Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 39, Рейтинг: 2.23)
 (39 голосов)
Поделиться статьей
Георгий Толорая

Д.э.н., профессор кафедры востоковедения МГИМО МИД России, руководитель Центра российской стратегии в Азии Института экономики РАН , эксперт РСМД

Валерия Горбачева

Младший научный сотрудник Центра российской стратегии в Азии Института экономики РАН, советник российского Национального комитета по исследованию БРИКС

3–5 сентября 2017 г. в Китае состоится девятый саммит БРИКС. Основными целями встречи названы поддержание мира и стабильности в международных отношениях, улучшение системы глобального управления мировой экономикой, развитие стран БРИКС, расширение гуманитарных обменов. Важнейшей новацией в развитии объединения станет предложенная китайским председательством идея о включении в диалог внерегиональных игроков в формате «БРИКС+» и «БРИКС++».

Против БРИКС последовательно ведется информационная война, проводится системная линия на противопоставление лидирующей по темпам экономического роста Индии и таких отличных от нее в ценностном и политическом планах России и Китая. Критики БРИКС утверждают, что объединение потеряло свою динамику и поэтому больше не актуально. Однако угасание интереса к этому формату ни у одного из государств-партнеров не наблюдается. В первую очередь БРИКС несёт политический контент для того, чтобы повышать роль пяти стран в глобальном управлении и быть не только исполнителями, но и производителями правил глобального управления. Именно в условиях трудностей страны БРИКС как никогда ранее нуждаются во взаимной поддержке, чтобы совместными усилиями достигать целей, которые они не в состоянии реализовать поодиночке.

Девиз девятого саммита БРИКС, который пройдет под председательством Китая 3–5 сентября 2017 г. в Сямэне (КНР), звучит как «БРИКС: усиление сотрудничества во имя светлого будущего».

Идет второй раунд председательства, а позади десятилетие успешного развития сотрудничества в рамках БРИКС по таким ключевым направлениям взаимодействия, как политика и безопасность, экономика, торговля и инвестиции, сельское хозяйство, наука и инновации, образование, здравоохранение, культура и др. Первый саммит глав государств Бразилии, России, Индии и Китая (БРИК) прошел по инициативе России в 2009 г. в Екатеринбурге. Формат признали успешным, и встречи на высшем уровне стали проводиться ежегодно. В 2011 г. с целью расширения сотрудничества по линии «Юг-Юг» на саммите в городе Санья (КНР) статус официального члена объединения получило наиболее экономически развитое государство Африки — Южно-Африканская Республика, тем самым придав законченный вид неформальному диалогу пяти развивающихся государств под названием «БРИКС». Главная задача объединения — не экономическая интеграция, а переформатирование международных отношений с целью повысить влияние новых центров силы — «восходящих» стран. Однако нельзя утверждать, что развитие БРИКС проходит беспроблемно. Это касается не только позиционирования БРИКС в мире, но и отношений между самими участниками объединения.

Что принесет председательство Китая в БРИКС?

Задачи и подходы Китая к построению нового миропорядка вполне отвечают российским интересам. В частности, основными целями названы поддержание мира и стабильности в международных отношениях, улучшение системы глобального управления мировой экономикой, взаимодополняемое развитие стран БРИКС, расширение гуманитарных обменов. Активизируются многочисленные новые отрасли сотрудничества, такие как взаимодействие между регионами, в области международной информационной безопасности, туризма, энергетики и др. Особое внимание уделяется укреплению роли БРИКС и в контексте взаимодействия на уровне основных международных организаций (ООН, ВТО) и площадок (G20). По словам российского шерпы в БРИКС Сергея Рябкова, в совокупности участие в таком формате, как БРИКС, создает мультипликационный эффект и позволяет расширить возможности пяти стран в решении не только внешних, но и внутренних проблем и задач по самым разным направлениям — от укрепления и обеспечения безопасности как в собственных границах, так и в глобальном масштабе, до создания благоприятного инвестиционного климата с целью реализовать инфраструктурные проекты стратегического значения.

Саммит будет нерядовым, потому что он, во-первых, подчеркивает новую роль Китая в мире и, во-вторых, проводится в период, когда повестка в области безопасности выходит на первый план. Саммит даст хорошую возможность лидерам крупнейших восходящих держав обсудить острые вопросы.

Особенно знаменательно то, что объединение БРИКС неожиданно сыграло роль, о которой ученые раньше лишь рассуждали, — оно помогло консолидировать страны группы и решить проблемы, возникающие между ними. Последние два с половиной месяца мир с большим напряжением следил за развитием застарелого конфликта между Индией и Китаем в Гималаях. Возможно, именно необходимость для премьер-министра Индии Нарендры Моди приехать на саммит БРИКС позволила «остудить» накалившуюся обстановку. Именно в рамках БРИКС советникам по национальной безопасности удалось найти точки соприкосновения и выработать договоренности, а накануне саммита вопрос был урегулирован. Обе стороны проявили политическую волю, чтобы не сорвать саммит и не нарушить единство стран БРИКС. Мы стали свидетелями того, как формат БРИКС сыграл значимую роль в урегулировании регионального конфликта.

Представляется, что на самом саммите вопросы политической повестки будут занимать довольно серьезное место. Это и американская политика в отношении Китая и России, и взаимоотношения США с другими центрами силы. Это и региональные конфликты, из которых на встрече в Китае главное место, по всей видимости, займет ситуация на Корейском полуострове, где продолжается обострение ситуации. У каждого из лидеров есть что сказать по этому поводу, и саммит даст возможность лучше понять друг друга и скоординировать свои позиции.

Саммит будет нерядовым, потому что он, во-первых, подчеркивает новую роль Китая в мире и, во-вторых, проводится в период, когда повестка в области безопасности выходит на первый план.

Для России БРИКС остаётся одним из главных направлений внешней политики с учетом ее курса на развитие сетевой дипломатии и необходимости укреплять отношения с растущими центрами силы в тот момент, когда отношения с Западом находятся на историческом минимуме. Согласно Концепции внешней политики России (2016 г.), БРИКС воспринимается как кратчайший путь для России приобрести новую степень влияния в глобальном управлении и участвовать в строительстве многополярного мирового порядка совместно с другими развивающимися странами.

Следует подчеркнуть, что в ходе китайского председательства сотрудничество продвинулось по многим трекам.

По итогам встречи министров экономики и торговли стран БРИКС 2 августа 2017 г. в Шанхае была достигнута договоренность о создании электронных портов или так называемых логистических хабов с ускоренной процедурой таможенной регистрации и электронным документооборотом. Была также согласована Дорожная карта стран БРИКС по сотрудничеству в сфере торговли услугами, инициировано сотрудничество в области электронной торговли, разработаны основные принципы в области интеллектуальной собственности. Принята «Программа сотрудничества в упрощении инвестиционной деятельности между странами БРИКС», которая позволит странам объединения увеличить прозрачность инвестиционной политики и повысить эффективность соответствующих административных процедур, а также повысить уровень предоставления соответствующих услуг и создать более открытые, прозрачные и благоприятные условия для ведения инвестиционной политики. Кроме того, впервые в повестку стран БРИКС вошли вопросы технико-экономического сотрудничества и был принят «Рамочный документ о технико-экономическом сотрудничестве между странами БРИКС», регламентирующий сотрудничество и обмен опытом в сфере технологических инноваций в области экономики. Данные инициативы призваны способствовать инклюзивному экономическому росту и устойчивому развитию стран БРИКС.

Встреча министров промышленности стран БРИКС 29 июля 2017 г. в Ханчжоу завершилась подписанием Плана действий по углублению промышленного сотрудничества между государствами объединения. План закрепляет семь основных направлений для дальнейшего развития промышленного сотрудничества в рамках БРИКС. Помимо взаимодействия по вопросам стандартизации и развития сотрудничества в рамках Консолидированной промышленной технологической платформы БРИКС — ЮНИДО, в документе также закреплены такие цели и направления развития, как углубление промышленной кооперации между странами (создание «сети обмена промышленными технологиями»); совершенствование процессов координации и сопоставления принимаемой промышленной политики и стратегий развития; продвижение сотрудничества в области развития промышленной инфраструктуры; расширение сотрудничества в области инноваций и технологий, а также углубление сотрудничества в сфере содействия представителям малого и среднего бизнеса, что должно придать дополнительный импульс усилению взаимодействия стран БРИКС в эпоху Индустрии 4.0.

В Соглашении между правительствами государств БРИКС о сотрудничестве в области культуры на 2017–2021 гг., подписанном по итогам встречи министров культуры стран объединения 6 июля 2017 г. в китайском Тяньцзине, стороны договорились о создании четырех международных ассоциаций, чтобы расширить сотрудничество между музеями, художественными галереями, библиотеками и театрами стран БРИКС.

Особенно значима работа Нового банка развития (НБР) БРИКС, который в 2017 г. принял стратегию развития, определившую то, как НБР будет выполнять свой мандат в следующие пять лет. Главная цель — на основе имеющегося прогресса, достигнутого с начала функционирования банка в июле 2015 г., сделать из НБР надежного поставщика услуг по наращиванию сотрудничества в области развития и финансового посредника, под защитой которого находились бы активы инвесторов и акционеров. НБР уже утвердил первый на территории России проект по сооружению малых гидроэлектростанций в Карелии проектной мощностью 50 МВт на общую сумму 100 млн долл.

В чем главный смысл не только саммита, но и китайского председательства в БРИКС?

Важнейшей новацией в развитии БРИКС, безусловно, является идея китайского председательства о включении в диалог внерегиональных игроков в формате «БРИКС+» и «БРИКС++». Об этом в начале 2017 г. заявил министр иностранных дел Китая Ван И. Это большой вклад Китая в развитие БРИКС как объединения глобального формата, которое занимается не только делами самой «пятерки», но и решением глобальных проблем с привлечением наиболее крупных и влиятельных стран. Напомним, что в рамках БРИКС до сих пор, начиная с саммита в Дурбане (ЮАР) в 2013 г., существовала практика приглашения в формате «аутрич» стран региона, где государство-председатель пользуется наибольшим весом и уважением. Для ЮАР это африканские страны, для Латинской Америки — страны УНАСУР, для России — страны СНГ и ШОС и т. д.

Китай предложил революционную идею — создать некий постоянный «круг друзей» БРИКС, наблюдателей или партнеров по диалогу, которые взаимодействовали бы с объединением на постоянной основе. Речь идет не о странах региона, а о представителях других регионов. В 2017 г. в качестве представителя Латиноамериканского региона на саммит БРИКС приглашена Мексика, от Африканского союза выступит Гвинея, от Северной Африки — Египет, представителем евразийского пространства стал Таджикистан, Юго-Восточной Азии — Таиланд. Станут ли именно эти страны постоянными партнерами — неизвестно. Однако начало этому процессу положено.

С точки зрения Китая, БРИКС — ценная платформа для развития сотрудничества «Юг-Юг», то есть внутри развивающегося мира. Хотя Россия исторически страна «Севера», она не отрицает такого функционала БРИКС. Надеемся, что и этот эксперимент окажется удачным, ведь концепции «БРИКС+» и «БРИКС++» не ограничиваются «одноразовым» диалогом, а подразумевают в последующие годы формирование механизма постоянного институционального взаимодействия государств-партнеров с основными членами БРИКС как в общеполитическом формате, так и по отдельным секторам и направлениям сотрудничества.

Необходимо признать, что с учетом экономических факторов — замедления экономического роста во многих странах БРИКС и даже его падения, а также политических факторов, таких как ухудшение ситуации в Бразилии и Южной Африке, обострение противоречий между Россией и ведущими странами Запада, БРИКС подвергается серьезным испытаниям.

В первую очередь БРИКС несёт политический контент для того, чтобы повышать роль пяти стран в глобальном управлении и быть не только исполнителями, но и производителями правил глобального управления.

Во-первых, формирование БРИКС вызвало противодействие как в странах Запада, так и среди сторонников «универсальной модели развития» и вестернизации в самих странах объединения. Против БРИКС последовательно ведется информационная война, проводится системная линия на противопоставление лидирующей по темпам экономического роста Индии и таких отличных от нее в ценностном и политическом планах России и Китая.

Во-вторых, критики БРИКС утверждают, что объединение потеряло свою динамику и поэтому больше не актуально. Однако это не так: угасание интереса к этому формату ни у одного из государств-партнеров не наблюдается. В первую очередь БРИКС несёт политический контент для того, чтобы повышать роль пяти стран в глобальном управлении и быть не только исполнителями, но и производителями правил глобального управления (от rule-taker к rule-maker). Именно в условиях трудностей страны БРИКС как никогда ранее нуждаются во взаимной поддержке, чтобы совместными усилиями достигать целей, которые они не в состоянии реализовать поодиночке.

В-третьих, противоречия между странами БРИКС действительно есть, особенно между Китаем и Индией, что, конечно, подвергает единство БРИКС испытаниям. И хотя фактор БРИКС — не единственное, что может удерживать Индию и Китай от развертывания полномасштабного конфликта, именно объединение БРИКС способно сыграть роль механизма по разрешению подобных споров и не позволить конфликту возобновиться с новой силой уже после встречи лидеров в Сямэне. Определенные противоречия между Россией и Индией связаны с поддержкой Пакистана и рядом аспектов в области военно-технического сотрудничества.

Интересы стран-производителей ресурсов и стран-потребителей также редко полностью совпадают. В этой связи существует ряд противоречий и с Бразилией, и с ЮАР. Страны находятся на разных этапах развития и имеют различные экономические стратегии, не говоря уже о разных политических системах. Однако, несмотря на эти расхождения, у государств есть общие интересы, которые они, опять же, заинтересованы реализовывать совместно. Площадка БРИКС — хороший формат для мирного взаимодействия, который создает ткань взаимного притяжения и общения, то есть ту дипломатическую атмосферу, которая так важна для урегулирования даже самых долгосрочных конфликтов.

Экономика и особенно финансы — базис прогресса БРИКС. Но роль политического фактора, политической надстройки («парусов» на большом корабле мировой экономики) является решающей. Хотелось бы сравнить мировую экономику с большим кораблем. Важно, чтобы паруса на этом корабле смотрели в одну сторону. К сожалению, сейчас эти паруса стоят перпендикулярно друг другу из-за политических разногласий стран, что заставляет экономику снижать ход.

Представляется, что для того чтобы решать эти сложные задачи, объединение БРИКС должно усиливать свою институциализацию. Необходима координация как на техническом уровне путем создания секретариата, так и на уровне практических организаций, ведомств, компаний, бизнеса, которые занимаются работой на рынках БРИКС. Например, важно создание единых платежных систем БРИКС, более широкого применения национальных валют во взаимных расчетах. Делу может помочь создание межправительственной комиссии в рамках БРИКС на уровне вице-премьеров, которая бы объединяла двусторонние комиссии, имеющиеся у каждой из этих стран, и вела бы скоординированную деятельность по руководству проходящими в БРИКС экономическими процессами.

(Голосов: 39, Рейтинг: 2.23)
 (39 голосов)

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся