Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 17, Рейтинг: 3)
 (17 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Хенкин

Д.и.н., профессор каф. сравнительной политологии МГИМО МИД России, эксперт РГНФ

Европейская социал-демократия, еще недавно одна из самых влиятельных политических сил, теряет позиции. Социал-демократические и социалистические партии во многих странах континента переживают кризис идентичности. У них нет общественного проекта, привлекательного для широких слоев электората, они заметно проигрывают в конкуренции с традиционными (консервативные партии) и новыми соперниками (популистские объединения различной направленности, окрепшими в годы глобального кризиса).

В ряду партий, столкнувшихся с серьезными трудностями, находится Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП), старейшая и очень влиятельная партия (образована в 1879 г.), в годы демократии дольше других партий Испании находившаяся у власти. 18 июня 2017 г. съезд ИСРП избрал генеральным секретарем Педро Санчеса. Он вернулся на пост, который оставил 1 октября 2016 г. в результате острейшей внутрипартийной борьбы. Возвращение П. Санчеса отнюдь не разрешает кризис в ИСРП, который, при всей специфичности, позволяет лучше понять многие из тех проблем, с которыми сталкивается социал-демократия в наши дни.


Европейская социал-демократия, еще недавно одна из самых влиятельных политических сил, теряет позиции. Социал-демократические и социалистические партии во многих странах континента переживают кризис идентичности. У них нет общественного проекта, привлекательного для широких слоев электората, они заметно проигрывают в конкуренции с традиционными (консервативные партии) и новыми соперниками (популистские объединения различной направленности, окрепшими в годы глобального кризиса).

В ряду партий, столкнувшихся с серьезными трудностями, находится Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП), старейшая и очень влиятельная партия (образована в 1879 г.), в годы демократии дольше других партий Испании находившаяся у власти. 18 июня 2017 г. съезд ИСРП избрал генеральным секретарем Педро Санчеса. Он вернулся на пост, который оставил 1 октября 2016 г. в результате острейшей внутрипартийной борьбы. Возвращение П. Санчеса отнюдь не разрешает кризис в ИСРП, который, при всей специфичности, позволяет лучше понять многие из тех проблем, с которыми сталкивается социал-демократия в наши дни.

Социалисты отступают

«Новый курс» вызвал мощную волну критики со стороны многочисленных сторонников ИСРП, упрекавших ее за измену традиционным социал-демократическим принципам.

Упадок ИСРП начался в 2010 г., когда ее правительство, возглавлявшееся Х.Л.Родригесом Сапатеро, в условиях обрушившихся на страну социально-экономических проблем перешло от прежнего курса на повышение производства и спроса к монетаристским решениям. Сокращение дефицита бюджета происходило преимущественно путем урезания социальных расходов (на 90%) и только незначительно посредством увеличения налогов (на 10%). При этом со стороны правительства не последовало объяснений причин осуществления этих крайне непопулярных мер [1].

«Новый курс» вызвал мощную волну критики со стороны многочисленных сторонников ИСРП, упрекавших ее за измену традиционным социал-демократическим принципам и переставших видеть в ней силу, способную изменить систему. К тому же партии не удалось избежать коррупционных скандалов. На парламентских выборах 2011 г. она потерпела беспрецедентное поражение в своей истории, потеряв 4,3 млн сторонников [2].

Надежды на преодоление кризиса доверия к партии возлагались на нового генерального секретаря 42-летнего Педро Санчеса, избранного в июле 2014 г. и выдвинувшего программу реформ, нацеленных на превращение Испании «в более справедливое и солидарное общество, в котором будет гарантироваться равенство прав и свобод каждого гражданина, осуществляться защита бедных и неимущих». Лейтмотивом программы была типично социал-демократическая идея роста во имя распределения [3]. Но П. Санчесу не удалось переломить ситуацию. На парламентских выборах 2015 и внеочередных 2016 гг. социалисты продолжали отступать с прежних рубежей. На выборах 2016 г. ИСРП, хотя и заняла второе место, показала свой худший результат в эпоху демократии. В целом, начиная с 2011 г., партия потеряла примерно 6 млн избирателей, т.е. половину электората.

Внутрипартийный кризис

Ослабление позиций ИСРП органично вписалось в кризис бипартизма, при котором две партии — левоцентристская ИСРП и правоцентристская Народная партия (НП) сменяли друг друга у руля государственной власти, далеко опережая по степени влияния все остальные. Выборы 2015 г. кардинально изменили ситуацию. Во весь голос заявили о себе две новые партии — леворадикальная «Подемос» («Мы можем») и правоцентристская «Сьюдаданос» («Граждане»), заметно потеснившие НП и ИСРП. Расклад сил оказался таков, что формирование правительства было невозможно без договоренностей между партиями. Однако партийные лидеры вместо того, чтобы искать точки соприкосновения, зачастую ставили на первое место не общенациональные, а узкопартийные интересы и амбиции, электоральные расчеты. В результате попытки сформировать правительство после выборов 2015 г. ни к чему не привели. С неудачи началась и попытка сформировать правительство после выборов 2016 г.: кандидатура лидера НП М. Рахоя на пост главы правительства не собрала необходимого для утверждения числа голосов.

В сложившейся обстановке решающее значение для вынесения вотума доверия новому главе кабинета министров приобрела позиция ИСРП. Точку зрения ее руководства во главе с П. Санчесом определяла резолюция Федерального комитета партии, принятая 28 декабря 2015 г., в которой было заявлено о недопустимости поддержки правительства М. Рахоя и любого другого руководителя НП [4]. Резкой критике подвергалась социальная политика НП, углублявшая имущественное расслоение в обществе, уклонение от решения назревших политико-институциональных проблем, сильная коррупционная составляющая в ее деятельности. Принципиально важно также то, что риторика руководства ИСРП в последние десятилетия представляла Народную партию «намного более радикальной партией, чем она является в реальности» [5]. Отсюда настрой партийных низов, неадекватно воспринимающих НП как «ретроградную, реакционную силу» (что, кстати говоря, является одной из важнейших причин, делающих невозможным создание в Испании большой коалиции ведущих партий по образцу ФРГ).

Во весь голос заявили о себе две новые партии — леворадикальная «Подемос» («Мы можем») и правоцентристская «Сьюдаданос» («Граждане»), заметно потеснившие НП и ИСРП.

Несомненно, на позицию руководства социалистов влияла также конкуренция с «Подемос». По данным социологов, на выборах в декабре 2015 г. за «Подемос» проголосовали 1,5 млн бывших избирателей ИСРП. На «Подемос» в большей степени ориентируется и молодежь, многие представители которой не видят никакой разницы между двумя традиционными партиями — НП и ИСРП. В этой обстановке твердое «нет» М. Рахою было призвано продемонстрировать реальным и потенциальным избирателям, что социалисты это совсем не тоже, самое, что консерваторы. Немало членов ИСРП опасались, что любые уступки М. Рахою будут использованы «Подемос» для обвинений в «капитуляции перед правыми» и приведут к еще большему оттоку голосов избирателей к этой партии.

Вместе с тем часть социалистов заняла другую позицию, предлагая воздержаться при голосовании о вынесении вотума доверия М. Рахою и заявляя, что их точка зрения ни в коей мере не означает его поддержки, а продиктована национальными интересами, чувством ответственности перед страной, находящейся в очень сложной ситуации. При отсутствии альтернативы править должна партия, как бы к ней не относиться, за которую проголосовало большинство избирателей [6]. Эта позиция подкреплялась опросами, свидетельствовавшими, что новое «нет Рахою» обернется дальнейшими электоральными потерями ИСРП на следующих внеочередных выборах.

В ИСРП разразился кризис. На заседании Федерального комитета 1 октября 2016 г. напряженное противостояние между сторонниками П. Санчеса и его критиками завершилось победой последних и уходом генерального секретаря в отставку. «Критики» сформировали Исполнительную комиссию, которая руководила деятельностью ИСРП до съезда партии. Смена высшей власти в ИСРП изменила политическую ситуацию. При вынесении вотума доверия М. Рахою социалисты воздержались, что позволило Народной партии сформировать правительство меньшинства.

Кандидаты на праймериз: разные стратегии, разные модели партии

Критикуя многие аспекты деятельности правительства НП, Исполнительная комиссия вступила в диалог с ним и поддержала ряд законопроектов. Однако значительная часть партийных низов под неформальным руководством П. Санчеса продолжала стоять на непримиримых позициях по отношению к НП и М. Рахою, отвергая всякий диалог. Воздержание Исполнительной комиссии при голосовании за М. Рахоя, позволившее ему сформировать правительство, было воспринято ими как «предательство и оскорбление». За отношением к вотуму доверия лидеру консерваторов скрывается вопрос принципиальной важности: какой партией быть ИСРП — реформистской, социал-либеральной, ориентирующейся прежде всего на левоцентристский электорат и готовой к взаимоприемлемым компромиссам с правоцентристскими силами, или левосоциалистической, ищущей поддержку в более радикально настроенных слоях населения и отвергающей любые компромиссы с правыми. В партии сохранялась напряженная обстановка противостояния различных течений. В этой ситуации началась подготовка к выборам нового генерального секретаря — на первичных выборах всеми членами (именно так был избран в июле 2014 г. П. Санчес).

На высший партийный пост претендовали три кандидата: председатель правительства Андалусии, руководитель местного филиала ИСРП Сусана Диас, бывший генсек Педро Санчес и лидер социалистов в Стране Басков Пачи Лопес. Предвыборная борьба носила весьма агрессивный характер, сопровождаясь взаимной резкой критикой и обвинениями. Основная борьба развернулась между П. Санчесом и С. Диас, при этом долгое время наиболее вероятным победителем считалась последняя. Отделение ИСРП в Андалусии, которое возглавляет С. Диас, — самое многочисленное в ИСРП, в нем 45 тыс. членов — более четверти всего ее состава (188 тыс.). Андалусия — единственная автономная область Испании, где социалисты неизменно побеждают на региональных выборах. С. Диас поддерживала большая часть партийного аппарата и «старая гвардия» ИСРП, включая бывших генеральных секретарей Ф. Гонсалеса, Х.Л. Родригеса Сапатеро и А. Рубалькабу. Ее выступления были выдержаны в традиционном социал-демократическом духе и призывали к «политике здравого смысла».

Преодоление внутрипартийного кризиса во многом зависит от результативности действий П.Санчеса.

Платформа П. Санчеса выглядела более радикальной. Бывший генсек обещал осуществлять «действительно левую политику», критикуя C. Диас за то, что она обеспечила победу М. Рахою. Митинги, которые проводил П. Санчес, заканчивались пением «Интернационала» и поднятием вверх сжатых кулаков присутствующих. Наблюдатели отмечали идеологическую неустойчивость П. Санчеса, перешедшего от умеренного социал-реформизма к левому радикализму. Левизна П. Санчеса проявилась и в противостоянии аппарату ИСРП. Он позиционировал себя как «кандидат народа, партийных низов, которого сверг партийный аппарат», и призывал создать «новую ИСРП, а не партию 4–5 лидеров, партию, где члены будут ощущать собственную значимость в той же степени, что и руководство» [7]. П. Санчес ратует за постоянные консультации руководства с партийными низами и необходимость одобрения последними важнейших решений, принимаемых лидерами, — в отличие от С. Диас, защищающей представительную модель партийной демократии.

Различия касаются и политики союзов. П. Санчес высказывается за союз левых и прогрессивных сил (по примеру нынешней Португалии), включающий «Подемос» (с 2016 г. «Объединенные Подемос» — предвыборный блок этой партии с коалицией Объединенные левые, костяк которой составляют коммунисты), для того, чтобы нанести поражение Народной партии. Во имя той же цели П. Санчес допускает возможность союзнических действий с левыми партиями, стоящими на сепаратистских позициях. Напротив, дискурс С. Диас обращен против «Подемос». Неприемлемо для нее и любое заигрывание с сепаратистскими силами.

Соперники по-разному подходят также к крайне важной для Испании проблеме политико-территориального устройства. С. Диас отстаивает традиционную установку ИСРП — превращение Испании в федерацию. П. Санчес же, пересматривая позицию своей партии и вразрез с конституцией Испании, ратует за превращение Испании в «нацию наций» (по конституции существует только испанская нация, признающая и гарантирующая право на автономию для национальностей и регионов). Исходя из этого, он считает «Каталонию нацией», правда, только в культурном отношении.

Вопреки первоначальным прогнозам, убедительную победу на выборах одержал П. Санчес, который обрел даже большую легитимность, чем после праймериз в 2014 г. Он собрал 49,8% голосов (67,1 тыс.), С. Диас получила 40,2% (54,2 тыс.). Третий кандидат — П. Лопес, занимавший компромиссную позицию, далеко отстал от них — 10,1% (13,5 тыс.) [8]. П. Санчес победил даже в тех региональных организациях ИСРП, которые возглавлялись сторонниками С. Диас, за исключением Андалусии, а также Страны Басков, где первенствовал П. Лопес. Таким образом, первичные выборы генерального секретаря, казавшиеся многим мощным средством демократизации внутрипартийной жизни, отнюдь не решили проблему, обернувшись острым столкновением между значительной частью партийных низов и партийного аппарата.

На состоявшемся 16–18 июня съезде ИСРП П. Санчес был избран генеральным секретарем. Примечательно, что в новый состав Федерального комитета вошли только его сторонники, а также П. Лопес. «Критики», поддерживавшие С. Диас, включены не были.

Возвращение П. Санчеса — что впереди?

Победа П. Санчеса вписывается в тот тренд «бунта возмущенных» политикой истеблишмента (партийного и национального), который охватил в последние годы многие партии и даже целые страны. На первичных выборах ИСРП в Испании повторилась картина, наблюдавшаяся на праймериз социалистов во Франции и лейбористов в Великобритании, где в противостоянии с центристским крылом также победили наиболее радикально настроенные кандидаты (соответственно Бенуа Амон и Джереми Корбон). Их успех отразил настроения значительной части партийных низов, впрочем, не всегда соответствующих настроениям национального электората в целом. Показательно, что на последних выборах в обеих странах провальные для французских социалистов итоги голосования контрастировали с успехом лейбористов, уверенно занявших второе место.

Одна из важнейшей задач ИСРП — восстановление утраченного единства, точнее консолидация рядов, залечивание ран внутрипартийного кризиса. Ряд сторонников С. Диас, — в том числе Фелипе Гонсалес, харизматический лидер ИСРП и глава правительства Испании в 1982–1996-е гг., который многие годы после отставки продолжал оказывать влияние на положение дел в ИСРП, — призвали принять новую реальность и поддержать П. Санчеса [9]. Однако эту позицию разделяют отнюдь не все члены партии, прежде всего ее региональные руководители. Между тем существование в партии конфронтирующих течений может парализовать ее работу.

Преодоление внутрипартийного кризиса во многом зависит от результативности действий П.Санчеса: эффективности избранной им стратегии противостояния Народной партии, отношений с «Объединенными Подемос», подходов к решению каталонской проблемы. П.Санчес стремится превратить ИСРП в левосоциалистическую партию, разорвав с многолетней традицией реформистской, социал-либеральной ИСРП. Неясно, однако, позволит ли поворот влево сохранить за партией традиционный левоцентристский электорат, без поддержки которого невозможно рассчитывать на успех в конкретно-исторических условиях Испании. Вместе с тем очевидно, что ИСРП будет вести борьбу на том же политико-электоральном поле, что и «Объединенные Подемос». Не вызывает сомнений, что возможные союзнические действия двух левых партий будут сочетаться с жесткой борьбой за избирателя и стремлением максимально ослабить союзника-соперника. Между прочим, лидер «Объединенных Подемос» Пабло Иглесиас не скрывает намерения, оттеснив социалистов, превратить свою коалицию в ведущую силу в левом лагере.

ИСРП находится на переломной этапе своей без малого полуторавековой истории. При этом отношение испанской общественности, прежде всего ее левого сегмента, к возвращению на пост генсека П. Санчеса характеризуется полярностью мнений. Одни считают, что победа политика, отличающегося идеологическим непостоянством, на счету которого два поражения на последних парламентских выборах с худшими в современной истории ИСРП результатами, не сулит партии ничего хорошего. Под его руководством ИСРП c ее давними традициями может превратиться в нечто непохожее на себя. Победа П. Санчеса отражает кризис представительной демократии, когда слепое недовольство рядовых членов партии статус-кво и их эмоции преобладают над разумом и аргументами [10]. Этой позиции противостоит точка зрения многих людей, оценивающих П. Санчеса как политика, способного обновить ИСРП и укрепить ее позиции. В нем видят выразителя чаяний молодого поколения испанцев, жаждущих больших перемен в стране и партии [11]. Какая из этих позиций ближе к истине, выяснится в скором будущем.

Примечания

1. Urquizu I. La crisis de representación en España.Madrid, 2016, p.37.

2. Resultados. Elecciones generales de 2016. Режим доступа: http:resultados. Elpais.com/elecciones/generals.html#

3. El País, 23.10.2015.

4. El Pais, 01.09.2016.

5. El País,20.10.2016.

6. ABC, 19.10. 2016.

7. ABC, 6.05.2017.

8. El País, 22.05.2017.

9. El País, 23.05.2017.

10. El País, 22.05.2017.

11. La Vanguardia, 14.05.2017.


Оценить статью
(Голосов: 17, Рейтинг: 3)
 (17 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся