Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 47, Рейтинг: 4.91)
 (47 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Ефремов

К.ю.н., доцент каф. теории государства и права, международного права и сравнительного правоведения Воронежского государственного университета, в.н.с. Центра технологий государственного управления ИПЭИ РАНХиГС при Президенте РФ

Развитие евразийской интеграции все чаще становится предметом различных оценок и дискуссий. Недавняя публикация Доклада № 43 Евразийского Банка Развития «Евразийская экономическая интеграция – 2017», в котором акцентировано внимание на недостаточном уровне конкуренции юрисдикций в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС), делает актуальным анализ данного феномена, влияющих на него факторов, а также, собственно, более глубокую дискуссию о том, нужна ли конкуренция юрисдикций для международной (региональной) экономической интеграции или нет.

Развитие евразийской интеграции все чаще становится предметом различных оценок и дискуссий. Недавняя публикация Доклада № 43 Евразийского Банка Развития «Евразийская экономическая интеграция – 2017», в котором акцентировано внимание на недостаточном уровне конкуренции юрисдикций в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС), делает актуальным анализ данного феномена, влияющих на него факторов, а также, собственно, более глубокую дискуссию о том, нужна ли конкуренция юрисдикций для международной (региональной) экономической интеграции или нет.

Рекомендации

Развитие конкуренции юрисдикций наряду с сокращением межгосударственных барьеров в интеграционных объединениях (так называемая «негативная» интеграция) является важным основанием для гармонизации правового регулирования («позитивной» интеграции).

При этом, исходя из многочисленных зарубежных исследований по разным аспектам экономических отношений, необходимо учитывать, что реальная оценка привлекательности юрисдикций и их конкуренции может быть основана только на многофакторном анализе, включающем оценку как широкого числа нормативно установленных требований, так и целого ряда экономических и социологических факторов.

Исходя из общего понимания того, что денежно-кредитная и налогово-бюджетная политика (а соответственно, и конкуренция юрисдикций в данных сферах) как стимуляторы экономического роста имеют свои ограничения, в государствах ОЭСР еще с 1990-х гг. все большее внимание обращено на регуляторную политику и регуляторные реформы.

Недостаточно развивать налоговую конкуренцию юрисдикций – необходимо также развивать регуляторную политику. И первоочередной мерой в этом направлении является внедрение оценки (анализа) регуляторного воздействия (ОРВ) во всех государствах – членах ЕАЭС.

Перспективным направлением развития конкуренции юрисдикций в сфере регуляторной политики, помимо полноценного внедрения ОРВ во всех государствах – членах ЕАЭС, является также обеспечение возможности участия в публичных консультациях в рамках ОРВ на внутригосударственном (национальном) уровне адресатов регулирования из других государств – членов ЕАЭС.

Кроме того, целесообразна активизация участия бизнеса в публичном обсуждении проектов решений самой ЕЭК. Пока в этой сфере наблюдается отрицательная динамика активности участия в публичных обсуждениях со стороны представителей бизнеса государств ЕАЭС. Согласно Ежегодному отчету ЕЭК о мониторинге проведения оценки регулирующего воздействия проектов решений ЕЭК в 2015 г. по 94 проектам решений ЕЭК, публичное обсуждение которых в рамках процедуры ОРВ проводилось в 2015 г., участниками публичного обсуждения было дано 2586 замечаний и предложений, что в среднем составляет 27,5 замечания и предложения по одному проекту решения ЕЭК. Всего в ходе публичного обсуждения проектов решений ЕЭК в рамках процедуры ОРВ замечания и предложения направили 317 участников публичного обсуждения, включая представителей бизнес-ассоциаций, хозяйствующих субъектов, экспертов (физических лиц), представителей научного сообщества, уполномоченных органов исполнительной власти государств – членов Союза. А в 2016 г., согласно аналогичного Ежегодному отчету, по 34 проектам решений ЕЭК, публичное обсуждение которых в рамках процедуры ОРВ проводилось в 2016 г., участниками публичного обсуждения было дано 268 замечаний и предложений, что в среднем составляет 8 замечаний и предложений по одному проекту решения ЕЭК. Всего в 2016 г. в ходе публичного обсуждения проектов решений ЕЭК в рамках процедуры ОРВ замечания и предложения направили 65 участников публичного обсуждения, включая представителей бизнес-ассоциаций, хозяйствующих субъектов, экспертов (физических лиц), представителей научного сообщества, уполномоченные органы исполнительной власти государств – членов Союза и третьих стран.

Что касается таких факторов, отрицательно влияющих на конкуренцию юрисдикций в ЕАЭС, как высокий уровень участия государств в экономике, то его системное снижение в ближайшие годы не представляется возможным (за исключением, пожалуй, Республики Казахстан, взявшей курс на масштабную приватизацию). Это обусловлено отсутствием соответствующих установок в документах стратегического планирования других государств – членов ЕАЭС.

Перспективнее развивать конкуренцию юрисдикций в новых отраслях, обеспечивая более комфортные правовые режимы (в том числе так называемые регулятивные «песочницы» (англ. – sandboxes) – режимы правовых экспериментов) для цифровой экономики, «четвертой промышленной революции» и развития новых технологий.

ЕЭК в данной сфере может сосредоточиться на выявлении «лучших практик» и их использовании для дальнейшей гармонизации.

Данные обстоятельства (высокий уровень участия государства в экономике стран – членов ЕАЭС и перспективность развития конкуренции правовых режимов для развития новых технологий и цифровой экономики) делают актуальным также развитие конкуренции правовых режимов государственно-частного партнерства (ГЧП) в указанных сферах. Развитие ГЧП в сфере цифровизации, например, прямо предусматривается в опубликованном в июле 2017 г. на Правовом портале ЕАЭС проекте Основных направлений реализации Цифровой повестки Евразийского экономического союза до 2025 г. В этой связи представляет интерес регулирование проектов ГЧП в сфере информатизации в Республике Казахстан, где новые законы «Об информатизации» и «О государственно-частном партнерстве» предусматривают такие проекты. А в России в настоящее время информационные системы не могут являться объектом соглашений о ГЧП, и соответствующий проект федерального закона только внесен в Государственную Думу РФ.

Таким образом, проведенное исследование показало перспективность, потенциал и возможные направления развития конкуренции юрисдикций в рамках ЕАЭС, которые будут способствовать экономическому развитию как его государств-членов, так и интеграционного объединения в целом.

Общий алгоритм последовательного (цикличного) развития интеграции (гармонизации) регулирования и конкуренции юрисдикций может быть выстроен следующим образом:

1) ЕЭК стимулирует устранение барьеров, изъятий и ограничений в регулировании отдельных рынков (сфер, отраслей) – «первичная гармонизация»;

2) национальные (внутригосударственные) органы-регуляторы, используя передовые инструменты регуляторной политики, в том числе развитие оценки регулирующего воздействия, проведение правовых экспериментов в передовых отраслях, обеспечивают повышение качества нормативного правового регулирования и правоприменения на территории своих стран, стимулируя тем самым развитие конкуренции юрисдикций и переток капитала и рабочей силы (мобильных ресурсов);

3) ЕЭК осуществляет мониторинг состояния и развития конкуренции юрисдикций на основе комплексного многофакторного анализа (требуется разработка соответствующей методологии и ее нормативная институционализация), выявление «лучших практик», стимулирует их распространение («мягкая» вторичная гармонизация);

4) в рамках ЕАЭС принимается решение о передаче новых сфер регулирования на наднациональный уровень и, соответственно, их унификация в рамках ЕЭК. При этом для предотвращения бюрократизации в рамках самой ЕЭК требуется развитие оценки регулирующего воздействия как проектов, так и действующих актов органов ЕАЭС, а также стимулирование участия в публичных консультациях (обсуждениях) по ним широкого круга представителей стран – участниц ЕАЭС.

Конкуренция юрисдикций на пространстве Евразийского экономического союза, 1,1 Мб

Оценить статью
(Голосов: 47, Рейтинг: 4.91)
 (47 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся