Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 36, Рейтинг: 1.47)
 (36 голосов)
Поделиться статьей
Владимир Пряхин

Д.полит.н., аналитик по проблемам геостратегического баланса интересов и гуманитарным аспектам глобализации, профессор кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ, чрезвычайный и полномочный посланник, эксперт РСМД

Книга «Корейский тигр. Впечатления и размышления Посла России в Южной Корее» представляет собой во многом дополненное и обновленное издание вышедшей в 2012 г. книги того же автора «За надолбами 38-ой параллели» — первой и пока единственной книги, написанной иностранным послом, служившим в Сеуле. Эта книга не похожа на обычные воспоминания дипломата: здесь нет сухого описания служебных будней с перечислением встреч и переговоров с иностранными партнерами. Это живой рассказ о том, чем живет близкий сосед России и военный союзник США — Республика Корея, которая ставит своей целью поднять отношения с Россией на уровень стратегического партнерства. Автор объясняет, каким образом Южной Корее на протяжении жизни одного поколения удалось вывести разоренную войной страну на передовые рубежи экономики, науки и техники. Книга раскрывает, какие практики Россия могла бы перенять у корейцев.

Книга «Корейский тигр. Впечатления и размышления Посла России в Южной Корее» представляет собой во многом дополненное и обновленное издание вышедшей в 2012 г. книги того же автора «За надолбами 38-ой параллели» — первой и пока единственной книги, написанной иностранным послом, служившим в Сеуле. Эта книга не похожа на обычные воспоминания дипломата: здесь нет сухого описания служебных будней с перечислением встреч и переговоров с иностранными партнерами. Это живой рассказ о том, чем живет близкий сосед России и военный союзник США — Республика Корея, которая ставит своей целью поднять отношения с Россией на уровень стратегического партнерства. Автор объясняет, каким образом Южной Корее на протяжении жизни одного поколения удалось вывести разоренную войной страну на передовые рубежи экономики, науки и техники. Книга раскрывает, какие практики Россия могла бы перенять у корейцев.

В книге немало подробностей корейского быта, верований и традиций, примеров поведения корейцев в тех или иных жизненных обстоятельствах, восприятия ими русских и России. Многие из этих подробностей прежде в российских изданиях не освещались. Интересны откровенные и порой весьма критичные размышления автора — о том, чему учат и не учат в МГИМО будущих сотрудников МИД России, с какими проблемами приходится сталкиваться в работе российскому послу, кто и что помогает или мешает эти проблемы решать. Эти откровения особенно ценны тем, что в книге отражены как опыт применения лучших средств из арсенала советской дипломатии, так и поиск новых решений существующих проблем.

Импонирует, что Г. Ивашенцов выходит далеко за рамки регионального научного исследования. Хотя бóльшая часть книги посвящена корейским вопросам, их глубокий анализ служит своеобразным предлогом для изложения своего видения места России в современном мире. В отличие от многих публицистических изданий, в рецензируемой книге отсутствует внешняя эмоциональность. Автор предлагает реалистичное описание событий, излагая свое видение выхода из сложного периода, порожденного развалом СССР, технологической революции и построения наукоемкой экономики. Книга особенно своевременна сегодня, когда существует угроза ядерного конфликта на Корейском полуострове у границ России . Москва выступает против ракетно-ядерных испытаний КНДР, призывая при этом США и Республику Корею отказаться от действий, служащих предлогом для таких приготовлений. Автор не просто рассматривает развитие военного противостояния в Северо-Восточной Азии, но и предлагает конкретные пути решения существующих проблем на основе взаимодействия России, Китая, двух корейских государств, США и Японии.

Корейский «цугцванг», как характеризует автор рецензируемой книги ситуацию, сложившуюся вокруг ракетно-ядерного потенциала КНДР, — уникальный пункт пересечения большинства глобальных проблем современного мира в конкретном региональном и страновом контексте.

Прежде всего, речь идет о проблеме построения нового миропорядка в условиях глобализации. На Западе в это понятие вкладывается представление о некой (чаще всего американоцентристской) иерархизированности современного мира. Как выразился патриарх западной политологии Генри Киссинджер, «то, что обычно называют глобализацией, на самом деле просто другое название господствующей роли Соединенных Штатов». Еще более откровенно выразился на этот счет экс-президент Б. Обама, заявивший, что Америка должна писать правила мировой торговли, а другим странам следует играть по правилам, которые устанавливают Америка и её партнёры.

Рецензируемая книга содержит ряд доказательств научной несостоятельности претензий на глобальное лидерство. В академических кругах эта несостоятельность становится все более очевидной. От нее вынужден отказаться в своей книге «Мировой порядок» и сам Г. Киссинджер и другие американские исследователи как неолиберального, так и неоконсервативного направления. Профессор университета штата Огайо Р. Швеллер нашел научное подтверждение положению о безосновательности претензий на мировое господство. Р. Швеллер приводит второй закон термодинамики и нарастание энтропии, в силу чего международное сообщество как система вступает в эпоху «плоского мира». Этот мир «больше не будет иметь над собой мощную сверхдержаву или группу сверхдержав, поддерживающих в нем порядок» [1]. Нетрудно видеть, что «плоский мир» Р. Швеллера весьма близок к парадигмам демократического полицентричного и гармоничного мира, положенным в основу внешнеполитических концепций России и Китая.

Но если в академическом сообществе как на Востоке, так и на Западе крепнет подкрепляемое научным анализом понимание абсурдности идей глобального лидерства, то в агрессивном сегменте союзников Вашингтона по НАТО все еще слышатся призывы к тому, чтобы США решительнее и смелее брались за выполнение функций «мирового жандарма». Известно изречение на этот счет бывшего генсека НАТО А. Расмуссена, посетовавшего на «недостаточность американского интервенционизма» [4]. Особое беспокойство в этой связи вызывает искусственная волна пещерной русофобии, подпитываемой плохо замаскированными поклонниками «третьего рейха».

Корейский полуостров и корейский кризис в данном контексте выглядят как место тестирования на верность различных научных концепций и стратегий мировых держав. Это связано с тем, что, как справедливо говорится в книге Г. Ивашенцова, в центре кризиса находится главная мировая проблема современности — проблема нераспространения ядерного оружия.

Разумеется, многие государства беспокоит ракетно-ядерная программа КНДР, осуществляемая Пхеньяном с завидным упорством, заслуживающим лучшего применения. Однако мотивацией северокорейского руководства на создание ядерного оружие во многом служила внешняя политика США на Корейском полуострове и Ближнем Востоке, и поэтому шаги Пхеньяна носят отчасти реакционный характер. Но кто, как не администрация США мотивировала северокорейское руководство, да и, чего греха таить, весь народ КНДР на создание собственной ядерной бомбы? Кто как не Вашингтон инициировал военные учения с имитацией физического уничтожения Ким Чен Ына? На что рассчитывали в Белом доме, приближая американские ядерные носители к побережью Корейского полуострова? К чему ведут гегемонистские амбиции Вашингтона на Ближнем Востоке? Стоит в данном контексте напомнить о предупреждении В.В. Путина, сделанном на саммите «Большой Двадцатки» в Санкт-Петербурге, в связи с угрозой нанесения ВВС США ударов по Сирии еще в 2013 г.: «В этих условиях попробуйте убедить северокорейцев отказаться от ядерной программы, попробуйте скажите: “Ребята, на склад сдайте все под международный контроль”. Они скажут: “Завтра нас хлопнут, уничтожат всехˮ. Для того чтобы не допустить расползания оружия массового уничтожения, нужно обеспечить безусловное исполнение основополагающих норм международного права»[5].

«Горизонтальное» нераспространение ядерного оружия по странам и регионам — производное от «вертикального», т.е. от совершенствования своих ядерных комплексов ядерными державами. Здесь важно помнить, что США до сих пор не ратифицировали Договор о всеобъемлющем запрещении испытаний ядерного оружия (ДВЗЯИ) и тем самым тормозят вступление в силу этого важнейшего международно-правового документа. Более того, разработки в области высокоточных систем конвенционального оружия, создание на их основе потенциала «молниеносного глобального удара» (Prompt Global Strike) стимулирует околоядерные державы (а их уже более двадцати) к созданию собственных стратегических арсеналов сдерживания и возмездия.

В этом и состоит смысл американского «цугцванга» на Корейском полуострове. Любое прямое военное воздействие на Пхеньян чревато человеческими жертвами и материальными потерями. Любое бездействие служит доказательством правильности курса Пхеньяна на создание ракетно-ядерного оружия и заразительным примером для околоядерных держав.

Автор предлагает реалистический выход из этого патового положения. Урегулирование ядерной проблемы Корейского полуострова, по его мнению, с которым нельзя не согласиться, теснейшим образом связано с межкорейской нормализацией. По сути, это два колеса единственной повозки, которая может доставить государства региона к общей точке назначения — системе мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Установлению мира на Корейском полуострове, по мнению автора, могло бы содействовать возвращение «корейского вопроса» после более чем сорокалетнего перерыва в повестку дня ООН и проведение под эгидой ООН мирной конференции по Корейскому полуострову. На конференции было бы необходимо рассмотреть вопросы заключения мира, установления дипломатических отношений между КНДР и Республикой Корея, США, Японией, а также денуклеаризации Корейского полуострова, сокращения вооружений и вооруженных сил, развития экономического сотрудничества между двумя корейскими государствами.

Мирный договор, призванный положить конец военному противостоянию на Корейском полуострове, должен быть не просто пактом о ненападении между сторонами Корейской войны, а куда более масштабным документом. Он должен обеспечить правовую основу партнерства двух корейских государств без вмешательства внешних сил. В качестве гарантов мира и сотрудничества между КНДР и РК могли бы выступить пять постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Такова модель корейского урегулирования. Но это и разумный выход из глобальных тупиков, в который ввергают международное сообщество ничем не подкрепленные амбиции типа «Deutscland über alles» или «Аmerica first». Только сотрудничество равных и взаимное уважение могут обеспечить и единство и Кореи и единство всего мира в условиях глобализации.

1.  Schweller R. The Age of Entropy, Why the New World Order Won't Be Orderly // Foreign Affairs. 2014. June 16.

2. Waghorn D. America needs to be the world's policeman, former NATO chief says. Anders Fogh Rasmussen tells Sky News "the world is on fire", and more American interventionism is needed to restore law and order, информационный портал Sky News, November 3, 2016, URL: http://news.sky.com/story/america-needs-to-be-the-worlds-policeman-former-nato-chief-says-10642541

3. Пресс-конференция Владимира Путина по итогам саммита «Группы двадцати» 6 сентября 2013 г. URL: http://ru.g20russia.ru/news/20130906/782797054-print.html

Оценить статью
(Голосов: 36, Рейтинг: 1.47)
 (36 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся