Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей
Михаил Конаровский

Чрезвычайный и Полномочный Посол России, член РСМД

Почти синхронно состоявшиеся на днях два саммита — «Группы семи» в канадском Квебеке и ШОС в китайском Циндао — вновь со всей очевидностью продемонстрировали набирающую обороты многополярность мирового и трансрегионального развития. Многогранная деятельность ШОС привлекает все большее внимание мирового сообщества. В силу специфики и конкретных особенностей вряд ли целесообразно сравнивать ее с «Группой семи», однако избежать этого, скорее всего, не удастся. Если Шанхайская организация успешно справится со стоящими перед ней проблемами и вызовами, наладит прагматичное решение конкретных задач при максимально полной консолидации своих рядов, то она сможет претендовать на статус не только крупнейшего, но и самого влиятельного объединения Евразии.

От степени продуманности, реалистичности и конкретной нацеленности будущих шагов ШОС по содействию налаживанию мирного процесса в Афганистане во многом будет зависеть и общий реальный политический вес «восьмерки» на региональном и мировом уровнях.

Если еще несколько лет назад можно было вести речь преимущественно о начале движения ШОС от тематики безопасности к выправлению отставания экономической составляющей своей деятельности, то саммит в Циндао, безусловно, серьезно закрепил эту тенденцию.

Над сопряженностью экономических проектов государств ареала ШОС, в том числе в свете российской инициативы Большого евразийского партнерства, предстоит еще большая, скрупулезная и крайне сложная работа. Основной ее задачей будет достижение консенсуса в обеспечении реальных экономических интересов каждого из участников с учетом специфики его подходов и конкретных интересов. Без серьезных компромиссов здесь не обойтись, и в их достижении немаловажную роль должен сыграть широко популяризируемый «шанхайский дух» ШОС. Являясь своего рода идеологической надстройкой организации, он базируется на общих принципах полного равноправия, взаимных консультаций и стремления к совместному созидательному развитию.

Почти синхронно состоявшиеся на днях два саммита — «Группы семи» в канадском Квебеке и ШОС в китайском Циндао — вновь со всей очевидностью продемонстрировали набирающую обороты многополярность мирового и трансрегионального развития. При этом если встреча «Группы семи» завершилась определенным откатом назад, а проще говоря — фактическим провалом, то на саммите ШОС был сделан новый шаг в направлении расширения организации и дальнейшего развития сотрудничества ее государств-членов.

Саммит в Циндао подвел итоги годичного председательства в ШОС Китая, во время которого, помимо традиционных насыщенных рабочих встреч на различных уровнях, были проведены крупные мероприятия по линии торгово-экономического и гуманитарного сотрудничества, в том числе первый форум «Женщины и ШОС». На полях прошлогодней сессии ГА ООН в Нью-Йорке также впервые состоялись внеочередные переговоры Совета министров иностранных дел стран ШОС. А в Циндао была продолжена практика проведения двусторонних встреч на высших и других уровнях между руководителями государств-членов, наблюдателей и партнеров организации по диалогу. Заметным явлением в российско-китайских отношениях перед саммитом стал государственный визит президента России, результатом которого стало углубление двустороннего стратегического партнерства. Аналогичные поездки в КНР совершили также руководители Казахстана и Кыргызстана. Последний по окончании саммита в Циндао получил эстафету председательства в ШОС на очередной годичный период.

Немаловажной политической составляющей встречи на высшем уровне стало подтверждение зафиксированных в Хартии ШОС 2001 г. и Стратегии развития до 2025 г. принципиальных целей и задач организации. Такая констатация представляется знаковой как для самой организации, так и для ее позиционирования на мировой арене в новом расширенном составе. Обусловливалось это существенным углублением геополитического измерения ШОС после прошлогоднего присоединения к ней Индии и Пакистана, руководители которых впервые принимали участие в Циндаоском саммите. В результате расширения ШОС превратилась в крупнейшее объединение в мире, что дало возможность президенту России В. Путину в интервью Медиакорпорации Китая 6 июня указать на уже глобальный характер организации.

В этом же контексте принятая на саммите развернутая Декларация особо подчеркивала приобретение «восьмеркой» новой динамики и качества взаимодействия. Знаковым было подтверждение готовности всех восьми членов к совместным действиям в интересах дальнейшего раскрытия потенциала организации по всем направлениям. Параллельно констатировались приверженность неукоснительному соблюдению международных договоров и документов. Все это, а также намерение всемерно способствовать строительству международных отношений нового типа на принципах взаимного уважения, справедливости, равенства и взаимовыгодного сотрудничества резко диссонировали с вновь продемонстрированными Западом на саммите «Группы семи» тенденциями протекционизма, диктата и поисков односторонних преимуществ.

Пристальное внимание на встрече в Циндао было традиционно уделено рассмотрению современных международных отношений в целом и положения дел в различных регионах мира в частности. Подчеркнув полную поддержку «восьмеркой» деятельности ООН как универсальной международной организации, стороны отметили безальтернативность сирийского политического диалога в соответствии с резолюцией 2254 СБ ООН, а также обсудили согласованные на основе консенсуса подходы к вновь накалившейся обстановке вокруг иранской ядерной программы, ситуацию на Корейском полуострове, украинский кризис.

Подтверждением приоритета сферы безопасности для ШОС стало не только осуждение членами организации всех форм и проявлений терроризма, но и призыв к объединению усилий международного сообщества в противодействии вовлечению молодежи в деятельность террористических, сепаратистских и экстремистских группировок. Этому же, по убеждению членов организации, способствовало бы и создание (при центральной координирующей роли ООН) единого антитеррористического фронта без политизации и двойных стандартов, а также достижение консенсуса по принятию Всеобъемлющей конвенции против международного терроризма. В качестве важного практического шага в этом направлении со стороны самой «восьмерки» можно считать подтверждение курса на всемерное повышение роли Региональной антитеррористической структуры ШОС (РАТС) и расширение сфер ее деятельности. Это представляется весьма полезным и для координации соответствующих усилий членов организации на мировой арене, а также в свете роста заинтересованности стран – наблюдателей и партнеров по диалогу ШОС к этому аспекту их сотрудничества с «восьмеркой».

К конкретным достижениям саммита в Циндао нужно также отнести одобрение очередной трехлетней «Программы по противодействию терроризму, сепаратизму и экстремизму». Она предусматривает проведение совместных учений и контртеррористических операций, а также интенсивный обмен опытом и информацией. С этим же тесно связано и утверждение «Антинаркотической стратегии ШОС на 2018–2023 гг.» и «Конвенции сотрудничества по профилактике злоупотребления наркотическими средствами». Вместе с «Совместным обращением к молодежи» (с упором на противодействие терроризму, наркотикам, религиозной и этнической нетерпимости и т. д.) и «Программой действий по ее реализации» эти документы призваны формировать единую комплексную систему противодействия указанным выше «трем злам». Немаловажную роль здесь призвана сыграть и требующая скорейшей ратификации прошлогодняя «Конвенция ШОС по противодействию экстремизму», а также развивающееся сотрудничество ее государств-членов в области международной информационной безопасности. Теперь все зависит от конкретной согласованности и практической отдачи от действий каждой из сторон «восьмиугольника» ШОС.

Россия и другие государства ШОС в целом поддерживают концепцию «Одного пояса — одного пути», одновременно активно выступая за ее сопряженность с другими экономическими проектами региона.

В связи с зафиксированной в Циндао растущей угрозой проникновения на пространство ШОС иностранных боевиков для продолжения террористической и экстремистской деятельности участники саммита вновь подтвердили твердую поддержку урегулирования ситуации в Афганистане исключительно мирными средствами и самими афганцами. Они также призвали наращивать работу механизмов диалога и сотрудничества в интересах обеспечения запуска такого процесса. Призыв весьма своевременен, поскольку несколько региональных структур, которые (при участии внешних игроков) имеют дело с этой проблематикой, подспудно конкурируют между собой, зачастую дублируя друг друга, оставаясь, что главное, малоэффективными.

Перспективы успеха деятельности и самой ШОС в области региональной безопасности также вряд ли могут быть полностью оптимистичными без дополнительного внимания афганскому вопросу. Осознавая это, осенью 2017 г. была предпринята попытка придать новый импульс работе ранее созданной Контактной группе «ШОС — Афганистан» уже в расширенном составе. Тогда же состоялось ее заседание в Москве, а в преддверии Циндаоского саммита — в Пекине. Однако высказывавшаяся на них серьезная заинтересованность в активизации деятельности организации на афганском направлении пока не нашла субстантивного оформления, в связи с чем Декларация лишь в общих словах «отметила итоги» двух мероприятий. При этом от степени продуманности, реалистичности и конкретной нацеленности будущих шагов ШОС по содействию налаживанию мирного процесса в этой стране во многом будет зависеть и общий реальный политический вес «восьмерки» на региональном и мировом уровнях.

Если еще несколько лет назад можно было вести речь преимущественно о начале движения ШОС от тематики безопасности к выправлению отставания экономической составляющей своей деятельности, то саммит в Циндао, безусловно, серьезно закрепил эту тенденцию. Ранее самую активную роль в поисках альтернатив совместного хозяйственного развития государств ШОС сыграло создание Евразийского экономического союза (ЕАЭС), а также выдвижение Пекином концепции «Экономического пояса Шелкового пути», позднее трансформированного в проект «Один пояс — один путь» (ОПОП). Позиционируя его в качестве своей главной внешнеэкономической концепции, в КНР уделяют первостепенное внимание обеспечению поддержки ОПОП в ходе двусторонних и многосторонних переговоров на различных международных площадках. Особое место при этом выделяется для ШОС. Данная тема тесно связана и с широко пропагандируемым внешнеполитическим лозунгом Пекина о «сообществе единой судьбы человечества», который пока остается без достаточной конкретизации и субстантивного наполнения. На это обстоятельство было вполне определенно обращено внимание в Циндаоской декларации.

Россия и другие государства ШОС (за исключением Индии, что также нашло отражение в итоговом документе встречи) в целом поддерживают концепцию «Одного пояса — одного пути», одновременно активно выступая за ее сопряженность с другими экономическими проектами региона. Знаковым событием на этом направлении стало подписание незадолго до Циндаоского саммита соглашения о взаимодействии в экономической сфере между ЕАЭС и КНР в качестве первого шага, предпринятого в направлении снятия ограничений на развитие экономического взаимодействия участников процесса. В аналогичном ключе действует и Казахстан, договорившийся с КНР о сопряженности ОПОП со своей Новой экономической политикой «Нурлыжол».

Над сопряженностью экономических проектов государств ареала ШОС, в том числе в свете российской инициативы Большого евразийского партнерства (на первом этапе предусматривающего налаживание взаимодействия между ЕАЭС, ШОС и АСЕАН, а потом и с ОПОП), предстоит еще большая, скрупулезная и крайне сложная работа. Основной ее задачей будет достижение консенсуса в обеспечении реальных экономических интересов каждого из участников с учетом специфики его подходов и конкретных интересов. Без серьезных компромиссов здесь не обойтись, и в их достижении немаловажную роль должен сыграть широко популяризируемый «шанхайский дух» ШОС. Являясь своего рода идеологической надстройкой организации, он базируется на общих принципах полного равноправия, взаимных консультаций и стремления к совместному созидательному развитию.

Многогранная деятельность ШОС привлекает все большее внимание мирового сообщества. В силу специфики и конкретных особенностей вряд ли целесообразно сравнивать ее с «Группой семи», однако избежать этого, скорее всего, не удастся.

Через эту же призму целесообразно рассматривать и заметное расширение в последние годы культурно-гуманитарных аспектов деятельности ШОС. Декларация прошедшего саммита отразила намерение сторон продолжать наращивать такое взаимодействие, углублять и делать его еще более разнообразным с учетом цивилизационного многообразия народов государств – членов «восьмерки» в интересах укрепления взаимопонимания, уважения культурных традиций и обычаев государств – членов ШОС как неотъемлемой части деятельности по сближению ее народов. В этом же контексте большое значение будет иметь и подписанный на полях саммита пятилетний Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству между Секретариатом ШОС и ЮНЕСКО. Этот документ стал очередным подтверждением перехода на новый уровень международной деятельности организации вне ее геополитического ареала.

Многогранная деятельность ШОС привлекает все большее внимание мирового сообщества. В силу специфики и конкретных особенностей вряд ли целесообразно сравнивать ее с «Группой семи», однако избежать этого, скорее всего, не удастся. Вместе с тем, если Шанхайская организация успешно справится со стоящими перед ней проблемами и вызовами, наладит прагматичное решение конкретных задач на всех трех направлениях ее текущей и перспективной деятельности при максимально полной консолидации своих рядов, то она сможет претендовать на статус не только крупнейшего, но и самого влиятельного объединения Евразии.

Оценить статью
(Голосов: 5, Рейтинг: 5)
 (5 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся