конвертировать в реальные договорённости.

Момент для повышения активности выбран французским руководством удачно. Ангела Меркель до сентября вынуждена считаться с парламентской кампанией в ФРГ, а Терезе Мэй претендовать на общеевропейское лидерство в контексте выхода из ЕС будет крайне проблематично. Следовательно, Э. Макрону предоставляется возможность заполнить «вакуум» в европейской политике и повысить влияние Франции как в Евросоюзе в целом, так и во франко-немецком тандеме в частности. Одновременно это позволяет конкурировать за статус главного европейского собеседника США в трансатлантических отношениях и занять максимально активную позицию в рамках НАТО (что и было декларируемой целью возвращения в военные структуры Альянса в 2009 г.).

В отношении самого Д. Трампа, испытывающего колоссальное давление в США, Э. Макрон выступает в качестве партнёра, стремящегося протянуть руку американскому президенту, ввести его в устоявшийся круг мировых лидеров. Расчёт Парижа строится на том, что «тактика вовлечения» смягчит позицию Д. Трампа по ключевым для французской дипломатии сюжетам (особенно по климату). Кроме того, в качестве платы за помощь Парижа американскому президенту в его «легитимации» США могут в будущем поддержать французскую позицию по тому или иному вопросу (лидерство в разрешении какого-либо конфликта и т. п.).

Зачем Э. Макрон Д. Трампу

Находясь на посту президента США уже более полугода, Д. Трамп всё ещё нуждается в дополнительных точках опоры своей деятельности как внутри страны, так и за её пределами. Внутренние события, освещаемые по всему миру, крайне отягощают его международное общение, поэтому приобретение устойчивых контактов с другими лидерами не будет лишним для главы Белого дома. Особенно это касается европейцев, которым президент стремится передать часть всего бремени Североатлантического альянса при сохранении стратегического лидерства Вашингтона. Поэтому допускается ограниченное поощрение устремлений ключевых стран континента — Франции или Польши на восточном фланге, если их активность позволит укрепить американские позиции. Крепость союзнических уз при этом страдать не должна — тому напоминанием служит непосредственное участие американских военных в параде на Елисейских полях. Французский коллега и сам пока не высказывает особого пиетета перед идеями национального «величия» и независимости, немало осложнявших отношения обеих стран во времена Ш. де Голля и его первых преемников. Присутствие гостей из США на главном национальном празднике — в этом случае свидетельство прямо противоположной, «атлантистской» линии Э. Макрона, которой нельзя не воспользоваться из-за океана.

В этой связи допустимо ещё одно соображение: в то время как одна из точек опоры отношений США с Европой — Великобритания — от континентальных дел объективно отдаляется, освобождается важная ниша «понимающего собеседника» Вашингтона, одновременно способного эффективно влиять на происходящее в ЕС. Подобные партнёры на другом берегу Атлантики ещё есть — как минимум традиционные ФРГ и Италия. Однако имеет смысл попытаться восполнить возникающий пробел и ещё ближе расположить к себе отныне единственную ядерную державу единой Европы. Парадокс заключается в том, что если Париж действительно согласится, с большой условностью, функционально заменить Лондон в американо-европейских отношениях, то он займёт позицию, диаметрально противоположную некогда своей же полувековой давности, когда Франция блокировала вступление Великобритании в ЕЭС, считая американское влияние на неё чрезмерным.

Как политик Э. Макрон тоже удобен Д. Трампу для общения, несмотря на имеющиеся разногласия между ними. По своим установкам президент Франции плотно смыкается с демократической частью американского истеблишмента: неслучайно перед выборами его публично поддержал экс-президент США Б. Обама. Соответственно, диалог с ним может в какой-то степени успокоить внутренних противников Д. Трампа, как бы дающего понять, что он будет гораздо чаще встречаться не с якобы обеспечившим его победу В. Путиным, а с более приемлемым для американского наблюдателя «глобалистом»-прогрессистом.

В то время как одна из точек опоры отношений США с Европой — Великобритания — от континентальных дел объективно отдаляется, освобождается важная ниша «понимающего собеседника» Вашингтона, одновременно способного эффективно влиять на происходящее в ЕС.

Все эти факторы позволяют предположить, что франко-американский диалог в формате Макрон — Трамп с не меньшей заинтересованностью сторон продолжится и далее. Правда, динамика этого общения диктуется не только общностью интересов, но и в целом высокой активностью Э. Макрона. В частности, ещё в день приезда Д. Трампа в Париж (13 июля) с участием первых лиц прошло заседание совместного совета министров Франции и ФРГ, где удалось подписать целый ряд соглашений, в том числе в оборонной сфере. За сутки до того французский президент участвовал в работе ещё одного саммита — ЕС — Западные Балканы в Триесте. Однако не меньшая энергичность потребуется президенту, чтобы перейти в отношениях с США от языка рукопожатий или даже военных парадов к устойчивым договорённостям, которые пришлись бы по нраву и в Вашингтоне.

Оценить статью
(Голосов: 54, Рейтинг: 1.67)
 (54 голоса)
Поделиться статьей
array(5) {
  ["Безопасность"]=>
  string(24) "Безопасность"
  ["Многополярный мир"]=>
  string(33) "Многополярный мир"
  ["Экономика"]=>
  string(18) "Экономика"
  ["Европа"]=>
  string(12) "Европа"
  ["Северная Америка"]=>
  string(31) "Северная Америка"
}

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся