Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.71)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Богуславский

Политический обозреватель, эксперт РСМД

«У каждой африканской проблемы есть бразильское решение» — фраза, введенная в оборот кенийским профессором К. Джумой в 2013 г., быстро обрела популярность и стала восприниматься в качестве квинтэссенции политики Бразилии в Африке.

Бразилия всерьёз взялась за проведение на африканском континенте социально ориентированных мероприятий, что, естественно, находит среди африканцев широкую поддержку.

В условиях продолжающегося внутриполитического кризиса, замены в 2016 г. на посту президента страны Д. Руссефф на М. Темера, естественно, трудно говорить о том, что в краткосрочной перспективе Африка и сотрудничество Юг–Юг будут находиться на переднем плане бразильских интересов. Тем не менее задел, сделанный Л. да Силвой на континенте, показал свою устойчивость. Отход Бразилии в Африке «в тень» является временным. Как только она разрешит текущие проблемы, активизация ее внешней политики на африканском направлении не заставит себя ждать.

Африка меняется. В ней действительно еще продолжаются разного рода конфликты, не искоренены некоторые межгосударственные и межэтнические разногласия, зачастую дают о себе знать и гуманитарные трудности. Однако, как показывает история других частей света, для решения всех этих проблем потребуются не десятилетия, прошедшие с обретения странами континента независимости, а куда больше времени.

Что важно, уже более двадцати лет подавляющее большинство африканских государств демонстрируют высокий экономический рост, который, несмотря на некоторое замедление в последние годы, остается довольно стабильным. Кроме того африканцы, вынужденные в годы холодной войны во многом идти в фарватере двух супердержав, с 1990-х гг. все в большей степени добиваются того, чтобы их голос был услышан, а отношения — диверсифицированы и не увязаны на одного партнера. Как экономика, так и политика требуют поиска новых союзников в меняющемся мире.

И этот сигнал был услышан. В настоящее время Африка переживает период всплеска интереса к ней со стороны растущих мировых и региональных лидеров, которые активно теснят ее традиционных партнеров. Один из примеров — Китай. Но и другие державы — Индия, Турция, Бразилия, а также сравнительно небольшие государства из разных уголков света устремились в Африку.

Цель нового цикла статей РСМД «Африка и мир: современные модели отношений с государствами континента» — попытаться разобраться в причинах, побудивших многие государства мира осуществить поворот в сторону этого континента, и рассказать о наиболее успешных историях его отношений с ними. Многие из таких сюжетов, малоизвестных в России, — предмет оживленных дискуссий в мире. Учитывая, что Россия также делает шаги для реактивации своей африканской политики, как представляется, обращение к этой теме является более чем своевременным.


«У каждой африканской проблемы есть бразильское решение» — фраза, введенная в оборот кенийским профессором К. Джумой в 2013 г., быстро обрела популярность и стала восприниматься в качестве квинтэссенции политики Бразилии в Африке. Она достаточно точно определяет главный посыл, который бразильские власти доносят до африканских столиц, — мы похожи, у нас одинаковые проблемы и вызовы, и мы готовы поделиться своим опытом их решения и преодоления. В отличие от некоторых других государств, для которых такая риторика в отношениях с Африкой носит во многом декларативный характер, Бразилия всерьез взялась за проведение на континенте социально ориентированных мероприятий, что, естественно, находит среди африканцев широкую поддержку.

brazilafrica1.jpg
igarape.org.br

Такой курс Бразилиа, который хорошо вписывается в общепринятое понимание того, что можно считать сотрудничеством Юг–Юг, тесно связан с именем Лулы да Силвы — президента страны в 2003–2010 гг. Именно он выдвинул тезис о запуске «преференциальной политики в отношении Африки», которая благодаря своим впечатляющим успехам стала важным фактором в укреплении международных и экономических позиций как Бразилии, так и государств африканского континента.

Произошло это, однако, не на пустом месте — Бразилию и Африку испокон веков соединяют разнообразные видимые и невидимые нити. Начиная с XVI в. и на протяжении трех столетий, крупнейшее владение Португалии в Латинской Америке приняло почти 4 млн африканцев, насильно вывезенных колонизаторами через Атлантический океан. Сейчас их потомки — «афробразильцы» — составляют около 7% населения современной Бразилии (13 млн чел.) и являются неотъемлемой частью этнополитического ландшафта страны. После отмены рабства некоторые из них вернулись на свою африканскую родину, расселились в регионе Бискайского залива, а в 1950–1960-е гг. даже сыграли определенную роль в освободительных движениях Нигерии, Ганы, Гвинеи.

В начале XIX в. связи Бразилии и Африки были столь велики, что после обретения первой независимости Лиссабон потребовал, чтобы эта страна не принимала предложений от других португальских колоний войти в ее состав, что и было закреплено Договором 1825 г. Главным же результатом колониальной эпохи стало то, что по обе стороны южной Атлантики в качестве lingua franca в обиход вошел португальский язык, исключающий наличие языкового барьера между Бразилией и рядом африканских государств.

В период с 1960-х по 1990-е гг. отношения Бразилии и Африки пережили несколько подъемов и спадов. На рубеже 1960-х гг. Бразилия, несмотря на неплохие отношения с имевшей африканские колонии Португалией, поддерживала обретение странами континента независимости и открыла там свои первые посольства. В то же время после прихода к власти там в 1964 г. военной хунты антиколониальное движение стало восприниматься как часть «мирового коммунистического заговора», а действия Лиссабона по подавлению освободительных движений в Анголе, Мозамбике и Гвинее-Бисау критики не вызывали.

В середине 1970-х гг. в отношении Африки у Бразилии вновь возобладал прагматизм. Этому способствовали потребность быстро развивающейся бразильской экономики в африканском сырье и рынках сбыта и исчезновение необходимости поддерживать действия своих ближайших партнеров португальцев, к тому времени утративших свою колониальную империю. В результате Бразилия открыла в африканских государствах еще десять своих посольств.

Переход Бразилии в 1985 г. к демократической форме правления ознаменовался периодом нового ослабления отношений с Африкой, который называют даже «потерянным десятилетием». Внешняя политика страны вновь переориентировалась на США, западноевропейские государства и соседей по Латинской Америке. Несколько дипломатических представительств на африканском континенте были закрыты.

Тем не менее именно в этот период (1986 г.) по инициативе Бразилии в регионе была создана Зона мира и сотрудничества в Южной Атлантике (ZOPACAS), ставшая первой площадкой для более чем двадцати латиноамериканских и африканских государств для обсуждения общих вопросов безопасности в этой части мирового океана. Спустя десять лет, опять же не без существенной поддержки бразильских властей, организуется Содружество португалоязычных стран (CPLC), в которое вошли шесть африканских государств (Ангола, Мозамбик, Гвинея-Бисау, Кабо-Верде, Экваториальная Гвинея, Сан-Томе и Принсипи).

Восстановление позиций Бразилии в Африке в 1990-е гг. началось как раз с Мозамбика и Анголы, где продолжали тлеть гражданские конфликты. Общий португальский язык и наличие выраженных политических и торгово-экономических интересов (к тому времени в этих странах уже работали крупные бразильские компании) обусловили руководящую роль Бразилиа в миротворческих операциях ООН в этих странах. Этот опыт оказался настолько успешным, что бразильцы впоследствии играли существенную роль в аналогичных международных усилиях в Демократической Республике Конго, Либерии, Кот-д’Ивуаре и Южном Судане.

Пришедшей к власти в Бразилии в 2003 г. Л. да Силва был ярким сторонником диверсификации внешних связей своей страны, ухода от зацикленности на традиционных партнерах, таких как США и Европа. Они, по сути, выступали против построения более справедливой как с политической, так и с экономической точек зрения системы международных отношений, учитывающей интересы развивающихся государств. Л. да Силва рассчитывал, что нацеленное на повышение благосостояния африканских государств сотрудничество приведет к укреплению их «суверенного» потенциала — возможности действовать независимо на международных площадках, одновременно повышая там свой вес, и эффективно противостоять давлению «государств Севера» в решении сугубо региональных вопросов.

Бразилия, в свою очередь, могла надеяться на африканскую поддержку в деле утверждения своей роли в мировых делах, в частности в получении постоянного членства в Совете Безопасности ООН. Не упускался и торгово-экономический фактор — Африка располагала обширными возможностями для бразильского бизнеса. На повестке были и такие специфические вопросы, как, например, военное присутствие Великобритании и в целом НАТО в районе Южной Атлантики, являющееся раздражителем как для Бразилиа, так и для некоторых других латиноамериканских столиц. Прибрежные африканские государства, предполагали бразильцы, могли бы также внести свой вклад в целях пресечения активности там внерегиональных игроков.

Исходя из таких предпосылок, Л. да Силва начал действовать. За время своего президентства он посетил 29 стран континента. Количество бразильских посольств выросло там в два раза (до 37). Удвоилось число африканских диппредставительств в Бразилиа. Активизировали свою работу Бразильское агентство по развитию (ABC), 60% помощи которого приходится на Африку южнее Сахары (АЮС).

Например, именно благодаря Бразилии, широко внедрившей у себя производство биотоплива (этанола) из сахарного тростника, такие технологии пришли в Африку, многие государства которой не имели своих источников для производства энергии. Бразильская сельскохозяйственная корпорация (EMBRAPA), открывшая в 2000-е гг. четыре своих представительства в Гане, Мали, Мозамбике и Сенегале, стала проводником таких изменений. Этим странам, а также Кении, Нигерии, Республике Конго, Судану, Уганде, Замбии была оказана помощь по переводу части сельхозугодий под выращивание тростника, а в Анголе создано совместное предприятие по производству этанола. Опыт оказался успешным. В 2010 г. Судану, например, даже удалось начать экспорт биотоплива в Европу в объеме 15 млн л в год. По линии этой же корпорации в пяти странах Западной Африки (в Бенине, Буркина-Фасо, Чаде, Мали, Того) бразильцы содействуют осуществлению программ по выращиванию хлопка.

Учитывая сходство климатических условий Бразилии и многих африканских государств, передача «тропических» технологий оказалась очень востребованным форматом сотрудничества.

Всего бразильская техническая помощь оказывается 36 африканским государствам. В одних речь идет о проектах по электрификации (8 стран), в других — об укреплении системы здравоохранения (22 страны). Учитывая сходство климатических условий Бразилии и многих африканских государств, передача «тропических» технологий оказалась очень востребованным форматом сотрудничества.

В эпоху Л. да Силвы бразильцы последовательно продвигали повестку устойчивого развития в формате БРИКС, «проложив дорожку» для включения в его состав ЮАР. При этом Бразилия, ЮАР и Индия создали отдельный форум IBSA (также по начальным буквам входящих в него государств), нацеленный конкретно на развитие сотрудничества Юг – Юг. Бразилиа отводила особое внимание вовлечению других государств Африки и Латинской Америки в такую кооперацию, которая могла дать синергетический эффект и выявить дополнительные каналы возможного взаимодействия. Именно по ее инициативе в 2006 г. был проведен первый форум Африка – Южная Америка (ASA) в Абудже (Нигерия), а потом еще два в 2009 г. (Венесуэла) и в 2013 г. (Экваториальная Гвинея).

Результаты активной позиции Бразилии по выстраиванию равноправного сотрудничества с Африкой и оказанию ей содействия быстро принесли свои плоды. Кандидатура страны на непостоянное членство в СБ ООН в 2005 – 2006 гг. и 2010 – 2011 гг. получала почти единогласную поддержку государств АЮС. Во многом благодаря позиции этого региона бразильцы Ж. Грациану и Р. Азеведу стали генеральными директорами соответственно Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (в 2011 г.) и Всемирной торговой организации (в 2013 г.).

Не забывал Л. да Силва и о привлечении в Африку бразильского бизнеса, который до 2000-х гг. концентрировался только в португалоязычных странах континента. В этот период ареал деятельности промышленных гигантов страны, среди которых нефтяная компания Petrobras, горнодобывающая Vale строительные Odebrecht, Andrade Gutierrez и Camargo Correa серьезно возрос. Одна только компания Odebrecht, крупнейший работодатель в Анголе, вышла на рынки ЮАР, Ботсваны, ДР Конго, Джибути, Габона, Либерии. В активе Petrobras проекты в таких странах, как Ангола, Бенин, Габон, Намибия, Нигерия, Танзания. Добыча минеральных ресурсов производится в Анголе, Габоне, Гвинее, Замбии, Либерии, Малави, Мозамбике и ЮАР. Всего в Африке работают около 500 бразильских бизнес-операторов.

Большим спросом пользуются в Африке среднемагистральные бразильские самолеты Embraer, которые ввиду своей неприхотливости, выносливости и приемлемых цен выигрывают в конкурентной борьбе с американскими, европейскими и, к сожалению, российскими авиастроителями. В пользу выбора африканцами этой фирмы говорит и схожесть климатических условий, в которых приспособлены работать эти машины. Например, в Кении, они стали базовыми для быстро развивающегося рынка внутренних перевозок. Закуплены они были также такими государствами, как Буркина-Фасо, Мали, Мавритания, Гана, Ангола, а во многих других взяты в лизинг. В то же время в 2015 – 2016 гг. Нигерии и Экваториальной Гвинее пришлось отказаться от приобретения самолетов в связи с резким падением бюджета, вызванного обвалом цен на нефть.

В целом до 2012 г., по разным оценкам, бразильцы инвестировали в африканские экономики от 10 до 20 млрд долл. Одновременно Бразильский банк развития (BNDES), работа которого сконцентрирована на кредитовании внешнеэкономической предпринимательской деятельности, с 2006 по 2016 гг. выделил на различные проекты в регионе 4 млрд долл.

Л. да Силве все же не удалось достигнуть своей главной цели — заручиться поддержкой Африки для вытеснения из региона структур НАТО и создания своей собственной «сети безопасности».

В результате за 13 лет товарооборот между Бразилией и Африкой подскочил в семь раз — с 4,3 млрд долл. (2000 г.) до своих пиковых показателей в 2013 г. — 28,5 млрд долл., оказавшись по темпам его прироста на одном уровне с Китаем. Сама торговля является для Бразилии дефицитной. Страна в больших объемах импортирует из Африки углеводороды (нефть, сжиженный и обычный газ), уголь и руды, которые в совокупности составляют около 90% ввозимых африканских товаров. Со временем, по мнению экспертов, такая ситуация изменится.

Бразилия, с каждым годом наращивающая объемы своего собственного сырьевого экспорта, может практически безболезненно отказаться от поставок аналогичной продукции из Африки. Однако она не делает это, в том числе потому, что многие перерабатывающие предприятия Бразилии приспособлены работать только с определенными сортами африканского сырья, которые даже с учетом трансатлантической перевозки вполне конкурентоспособны на внутреннем рынке этой латиноамериканской страны. И даже если указанные прогнозы сбудутся, и Бразилия перестанет покупать африканские нефть и газ, компании, занимающиеся их добычей на континенте, могут продавать эту продукцию в третьи страны, что исключит нанесение ущерба для африканских экономик.

Алексей Богуславский:
Япония–Китай: битва за Африку?

Сотрудничество в области безопасности также достаточно востребовано как для Бразилии, так и для Африки (прежде всего ее западной части). Регион центральной и южной Атлантики — один из основных маршрутов наркоторговли из Америки в Европу, негативно сказывающейся на стабильности многих западноафриканских стран и негативно влияющей на социальную обстановку в северной Бразилии. Чтобы пресечь незаконный траффик, Бразилиа предоставляет помощь в организации патрулирования морских вод Гвинее, Гвинее-Бисау, Сенегалу, Кабо-Верде и Сан-Томе и Принсипи. Договоры о военном сотрудничестве подписаны с еще большим числом стран. Помимо перечисленных, это Ангола, Мозамбик, Намибия (этим трем странам Бразилия в свое время помогла создать свой ВМФ), Нигерия, Экваториальная Гвинея и ЮАР. В то же время отмечается, что Л. да Силве все же не удалось достигнуть своей главной цели — заручиться поддержкой Африки для вытеснения из региона структур НАТО и создания своей собственной «сети безопасности». Такие задачи африканские страны региона перед собой никогда не ставили, да и ресурсов для этого пока, очевидно, недостаточно.

Приход к власти в 2011 г. в Бразилии нового президента — Д. Руссефф — ознаменовал собой постепенное снижение интереса к Африке. Многие наблюдатели правильно обращали внимание на то, что ее больше интересует внутриполитическая повестка, чем международные отношения. Тем не менее в первые годы своего правления Д. Руссефф регулярно ездила в Африку, а торговля продолжала демонстрировать рост. В 2013 г. в связи 50-летием образования Африканского Союза президентским декретом был списан долг африканских государств перед Бразилией на сумму в 900 млн долл.

Впрочем, уже тогда это решение в самой Бразилии не нашло единодушной поддержки. В адрес руководства страны раздавались обвинения в том, что оно «спонсирует» африканские автократические режимы. Наложило негативный отпечаток и начало раскручивания коррупционных скандалов вокруг компании Petrobras, а также ряда других фирм, чьи проекты в Африке стали объектом пристальных расследований. Под удар попала и компания Vale, чья возможная сделка по покупке земли в Гвинее для добычи горной руды оказалась под подозрением в наличии коррупционной составляющей. Ее же деятельность в Мозамбике, а также компании Odebrecht в Анголе критикуются за незаконное выселение местных жителей и несоответствие стандартам защиты окружающей среды.

Текущая девальвация бразильского реала, делающая бразильские товары дешевле и конкурентоспособнее на международных рынках, дает также определенные возможности для роста их экспорта, в том числе и в Африку.

Вскрылись и другие трудности. Массированный приход в Африку различных бразильских структур, зачастую без должной предварительной проработки и четкого плана действий, вызвал институционную неразбериху, дублирование ими своих полномочий и перенапряжение возможностей. И если во время правления Л. да Силвы для решения данных проблем существовала политическая воля, то при его последователях ее уже не хватало. В этой связи эксперты приходят к выводу, что некоторые посольства, торгпредства, а также представительства других агентств Бразилии в Африке могут быть значительно сокращены штатно или даже закрыты.

В условиях продолжающегося внутриполитического кризиса, замены в 2016 г. на посту президента страны Д. Руссефф на М. Темера, естественно, трудно говорить о том, что в краткосрочной перспективе Африка и сотрудничество Юг–Юг будут находиться на переднем плане бразильских интересов. Тем не менее задел, сделанный Л. да Силвой на континенте, показал свою устойчивость. За годы его правления африканское досье прочно укрепилось во внешнеполитической стратегии Бразилиа. Двусторонняя торговля, хотя и немного снизилась, однако остается на неплохих уровнях начала 2010-х гг. Текущая девальвация бразильского реала, делающая бразильские товары дешевле и конкурентоспособнее на международных рынках, дает также определенные возможности для роста их экспорта, в том числе и в Африку.

***

Представляется, что отход Бразилии в Африке «в тень» является временным. Как только она разрешит текущие проблемы, активизация ее внешней политики на африканском направлении не заставит себя ждать. Для такой крупной и влиятельной страны это закономерный процесс. Это относится и к сотрудничеству Юг–Юг. Оно выгодно и востребовано как в Бразилиа, так и в африканских столицах, а поэтому имеет серьезные шансы на дальнейшее развитие. Оно продемонстрировало, что совместная и равноправная кооперация может принести обильные плоды и содействовать укреплению позиций «мирового Юга» на международной арене.

Оценить статью
(Голосов: 14, Рейтинг: 4.71)
 (14 голосов)
Поделиться статьей
array(4) {
  ["Общество и культура"]=>
  string(36) "Общество и культура"
  ["Экономика"]=>
  string(18) "Экономика"
  ["Африка"]=>
  string(12) "Африка"
  ["Латино-Карибская Америка"]=>
  string(46) "Латино-Карибская Америка"
}

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся