Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 17, Рейтинг: 3.71)
 (17 голосов)
Поделиться статьей
Надежда Кудеярова

К.и.н, ведущий научный сотрудник ИЛА РАН, эксперт РСМД

В настоящее время Уругвай остается одной их немногих стран Латинской Америки, где государственное управление находится в руках левоориентированных сил. «Широкий фронт» находится у власти уже более десяти лет: с 2004 г. в стране прошли две электоральные кампании, и в каждой из них партии удалось одержать победу, как на выборах президента, так и в двухпалатную Генеральную ассамблею.

Можно предположить, что завышенные ожидания избирателей способны привести к снижению популярности политики левых. Экономические и социальные задачи приходится решать в условиях низких темпов роста экономики, как самой страны, так и ее партнеров в регионе. Кризис МЕРКОСУР, приостановка членства в организации Венесуэлы, трансформация глобальных интеграционных инициатив вносит коррективы в развитие политических и экономических отношений между странами-участницами.

В настоящее время Уругвай остается одной их немногих стран Латинской Америки, где государственное управление находится в руках левоориентированных сил. Приход к власти на выборах 2004 г. объединения «Широкий фронт» (Frente Amplio, FA) не был обусловлен исключительно синхронизацией с общей левой латиноамериканской волной начала текущего века — партия последовательно шла к победе на протяжении нескольких десятилетий. «Широкий фронт» был образован в 1971 г., в период усиления авторитаризма, обострения внутриполитических и экономических проблем в Уругвае. FA объединил профсоюзные движения, Компартию Уругвая, Социалистическую и Христианско-демократическую партии, а также левые группировки, отколовшиеся от традиционных партий. В годы военной диктатуры (1973–1984 гг.) вся легальная политическая жизнь была парализована, а «Широкий фронт» находился в подполье. С возвращением к демократическому правлению и восстановлением прав граждан FA стал третьей силой в стране, активно конкурируя со старейшими политическими объединениями. Основу партийной системы Уругвая составляют образованные еще в 1836 г. Национальная партия (Partido Nacional, PN), относящаяся к правому центру и ориентированная на либерализм и национализм, и Партия Колорадо (Partido Colorado, PC), также правоцентристская, исповедующая либеральную и социал-демократическую идеологии.

Популярность «Широкого фронта» у избирателей неуклонно росла. Уже на выборах 1994 г. объединение сравнялось с традиционными партиями по числу завоеванных мест в законодательном органе — Генеральной ассамблее. Выборы 1999 г. могли привести к власти Табаре Васкеса — первого «левого» президента, однако во втором туре правые смогли объединить усилия и выиграть борьбу. Тем не менее на выборах в Генеральную ассамблею сторонники FA завоевали относительное большинство.

Усталость и разочарование в политике правых, тяжелое состояние экономики и социальной сферы, доставшееся в наследство от военного режима, способствовали росту популярности левого движения.

Усталость и разочарование в политике правых, тяжелое состояние экономики и социальной сферы, доставшееся в наследство от военного режима, способствовали росту популярности левого движения. Победа FA на выборах 2004 г. и избрание лидера объединения левых сил Т. Васкеса президентом страны проходило на тяжелом экономическом фоне: Уругвай, будучи тесно вплетенным в региональные интеграционные процессы, страдал от экономических кризисов в Бразилии (1999 г.) и Аргентине (2001–2002 гг.). Показатели прироста ВВП в течение нескольких лет демонстрировали отрицательные значения, уровень инфляции подбирался к показателю в 20%, безработица среди экономически активного населения превышала 15%.

Социальная политика — приоритет правительства левых

Правительство левоцентристов было ориентировано на решение социальных задач — сокращение бедности и компенсации социальных издержек сложившейся экономической модели в сочетании с демократическими ценностями. С 2005 г. начались последовательные изменения социальной политики, на первом этапе стержневым элементом стал «Национальный план срочной социальной помощи» (Plan de Atención Nacional a la Emergencia Social, PANES), рассчитанный на 2005–2007 гг., в задачи которого входила разносторонняя поддержка беднейших домохозяйств. Впоследствии правительство приступило к комплексной реформе системы социального обеспечения. С принятием в 2008 г. закона о «Пенсиях и смягчении условий доступа» началось поступательное реформирование системы социальной защиты, предусматривающее облегчение доступа населения к различным компонентам социального обеспечения. Исследования промежуточных результатов реформы отмечают улучшение уровня благосостояния пенсионеров, смягчение гендерного неравенства [1]. Около 87% населения страны в возрасте старше 65 лет включены в пенсионную систему, что является одним из самых высоких показателей в странах Латинской Америки и Карибского бассейна, наряду с Аргентиной и Бразилией.

Анна Щербакова:
От Васкеса к… Васкесу?

Также особое внимание уделяется проблеме занятости среди молодежи, например, была запущена программа «Молодежь в сети» (Jovenes en Red), ориентированная на представителей возрастной группы от 14 до 24 лет, находящихся вне систем образования и формальной занятости. Развиваются программы создания рабочих мест, например, «Уругвай работает» (Uruguay Trabaja). Создаются механизмы стимулирования занятости и поддержки малых предприятий, ориентированных на представителей наиболее уязвимых слоев: программа «Продуктивное предпринимательство» (Emprendimientos Productivos), «Социальные кооперативы» (Cooperativas Sociales), «Программа социальной включенности» (Programa de Inserción Laboral). Все эти меры направлены на расширение сектора формальной занятости и поддержку процесса профессиональной подготовки.

В настоящее время главной темой общественных дискуссий стали проблемы сферы образования, определяющего дальнейший вектор и динамику прогресса. Хотя социалистам удалось значительно увеличить государственные расходы на образование с 2,4% в 2000 г. до 4,5% к ВВП в 2011 г., наглядно прослеживается влияние социально-экономического неравенства на его доступность. Согласно опросам общественного мнения, нерешенность проблем образования, прежде всего его среднего звена, вызывает значительную озабоченность жителей страны.

Результатом целенаправленной политики стало снижение уровня бедности с 32,5% (2006 г.) до 9,4% (2016 г.), в настоящее время отмечается полное искоренение нищеты [2]. Важным достижением стало постепенное сокращение уровня социальной поляризации. В 2014 г. был продемонстрирован рекордно низкий для страны уровень безработицы 6,6%. Однако замедление экономического роста оказало негативное воздействие на рынок труда, и в 2017 г. безработица выросла до 7,5% [3].

«Широкий фронт» находится у власти уже более десяти лет. С 2004 г. в стране прошли две электоральные кампании (2009 и 2014 гг.), и в каждой из них FA удалось одержать победу, как на выборах президента, так и в двухпалатную Генеральную ассамблею. Лидерство было обеспечено широкой поддержкой избирателей, в том числе значительной части молодежи. Контроль исполнительной и законодательной ветвей власти способствует проведению социально-ориентированной политики — исполнительная власть опирается на абсолютное большинство своих сторонников в конгрессе, что обеспечивает преемственность социально-экономического курса.

По конституции президент не имеет права переизбираться непосредственно на следующий срок. На выборах 2009 г. победил Хосе Мухика (2010–2015 гг.) — лидер одной из наиболее влиятельных фракций FA — леворадикального «Движения народного участия» (Movimiento de Participación Popular, MPP), объединившего бывших участников городской герильи и леворадикальных движений. Под его руководством страна смогла избежать тяжелых последствий глобального финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг. В 2014 г. президентом был вновь избран Т. Васкес. Важно отметить, что текущий электоральный цикл станет завершающим для активной политической деятельности многих действующих политиков FA. В ближайшее время особую значимость обретут смена поколений и выдвижение новых лидеров.

Социально-экономическая ситуация в Уругвае второго мандата Т. Васкеса существенно отличается от 2005 года. Начало его правления обозначилось периодом экономического роста, реализованного на фоне высоких мировых цен на товары традиционного уругвайского экспорта. Однако «золотое десятилетие» завершилось, что выразилось в торможении темпов роста экономики. В 2014 г. прирост ВВП составил 3,5%, в 2015 г. — 0,4%, в 2016 г. — 1,5%. Произошла девальвация уругвайского песо на 32,5, и, несмотря на произошедшее в 2017 г. укрепление на 5,8% по отношению к предыдущему году, в ближайшие два года прогнозируется некоторое ослабление национальной валюты страны. Особую тревогу вызывает инфляция, которая в 2016 г. достигала 10% — максимального уровня за прошедшие двенадцать лет. Хотя в 2017 г. показатель инфляции составил 6,3%, что оказалось в пределах целевого диапазона Центрального банка страны, острота экономических проблем требует решения сложных задач, диктуемых тяжелой макроэкономической ситуацией.

Текущий электоральный цикл станет завершающим для активной политической деятельности многих действующих политиков FA. В ближайшее время особую значимость обретут смена поколений и выдвижение новых лидеров.

Можно предположить, что завышенные ожидания избирателей могут привести к снижению популярности политики левых. Экономические и социальные задачи приходится решать в условиях низких темпов экономического роста, как самой страны, так и ее партнеров в регионе. Поиск резервов для стимулирования экономики и развития системы социальной защиты могут поставить вопрос о пределах эффективности уругвайской экономической модели.

К середине текущего электорального цикла рейтинг поддержки Т. Васкеса претерпел изменения: хотя он по-прежнему высок, к 2016 г. этот показатель упал до 30%, и на протяжении последующего года оставался фактически неизменным. Этому способствовали и предпринимаемые шаги в экономической сфере, и вереница скандалов, связанных с вице-президентом Раулем Сендиком, и поддержка санкций против Венесуэлы в рамках МЕРКОСУР, вызвавшая критику представителей различных сторон политического спектра страны.

Проблемы МЕРКОСУР и попытки выйти за существующие рамки

Россия входит в первую десятку торговых партнеров южноамериканской страны. Устойчивым отношениям способствует тот факт, что Уругвай является одним из старейших партнеров России в Латинской Америке

Во внешнеполитической и внешнеэкономической сферах уругвайское правительство стоит на позициях прагматизма, полагая, что особая роль таких малых стран, как Уругвай, заключается как в использовании потенциала своего небольшого в географическом плане размера, так и в открытом формулировании перспективных стратегических целей на региональном и международном уровнях. Необходимость маневрировать под воздействием конъюнктуры мировых рынков и глобальной расстановки сил ведет к расширению внешних связей. Подобная позиция способствовала активному развитию сотрудничества как с Венесуэлой (еще до вступления этой страны в МЕРКОСУР в 2012 г.), так и с США.

На повестке дня остаются задачи достижения баланса и придания динамизма участию в МЕРКОСУР — приоритетном для Уругвая интеграционном объединении, участники которого являются основными экономическими партнерами страны на континенте. Однако кризис МЕРКОСУР, приостановка членства в организации Венесуэлы, трансформация глобальных интеграционных инициатив внесли коррективы в развитие политических и экономических отношений между государствами-членами. В последние годы принципиально изменилась конфигурация правительств в странах-участницах торгового союза, произошел значительный сдвиг вправо. Однако приписывать сложности развития интеграции исключительно политической ориентации руководства стран было бы в корне неверно. Существуют веские противоречия интересов малых стран объединения — Уругвая и Парагвая, и гигантов — Бразилии и Аргентины. Для Уругвая принципиально важна диверсификация внешнеэкономической деятельности, поскольку на торговлю со странами-членами МЕРКОСУР приходится 22,4% товарооборота страны [4]. В условиях сохраняющегося дефицита торгового баланса с партнерами по Южноамериканского общему рынку особое значение приобретают отношения с латиноамериканскими странами, не входящими в МЕРКОСУР, прежде всего, с Чили и Мексикой. В октябре 2016 г. был подписан договор о свободной торговле с Чили, который стал первым такого рода документом после соглашения 1999 г. с Мексикой. Новым шагом может стать интенсификация отношений с Тихоокеанским альянсом (Alianza del Pacífico), где Уругвай получил статус наблюдателя.

На этом фоне активно развиваются связи с внерегиональными партнерами — ЕС, США, Китаем, странами Ближнего Востока и Африки. Так, например, в 2015 г. более половины объема импорта сырой нефти шло из Нигерии, на втором и третьем месте находились Бразилия и Норвегия. В последние годы стремительно растет вес Китая во внешнеторговом обороте Уругвая — азиатский гигант вышел на первое место, обогнав Бразилию по объему двусторонней торговли [5]. Что касается экспортных рынков, они стали более разнообразными, что способствует уменьшению зависимости от основных торговых партнеров, и в настоящее время 77% экспорта направлено в 15 различных пунктов назначения.

Элементом прагматичной политики становится расширение сотрудничества с США. В этом вопросе Уругвай является сторонником подготовки договора о свободной торговле между МЕРКОСУР и США, рассматривая последние в качестве одного из ведущих торговых партнеров. Несмотря на остановку процесса строительства новых масштабных интеграционных мега-блоков, поиск выхода на рынок крупнейшей экономический державы становится стимулом для действий южноамериканской страны. Данный вопрос остается в повестке ее двусторонних отношений с США.

REUTERS

На европейском направлении Уругвай является сторонником заключения соглашения между МЕРКОСУР и ЕС, переговоры по которому ведутся уже на протяжении восемнадцати лет. Их затяжной характер отражает противоречия как в позициях членов МЕРКОСУР, так и протекционистские устремления стран внутри ЕС. Обе стороны переговоров отмечают возможность заключения договора в 2018 г., однако этому препятствуют позиции ряда государств по вопросам экспорта сельхозпродукции.

На этом фоне можно отметить довольно активно развивающиеся отношения между Уругваем и Россией. Россия входит в первую десятку торговых партнеров южноамериканской страны. Устойчивым отношениям способствует тот факт, что Уругвай является одним из старейших партнеров России в Латинской Америке — дипломатические связи между странами были установлены еще в 1857 г. Основные принципы современных двусторонних отношений сформулированы в «Договоре о дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Восточной Республикой Уругвай», подписанном в сентябре 1997 г. С 27 декабря 2011 г. выступило в силу соглашение о взаимном безвизовом въезде для граждан обеих стран. Развитию отношений должно способствовать возобновление работы в 2014 г. Межправкомиссии (МПК) по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Интенсивно развивается политический межпарламентский диалог: в 2014 г. с официальным визитом Москву посетил вице-президент, председатель Генеральной ассамблеи и сената Восточной Республики Уругвай Данило Астори.

Важным шагом развития двусторонних отношений стала поездка в феврале 2017 г. президента Уругвая Т. Васкеса в Россию. Визит уругвайского президента проходил в год 160-летия установления отношений между двумя странами. 16 февраля 2017 г. состоялась встреча с президентом РФ Владимиром Путиным, на которой значительное внимание было уделено ключевому направлению двусторонних отношений — сельскому хозяйству, продукция которого составляет более 90% уругвайского экспорта в Россию. Как отмечалось в сообщении для прессы по итогам переговоров, «в ходе встречи были обсуждены перспективы реализации совместных проектов в сфере энергетики, в частности, такие компании, как «Газпром», «Силовые машины», могли бы принять участие в модернизации уругвайских гидроэлектростанций и в поставках необходимого сырья». Уругвайская сторона отметила важность подготовки двустороннего договора о защите инвестиций и устранении двойного налогообложения между странами.

Правительство стоит на позициях прагматизма, полагая, что особая роль таких малых стран, как Уругвай, заключается как в использовании потенциала своего небольшого в географическом плане размера, так и в открытом формулировании перспективных стратегических целей на региональном и международном уровнях.

Двустороннему сотрудничеству может способствовать стабильность, преемственность и предсказуемость политики, не зависящей от исхода президентских и парламентских выборов, а также приверженность нормам международного права, демонстрируемые Уругваем. Политика левоцентристов, избранная ими парадигма развития страны в состоянии отвечать на запросы общества и реагировать на глобальные вызовы.

1.      Lavalleja M., Tenenbaum V. Seguridad social en el Uruguay. Un análisis de los resultados de la ley de flexibilización del acceso a las jubilaciones. — Santiago: CEPAL, 2017. P. 57-58. http://repositorio.cepal.org/bitstream/handle/11362/42499/1/S1700935_es.pdf

2.      Estimación de la pobreza por el Método de Ingreso 2016. — Instituto Nacional de Estadística del Uruguay. Abril 2017. Pp. 22, 29. — http://www.ine.gub.uy

3.      Anuario Estadístico de Uruguay 2016. — Instituto Nacional de Estadística de Uruguay. Montevideo, 2017. P. 25.

4.      Anuario Estadístico de Uruguay 2016. — Instituto Nacional de Estadística de Uruguay. Montevideo, 2017. P. 260, 274. http://www.ine.gub.uy/documents/10181/439637/Anuario+2016/e5895390-7f3d-449d-b395-574872ae6d0d

5.      Anuario Estadístico de Uruguay 2016. — Instituto Nacional de Estadística de Uruguay. Montevideo, 2017. P. 260, 274.


(Голосов: 17, Рейтинг: 3.71)
 (17 голосов)

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся